Четверг, 20 Сентября, 2018
   
(2 голоса, среднее 5.00 из 5)

Глобальный подход и внимание к мелочам: залог успеха России в мире
Вадим Трухачёв

Источник: альманах «Развитие и экономика», №13, июль 2015, стр. 76

Вадим Вадимович Трухачёв – историк, политолог, преподаватель кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ, журналист-международник

В силу своего географического положения Россия просто обречена быть мировой державой. Однако нам не всегда хватает чуткости к каким-то деталям. При внимании к мелочам, к небольшим странам, к особенностям регионов и континентов наша внешняя политика только выиграет. Надо только более четко определить – кто мы и чего хотим.

Примирить евразийство и западничество

Уже не одно столетие идут споры о том, чем является Россия – Европой, Евразией или же какой-то самостоятельной цивилизацией. Мы скифы и азиаты? Или же обычные европейцы? Разные мнения высказываются до сих пор. Надо признать: выработке ясной внешнеполитической линии разногласия по данному вопросу не способствуют. Потому порой возникает ощущение, что Россия мечется между другими центрами силы, и сама не может определиться, кто же она есть.

Между тем представляется, что разрешить это противоречие можно. Россия – глобальная держава, интересы которой распространяются и на Европу, и на Азию, и даже на далекую Антарктиду. Внутри нас имеются и кусочки самых разных азиатских миров, и часть настоящей Европы. Есть и то, что отличает нас и от европейцев, и от азиатов, делая собственно Россией. И все существующие на сей счет подходы совместить можно.

С одной стороны, Россия принадлежит Азии. На ее территории живут мусульманские народы Поволжья и Северного Кавказа, исповедующие буддизм тувинцы, буряты и калмыки. Едва ли они станут когда-либо считать себя европейцами. У нас есть выход к Тихому океану, позволяющий России участвовать в делах самого быстро развивающегося региона мира – Азиатско-Тихоокеанского. Трудно ведь назвать Европой тот же Сахалин.

С другой стороны, Калининградская область – это самая настоящая Европа. Живущие на нашей территории карелы – народ, говорящий практически на одном языке с финнами. Есть у нас и немцы, и греки, и представители некоторых других народов, чьи национальные государства сегодня входят в Евросоюз. У нас есть выход к Баренцеву, Балтийскому, Черному морям. Большинство наших соседей на этих направлениях – государства ЕС.

Да и русский народ все-таки ближе к Европе, чем к Азии. Поставь рядом десять русских и десять немцев, а также десять русских и десять индийцев. С кем больше сходство? Наши родственники по языку проживают в Европе, а не в Азии. Тем же чехам или словенцам никогда не объяснить, что они – не европейцы. Кроме того, в Евросоюз входят сразу четыре православные страны – Греция, Кипр, Болгария, Румыния. Да и Сербия с Черногорией – это Европа. Так что мы просто обречены иметь интересы в этой части света, отгораживаться от Европы нельзя.

И в то же время существуют особенности, которые отличают русских от западноевропейцев. Христианство у нас другое, политические традиции отличаются. Впрочем, отличаются они и от мусульманского Востока, и от Индии, и от Китая. Так что Россия – вполне самодостаточное государство, где на протяжении многих столетий живут и народы азиатские, и народы европейские, и народы, так сказать, смешанные. По географии мы больше Азия, по истории и ментальности – ближе к Европе, но не совсем Европа. У нас есть связи на всех направлениях, это наше преимущество, и его надо использовать.

Определиться с понятием «соотечественник»

Защита соотечественников за рубежом – основа основ политики любого государства, и Россия здесь не исключение. Однако кого считать соотечественником? Для Китая соотечественники – этнические китайцы, для Финляндии – финны и отчасти финно-угорские народы, для Италии – итальянцы и люди итальянского происхождения. Для Израиля – евреи. Всюду господствует принцип крови. Если ты кровнородственно связан с какой-то страной, то ты – соотечественник.

У нас же данный критерий размыт. Опасаясь кого-либо обидеть, в России чаще говорят просто – «соотечественник» или «русскоязычное население». Представляется, что это не совсем верно. Лезгины в Азербайджане или оставшиеся в Грузии осетины – это не русскоязычное население. Тем не менее их национальная государственность располагается на территории РФ – в соответствующих национальных республиках. И Россия обязана их защищать, поскольку Дагестан и Северная Осетия – ее субъекты.

