Понедельник, 26 Июня, 2017
   
(2 голоса, среднее 3.50 из 5)

Новые социальные реальности: угрозы и вызовы XXI века
Геннадий Осипов

Источник: альманах «Развитие и экономика», №11, сентябрь 2014, стр. 106

Геннадий Васильевич Осипов – академик РАН, директор Института социально-политических исследований РАН

На стыке XX и XXI веков человеческая цивилизация претерпела качественные изменения. Возникла новая социальная реальность, имманентными элементами которой являются потенциальные угрозы и риски, способные вовлечь современное общество в глобальную катастрофу. В новой геополитической и социальной реальности снижается значение традиционных (технических и технократических) технологий и возрастает роль технологий нетрадиционных – информационных, социальных, интеллектуальных. Определяющими факторами развития мирового и национального сообществ становятся человеческий потенциал, социальный капитал и научные знания. На основе этого осуществляется переход к информационной фазе развития мирового сообщества.

При этом беспредельные возможности науки как нового глобального явления не могут восприниматься однозначно. Вторжение науки в генофонд человека представляет, на мой взгляд, серьезную потенциальную угрозу для человечества. Трудно спрогнозировать, какие последствия для человека может иметь употребление им в пищу так называемых генно-модифицированных продуктов. Генофонд человека формировался тысячелетиями. Разбалансированность генофонда, которую мы наблюдаем повсеместно, нарушение равновесия единой системы природы – биосферы и человека – может привести к гибели земной цивилизации.

Современная эпоха в жизни планеты Земля определяется введенным в научный обиход Владимиром Вернадским понятием «ноосфера» – и тем качественно отличается от эпохи биосферы. Сегодня человек и создаваемые в процессе его деятельности техносфера и социосфера (социальная реальность) детерминируют состояние и будущее не только физического мира – неорганической и органической природы, – но и мира социального, то есть человеческой цивилизации.

Техносфера под воздействием разнонаправленных социальных действий человека, осуществляемых чаще всего во имя реализации его сиюминутных, эгоистических или корпоративных интересов и целей, развиваясь в геометрической прогрессии, порождает ряд глобальных угроз. Эти угрозы – если социальные действия и впредь будут осуществляться стихийно и безответственно – неизбежно приведут нашу планету к катастрофе, а человеческую цивилизацию – к гибели.

Актуальный пример. Экономические – а с XX века и экономико-финансовые – кризисы регулярно сотрясают мировое сообщество. На изучение таких кризисов и на отработку способов и технологий их преодоления были направлены усилия научных сил стран-лидеров мировой цивилизации. И результаты не замедлили сказаться. Разработанная сообща экономистами ведущих индустриальных стран теория кризисов позволила распознавать их приближение, вооружила практических работников промышленности, финансовой сферы, управленцев и политиков эффективными методологиями противодействия кризисам, научила зачастую еще на начальных стадиях купировать негативные экономико-социальные последствия.

Так продолжалось до 2007-2008 годов, когда две волны мирового кризиса не просто обрушили финансовые биржи и банки, ввергли большинство отраслей индустрии в тяжелую стагнацию, но и оказались практически невосприимчивыми к неоднократно проверенным – и оттого, как считалось, безотказным – антикризисным мерам, тактикам и стратегиям. Если сравнивать кризис с пандемией гриппа – а такое сравнение считаю корректным, – то можно констатировать, что для нейтрализации нового экономико-финансового «вируса» до сих пор не удалось разработать эффективную «вакцину».

Как следствие – новая волна глобального финансово-экономического кризиса, которая накрыла мировую цивилизацию в конце нулевых годов. Ее ожидали, к ее возникновению готовились, копя резервы, стараясь контролировать финансовые и товарные потоки, производство и сбыт, рынки и биржи, поэтому ведущим мировым экономикам удалось купировать кризис на ранней стадии, понеся при этом существенно меньшие потери, чем в предыдущих кризисных ситуациях. Однако и процесс выздоровления оказался более долгим. В первую очередь – для развивающихся стран и государств так называемого третьего мира. Затянувшаяся стагнация даже породила высказывания о возможном «переиздании» Великой депрессии по образцу и подобию мирового кризиса 1929–1939 годов.

Но опасность экономического коллапса – не единственная реальная угроза человечеству. Идет процесс разрушения жизнеобеспечивающих факторов нашей планеты. Это в первую очередь затрагивает атмосферу, землю, воду. Налицо загрязнение воздуха и океанов, сокращение пашни, истощение плодородия земли. Разрушение жизнеобеспечивающих факторов нашей планеты также приобретает характер социальной закономерности.

Четко обозначились глобальные экологические угрозы. Это «ядерная зима» в случае ядерного конфликта, потепление климата вследствие так называемого парникового эффекта, нехватка продовольствия и питьевой воды и т.д. Как мудро предупреждал мой добрый товарищ академик Никита Моисеев: «Человек подошел к пределу, который нельзя перешагнуть ни при каких обстоятельствах: один неосторожный шаг – и он сорвется в бездну. Одно необдуманное действие – и человечество может исчезнуть с лица земли».

Многие представители научного сообщества, политики, общественные деятели определяют основную составляющую многотрудного, противоречивого процесса трансформации общественного уклада как глобализацию, отводя в ней ведущую роль геополитике. При условии, что усилия стран, которые в состоянии проводить геополитику и готовы взвалить на себя груз ответственности, будут направлены на поддержание мира и стабильности во всем мире. Первыми в ряду таких стран следует назвать Россию и США.

