Среда, 26 Июля, 2017
   
(169 голоса, среднее 4.83 из 5)

Франсуа Асселино: «Многополярный мир – это американская или даже англосаксонская придумка, основанная на общепланетарном апартеиде»

Интервью французского политика, главы Народного республиканского союза Франсуа Асселино первому заместителю главного редактора альманаха «Развитие и экономика» Дмитрию Андрееву

Источник: альманах «Развитие и экономика», №11, сентябрь 2014, стр. 46

– Господин Асселино, я бы хотел начать нашу беседу вот с какого вопроса. В российских СМИ время от времени появляется информация о вас и о вашей партии. Не скажу, что сведений много, как правило, это лишь ваши интервью или короткие комментарии по тем или иным злободневным вопросам европейской или российской политики. И надо сказать, что эти ваши суждения всегда обращают на себя внимание своей меткостью и своевременностью. А так как вы напоминаете о себе в наших СМИ нечасто, то вокруг вашего имени возник некий ореол загадочности. Моих соотечественников интересует, кто такой этот симпатизант России, что собой представляет его партия, чего она добивается? Собственно, для ответа на эти и другие вопросы я и приехал в Париж, к вам на беседу. Судя по всему, это будет ваше первое крупное интервью российскому изданию. Так вот, вернусь к своему вопросу. В тех наших СМИ, где появляются ваши выступления, вас называют консерватором. Это корректно? Поясню свой вопрос. Дело в том, что в России сейчас понятия «консерватор», «либерал», «правый», «левый», «демократ» настолько затасканы, что уже утратили свой изначальный смысл. И когда кого-то называют консерватором, у меня возникает естественное желание уточнить непосредственно у этого человека, как он сам себя воспринимает и позиционирует. Поэтому, господин Асселино, скажите, пожалуйста, вы действительно консерватор?

– У Народного республиканского союза есть хартия, которую мы издали в том числе и на русском языке. И я захватил ее, идя на встречу с вами. Вот на этих шести страницах указываются основные положения нашей идеологии и наши цели. Ваш вопрос интересует и многих французов, затрудняющихся с определением, кто мы – левые или правые? В этом смысле Народный республиканский союз – особенное политическое движение, потому что мы рассматриваем и оцениваем процессы, происходящие сегодня в мире и во Франции, совершенно иначе, нежели все другие французские политические силы. Вот смотрите, мы даже специально зафиксировали в нашей хартии, что отличаемся от всех них, читаю, «способами решения сложившегося экономического, культурного и социального кризиса Франции». Нас задевает, что Франция сегодня не является суверенной и независимой страной. И это тем более обидно, что этимология названия нашей страны восходит к племени франков, а слово «франки» переводится как «свободные». На протяжении всей нашей истории мы лишь несколько раз утрачивали независимость и попадали под власть какой-то внешней силы. И сегодняшняя ситуация во Франции имеет очень много общего с каждым из этих случаев утраты нами суверенитета. Например, я вижу сходство между нынешним положением страны и ее оккупацией фашистской Германией, начавшейся в 1940 году. Можно вспомнить и другое поражение – 1870 года, – которое мы потерпели от той же Германии. А в конце XVIII века, в 1792 году, целая европейская коалиция хотела раздавить Французскую революцию – то есть лишить нас суверенитета. Еще один известный факт относится к эпохе Столетней войны, когда Карл VI в 1420 году фактически передал престол англичанам. Вы можете спросить меня: «А кто же сейчас завоевал Францию?» На этот вопрос я могу дать прямой и предельно конкретный ответ: «Американцы». Нас завоевывали постепенно, этот процесс продолжался примерно 30–40 лет. С одной стороны, экспансия против нас разворачивалась в области культуры: нас унифицировали под американские стандарты, делалось это с использованием всех колоссальных медийных возможностей нашего времени. С другой стороны, процесс завоевания Франции имел и непосредственно политическое выражение. Я имею в виду так называемое евростроительство. Французам вот уже 60 лет доказывают, будто сами европейцы захотели такой интеграции друг с другом. Но на самом деле проект единой Европы был нам навязан Соединенными Штатами, правда не впрямую, а так, точно мы, европейцы, сами это для себя придумали и сами же реализовали. От всех других партий Народный республиканский союз отличается тем, что мы, как говорил генерал де Голль, стремимся докопаться до самой сути. Есть доказательства, что считающиеся отцами-основателями единой Европы создатели «Европейского объединения угля и стали» Жан Монне и бывший на тот момент министром иностранных дел Робер Шуман были американскими агентами и разрабатывали свой проект именно для того, чтобы подчинить Европу Соединенным Штатам. Об этом свидетельствуют рассекреченные и обнародованные в 2000 году американские документы. Но Франция вовсе не безропотно принимала уготованную ей Соединенными Штатами после Второй мировой войны роль. В 50-е годы прошлого века у нас было две крупные политические силы. С одной стороны – голлисты, а с другой – коммунисты. И те и другие говорили в принципе то же самое, что и мы говорим сегодня по поводу необходимости возвращения государству суверенного статуса. Тогда, в 50-е годы, эти две силы даже объединились в своей борьбе против диктата Вашингтона. Но противостоять ему они не смогли, и в итоге Франция подчинилась насилию со стороны США и Германии и по сей день остается в зависимом положении. Поэтому наша главная цель – восстановление суверенитета Франции. К сожалению, французы в массе своей не видят сходства между гитлеровской оккупацией страны и тем положением, в котором она находится сейчас. И поэтому задача Народного республиканского союза – вывести нацию из такой благостной спячки, заставить ее трезво взглянуть по сторонам и понять, что и через 70 лет после свержения оккупационного режима наше государство по-прежнему порабощено. Я считаю, что нам надо всем объединиться – левым, правым, центристам, – как во время Сопротивления, невзирая на наши доктринальные различия, чтобы вернуть Франции ее суверенитет и ее независимость. То есть еще раз – вот наше главное отличие от всех остальных французских политических партий. Никто, кроме нас, не формулирует повестку именно так жестко и однозначно: восстановление суверенитета страны. Никто, я вас уверяю. Если вы возьмете программы политических партий – от крайне правых до крайне левых, – с которыми они выступают во время избирательных кампаний, то вы обнаружите во всех этих программах, по сути, похожую картину. На первом месте у всех борьба с безработицей. На втором – повышение рентабельности предприятий. На третьем – образование. На четвертом – социальные программы. И лишь где-то примерно на двенадцатом месте будут стоять отношения со странами Европейского Союза или вообще международные дела.