Есть большая проблема и с защитой русских на пространстве от Таджикистана до Эстонии. Не желая обижать другие народы, у нас само слово «русские» отсутствует и в конституции, и в других законах. Но тогда возникает вопрос: а на каком основании Россия печется о судьбе русских в Прибалтике, если русские не являются в ней юридически государствообразующим народом? Россия – не русское государство, а значит, судьба русских ее может заботить ровно в той же мере, что и судьба тутси в Руанде и Бурунди.

Думается, что вопрос решить можно – и русских прописать, и другие народы не обидеть. В конце концов, нужен специальный закон, обязывающий Россию защищать проживающих за рубежом русских, а также представителей других коренных народов РФ. Не будет ничего страшного, если некоторые народы будут прописаны специально. В данном случае и русские, и осетины, и лезгины с аварцами нуждаются в защите Российского государства. И без упоминания национальности при определении понятия «соотечественник» обойтись нельзя.

Есть и особые случаи – Белоруссия и Украина. Грань между русскими и украинцами, русскими и белорусами весьма размыта. То, что это самые близкие нам государства, понятно, кажется, даже детям. Но вот в Концепции внешней политики они никак не выделены. Так на каком же основании мы должны принимать особое участие в судьбе той же Украины? Вот где пригодилось бы официальное упоминание русских. Невозможно обойтись без упоминания этнического родства на белорусском и украинском направлениях. Иначе наша политика окажется неполноценной, а местами ущербной.

Во времена царской России наша страна считала себя покровительницей и заступницей всех православных. И сегодня мы пытаемся защищать Сербию, но есть ли у нас на то основания? Религия ведь отделена от государства. А как быть с православными на Ближнем Востоке, которых откровенно убивают? Кто за них заступится, если не Россия? Есть, конечно, вопрос о том, как к этому отнесутся представители других конфессий. Но лезгины – мусульмане, а их Россия тоже обязана защищать. Да и за курдов с алавитами вступимся, когда потребуют обстоятельства. Так что с этим всё в порядке.

Украинский урок

То, что произошло на Украине, отчасти стало следствием бездействия России. Какое будущее она видела для братской страны? Как она работала с душами украинцев? Выясняется, что очень слабо. Наши некоммерческие организации, работавшие на Украине, можно было перечислить по пальцам. Западных же там имелось несколько сотен. Представители стран Европы и Северной Америки (послы, да и не только) постоянно ходили на телевидение, в вузы, вели издательскую деятельность. А Россия что? А Россия полагалась только на газ и на семейную память. Как выяснилось, этого мало.

В той же Германии есть фонды, тесно связанные с политическими партиями. Фонд Аденауэра – с христианскими демократами, Фонд Эберта – с социал-демократами, Фонд Науманна – со свободными демократами. Все вместе они продвигают интересы Германии, делают ее друзьями людей самых разных взглядов. Присутствие перечисленных фондов заметно и в России, и на Украине. В результате немцы добиваются по линии гуманитарного сотрудничества гораздо большего, чем мы.

И у нас можно было бы усилить партии соответствующими структурами. Фонды при «Единой России», Компартии, ЛДПР, «Справедливой России» могли бы сказать свое слово при работе с разными сегментами электората на Украине. Даже «Яблоко» пригодилось бы – ведь идеология киевской интеллигенции была так созвучна ориентирам этой нашей партии. Россия могла бы сказать украинцам: «У нас есть точно такие же политические направления, как и у вас». Разве что украинские националисты остались бы за бортом, потому что русский и украинский национализмы останутся антагонистами. Но идейных бандеровцев даже сейчас на Украине меньшинство.

А сколько украинцев учится в наших вузах по специальным программам? Ответ – ни­сколько. Украина не подписала соответствующие документы СНГ по образованию, а значит специальный украинский набор провести нельзя. Но та же Польша ежегодно принимает несколько тысяч украинцев в свои вузы и платит им стипендии. И никакие учредительные документы ЕС не мешают ей так поступать. В итоге такие студенты становятся проводниками польского влияния. А мы проигрываем борьбу за души украинского молодого поколения.

Да и сейчас ещё не всё потеряно. Нынешние технологии позволяют обходить запреты, введенные на Украине в отношении российских СМИ. Кто мешает России написать собственный учебник истории Украины и привлечь к работе над ним тех украинских ученых, которые еще не охвачены русофобским угаром? Такой учебник должен быть доступен в Интернете. Языкового барьера не существует – украинцы смогут его прочитать. Необандеровская мифология весьма уязвима, но борьба с ней требует системы и задействования самых разных инструментов.



НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

ПОСЛЕДНИЕ КОММЕНТАРИИ

© 2018 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 1196 гостей онлайн