Арнольд Тойнби предвидел этот процесс и обращал внимание на то, что предстоит затратить немало усилий на исследование отношений «экуменического характера», понимая под ними социальные отношения вселенского, всемирного масштаба. При этом автор теории конфликта цивилизаций подчеркивал принципиальное отличие геополитики периода глобализации от международных отношений эпохи Модерна.

Геополитика, которая в прошедшем веке имела спорадически-ментальный характер, что обуславливалось необходимостью быстрого реагирования для решения сиюминутных проблем блокового противостояния, всё больше обретает системный характер, подвергается всестороннему научному прогнозированию. Это позволяет проводить ее не только в онлайновом режиме, но и решать назревшие проблемы в системном, плановом порядке.

К социальным отношениям вселенского, всемирного масштаба, которые требуют самого серьезного к себе внимания и настойчивых усилий для скорейшего решения, мы относим комплекс проблем, возникших в результате «крупнейшей геополитической катастрофы» – развала СССР. Сейчас, после двух десятилетий, прошедших после случившегося, налицо трагическая ситуация геополитического свойства. С одной стороны, это наличие огромных запасов оружия массового поражения, достаточных для уничтожения всего живого на нашей планете. С другой – всё растущие претензии новых государств на высокий уровень качества жизни, соответствующий или, по крайней мере, приближающийся к социально-экономическим реалиям самостоятельных «старых» государств.

На фоне этих негативных изменений в глобальной экологии и природопользовании в мировом социуме произошло глобальное изменение политического и политико-экономического свойства – распад колониальной системы. В результате образовалось около 300 самостоятельных государств, более 90 процентов которых чиновники определили как «развивающиеся», хотя вряд ли кому из представителей нынешнего истеблишмента понятно, куда «развиваются» эти государственные новообразования.

Государства эти не в состоянии обеспечить своим гражданам приемлемый уровень социальных гарантий, что приводит к массовой экономической миграции, чаще всего незаконной, в страны Европы и в Соединенные Штаты Америки. Стать партнерами развитых стран на рынке труда, товаров, услуг, капиталов вчерашние колонии не в состоянии из-за отсутствия на их территориях реальной производственной базы и квалифицированной рабочей силы. В создавшейся ситуации единственной реальной возможностью удержаться таким странам на плаву становится оказание весьма специфических услуг мировым державам. По сути, такие несостоявшиеся государства торгуют своей лояльностью к государству-суверену и, напротив, враждебностью к политическим, экономическим, идейным и прочим противникам этих суверенов. В таких условиях несостоявшиеся страны могут выступить в качестве политических детонаторов и спровоцировать между ведущими державами новую «горячую» войну, которая с неизбежностью обернется планетарной катастрофой.

В связи с переходом к электронно-цифровой цивилизации возник ряд рисков, которых ранее просто не знали и, соответственно, не учитывали. Большинство из них непосредственным образом связано со взрывной глобализацией, с многократно возросшей в связи с этим динамикой населения, с превращением границ национальных государств в ряде случаев в не более чем административную условность. В итоге стала реальной угроза общественной безопасности России, население которой всё в большей мере сталкивается с рядом вызовов.

Вызов первый. Лавинообразный поток не контролируемой никем информации, обрушившийся на Россию после десятилетий строгой цензуры и идеологических ограничений, негативно сказался и продолжает сказываться на культурном и морально-нравственном кодах госдарствообразующего этноса – русских. По мнению ряда ученых, принцип мультикультурализма, активно внедряемый в сознание граждан России, в практику государственного и общественного устройства страны, находится в противоречии с принципом равенства возможностей, приводит к дискриминации и деструкции базовых культур, лежащих в основе развитых обществ, в частности, российского общества.



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №14, сентябрь 2015

Захирджан Кучкаров:
«Без концептуального проектирования управляемость не восстановить»

стр. 54

Интервью академика РАЕН, директора Центра инноваций и высоких технологий «Концепт» З.А. Кучкарова альманаху «Развитие и экономика»



Сергей Черняховский.
Романтика и Твердость. Некогда эта страна была значительно сильнее…

стр. 98

Центральный пункт советского наследия и советского мира – это уверенность в том, что мир изменяем, познаваем и созидаем.



Людмила Булавка-Бузгалина.
СССР – незавершенный проект. Семь поворотов

стр. 108

Обращения к историческим и культурным практикам Советского Союза не только не прекращаются, но и становятся всё более частыми.



Владимир Карпец.
Исцеление (от) права

стр. 134

Одним из результатов перестройки стала «правовая реформа», которая фактически означала ломку всей правовой системы под лозунгом «демократизации советского права».



Александр Коврига.
Глобальный кризис и переустройство государственного дела: вспомним камерализм?

стр. 146

В современном мире полномасштабный суверенитет, значимые цивилизационные инициативы и государственная политика импортозамещения возможны лишь при условии мировоззренческой, идеологической самостоятельности, для чего весьма полезными окажутся наследие и исторические уроки камерализма.



Олег Фомин-Шахов.
Русский уклад в XXI веке

стр. 184

У России есть колоссальный властный, экономический, культурный и демографический потенциал, чтобы оказаться стратегической победительницей в противостоянии цивилизаций.

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

ПОСЛЕДНИЕ КОММЕНТАРИИ

© 2017 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 817 гостей онлайн