– Неужели даже не в первом десятке? В это трудно поверить, французы – такая политизированная нация!

– Были политизированной нацией. А вот сейчас – на двенадцатом месте, представьте себе. Это примерно то же самое, как если бы мы писали политическую программу, скажем, в 1942 году и поставили бы в ней на двенадцатое место борьбу с немецкой оккупацией. И ведь никто даже не проводит такой аналогии! Мы же, Народный республиканский союз, ставим вопрос о взаимоотношениях Франции с НАТО, с зоной евро и с объединенной Европой на первое место и утверждаем, что до тех пор, пока Франция не выйдет из Европейского Союза, из зоны евро и из НАТО, мы не сможем восстановить ее суверенитет. И я, пожалуй, нашел для вас точную аналогию Народного республиканского союза. Как бы вы назвали наше французское Сопротивление в годы Второй мировой? Вы бы его, вероятно, охарактеризовали как общественное надпартийное движение, созданное ради освобождения страны от оккупантов. Точно так же можно рассматривать и Народный республиканский союз. К нам приходят люди и из правых, и из центристских, и из левых партий. Мы представляем собой своего рода «алхимическую смесь» разнообразных политических элементов. И у нас это получается, потому что французы не любят ссориться друг с другом и легко договариваются. Но наша задача такова, чтобы эта «алхимическая смесь» постепенно перестала быть именно смесью, то есть искусственно соединенными веществами, а превратилась бы в нечто качественно новое. Поэтому наша программа преднамеренно не содержит в себе пунктов, которые бы подогревали противоречия между левыми и правыми. Мы, например, специально не касаемся миграции, мы вообще о ней не говорим в своей программе. Зачем нам ссориться из-за отношения к миграции, если по этому вопросу решения принимаем не мы, не национальное французское правительство, а соответствующие структуры Европейского Союза. Точно так же нас не должно разделять отношение к легализации однополых браков. Да, согласен, это чрезвычайно важный вопрос с антропологической и с социальной точек зрения. Но тем не менее этот вопрос все равно вторичен по сравнению с проблемой несамостоятельности Франции, находящейся под влиянием сил, которые толкают ее к саморазрушению. И если кто-то упорствует, настаивая на необходимости все-таки определиться с отношением к однополым бракам, прежде чем бороться за восстановление независимости страны, я обычно привожу этому человеку такой пример. Представьте себе, говорю я ему, если бы 18 июня 1940 года, когда генерал де Голль призвал к формированию французского Сопротивления, вы бы подошли к нему и спросили: «Перед тем как ответить на ваш призыв, проясните-ка сначала, что вы думаете об однополых браках?» – что он вам ответил бы на это? Обычно слушатели после этих моих слов смеются, и вопрос снимается сам собой. То есть еще раз, абсолютный приоритет для нас – это выход Франции из Европейского Союза, из зоны евро и из НАТО ради возвращения ей суверенного состояния, чтобы она снова стала свободной страной.

– Господин Асселино, ну а насколько ваши взгляды популярны среди французов? При том, что, конечно, любые электоральные результаты – это медийный продукт, а вовсе не реальная картина общественных настроений, но тем не менее – сколько голосов набирает Народный республиканский союз на выборах? Вы вообще участвуете в выборах?

– В этом году мы участвовали в выборах в Европарламент. Это был наш первый электоральный опыт. Во Франции мы набрали 0,41 процента голосов. Но ведь в каждом регионе было 25–30 конкурировавших избирательных списков, поэтому разброс голосов был очень сильным. Между тем наш результат все равно несколько выше, чем у Новой антикапиталистической партии господина Безансно, которую мощно рекламируют в средствах массовой информации, – она набрала 0,39 процента. Ведь наша проблема в том, что нас практически не пускают в крупные СМИ, мы в основном действуем через Интернет. И даже в таких условиях количество наших симпатизантов стремительно увеличивается, что удивляет наблюдателей. Всё же понятно – влиятельные СМИ фокусируют свое внимание на тех партиях, которые работают на укрепление так называемой евроатлантической солидарности. Например, тот же Национальный фронт или тот же Левый фронт. А этих-то, казалось бы, зачем пропагандировать? А затем, что они своими действиями углубляют национальный раскол в стране. Это очень хитрый план. Когда Народный республиканский союз отождествляют с крайне правыми, то уже одно это автоматически сближает его с Национальным фронтом и отворачивает от нас около 80 процентов потенциального электората.



Комментарии  

 
+1 #9 Vic Mars 23.04.2015 11:54
Цитирую N.K.:
Benjamin : parce que des choses positives sont ressorties de l'actuelle politique française vis-à-vis de la Russie ? Des sanctions que nous lui avons imposées et qui nous pénalisent plus qu'elles ne pénalisent Moscou ? Des agressions constantes que nous pratiquons contre les pays qui n'ont pas l'heur de plaire à Washington ?

De gâce, n'employons plus le nous associatif. "Nous" n'avons rien imposé à la Russie, ce sont l'UE et le gouvernement français qui ont imposé des sanctions à ce pays ami, malgré nous. Je ne me reconnais aucunement dans le gouvernement dit français, qui n'est pas le mien, ni dans le système oligarchique de l'UE.
Цитировать
 
 
+4 #8 Julien Naëls 20.04.2015 22:51
Спасибо России, чтобы помочь спасти страну !

Merci à la Russie de nous aider à sauver le pays !
Цитировать
 
 
+9 #7 karim 18.04.2015 22:00
Merci pour cette excellente interview,
L'UPR est le parti de l'avenir.
Цитировать
 
 
+8 #6 N.K. 18.04.2015 13:03
Benjamin : parce que des choses positives sont ressorties de l'actuelle politique française vis-à-vis de la Russie ? Des sanctions que nous lui avons imposées et qui nous pénalisent plus qu'elles ne pénalisent Moscou ? Des agressions constantes que nous pratiquons contre les pays qui n'ont pas l'heur de plaire à Washington ?
Цитировать
 
 
+10 #5 Gaspard Skoda 18.04.2015 11:29
здравствуйте,

D'abord, pardonnez-moi de m'exprimer en français, mais ma courte année de russe à l'université ne me suffira pas pour vous écrire dans la langue de Gogol.

Ensuite, je souhaiterais répondre à Benjamin en lui rappelant que publier un article sur un représentant politique français dont certaines analyses rejoignent aujourd'hui beaucoup de russes ne peut logiquement pas être négatif pour la France dans ses rapports avec la Russie.

De plus, de quels éléments tangibles disposez-vous pour prévoir l'impact en France de la médiatisation du président de l'UPR en Russie ? Si vous possédez la même boule de cristal que Mme Marie-France Garaud, je vous prédis à mon tour quelques surprises...
Цитировать
 
 
+7 #4 Дэвид 17.04.2015 18:23
Цитирую Benjamin:
Rien de bien positif en France n'en ressortira.


Trololol, on t’empêche pas de continuer à voter pour ceux qui nous ont mis dans cette situation!
Au passage, sur un site russe, tu pourrais faire l'effort de traduire ton commentaire, c'est pas pour ce que ça coûte...

Трололол, никто не мешает вам продолжать голосовать за тех, кто поставил нас в этой ситуации!
Кстати, на российском сайте, вы могли бы сделать усилие, чтобы перевести ваш комментарий, вежливости ...

Французский народ, который ненавидит его нынешние политические лидеры, всегда любил Великая Россия. Если мы знаем свою историю, мы знаем, что мы должны быть благодарны русскому народу.
Цитировать
 
 
-21 #3 Benjamin 17.04.2015 03:19
Qu'on ne se leurre pas, ce n'est pas de la liberté d'expression ou de pluralité. FA correspond bien à la Doxa russe actuelle, c'est tout.

Rien de bien positif en France n'en ressortira.
Цитировать
 
 
+29 #2 Loïc Massebiau 17.04.2015 01:02
Etant citoyen Français, je remercie la Russie, et toute sa diplomatie, mais également ses citoyens et la presse d'avoir donné si généreusement la parole à un grand homme d'Etat qu'est M. Asselineau. Nos médias en France sont sous contrôle euro-atlantiste et ne peuvent pas lui donner la parole comme vous l'avez fait si honnêtement. Bravo à vous et спасибо ! :-)
Цитировать
 
 
+30 #1 Stéphane 16.04.2015 23:01
Спасибо вам большое за вашу газету, предложил слово М Asselineau, позволяющий, таким образом, русские люди лучше узнать, а также обнаружить УНР, только честно политическое движение нашей страны, всегда запрещены, увы! в нашей собственной информации.
S.

Merci infiniment à votre journal d'avoir offert la parole à M Asselineau permettant, ainsi, au peuple russe de mieux le connaître et découvrir aussi l'UPR, le seul mouvement politique honnête de notre pays, toujours interdit, hélas ! dans nos propres médias.
S.
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №14, сентябрь 2015

Захирджан Кучкаров:
«Без концептуального проектирования управляемость не восстановить»

стр. 54

Интервью академика РАЕН, директора Центра инноваций и высоких технологий «Концепт» З.А. Кучкарова альманаху «Развитие и экономика»



Сергей Черняховский.
Романтика и Твердость. Некогда эта страна была значительно сильнее…

стр. 98

Центральный пункт советского наследия и советского мира – это уверенность в том, что мир изменяем, познаваем и созидаем.



Людмила Булавка-Бузгалина.
СССР – незавершенный проект. Семь поворотов

стр. 108

Обращения к историческим и культурным практикам Советского Союза не только не прекращаются, но и становятся всё более частыми.



Владимир Карпец.
Исцеление (от) права

стр. 134

Одним из результатов перестройки стала «правовая реформа», которая фактически означала ломку всей правовой системы под лозунгом «демократизации советского права».



Александр Коврига.
Глобальный кризис и переустройство государственного дела: вспомним камерализм?

стр. 146

В современном мире полномасштабный суверенитет, значимые цивилизационные инициативы и государственная политика импортозамещения возможны лишь при условии мировоззренческой, идеологической самостоятельности, для чего весьма полезными окажутся наследие и исторические уроки камерализма.



Олег Фомин-Шахов.
Русский уклад в XXI веке

стр. 184

У России есть колоссальный властный, экономический, культурный и демографический потенциал, чтобы оказаться стратегической победительницей в противостоянии цивилизаций.

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

ПОСЛЕДНИЕ КОММЕНТАРИИ

© 2017 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 578 гостей онлайн