Пятница, 24 Марта, 2017
   
(2 голоса, среднее 5.00 из 5)

Государственный суверенитет России –
вызовы прошлого и настоящего

Владимир Близнеков

Источник: альманах «Развитие и экономика», №11, сентябрь 2014, стр. 70

Владимир Леонидович Близнеков – философ (PhD), юрист-международник, публицист

Государственный суверенитет в системе современного международного права

В современной сложной международной политической обстановке, характеризующейся ярко выраженным ценностным и политическим противостоянием между ведущими державами Запада (США, Великобританией, Францией и Германией) и Российской Федерацией, в аргументации представителей обеих противоборствующих сил постоянно употребляются отсылки к нормам международного права и декларации об уважении государственного суверенитета тех или иных государств. Парадокс заключается в том, что политики и государственные деятели стран Запада предпочитают истолковывать соответствующие нормы международного права, в том числе международно-правовой статус отдельных государств, а также понятие и признаки государственного суверенитета, подчас прямо противоположным образом, чем политики, юристы и дипломаты нашей страны. Такой правовой релятивизм ни в коем случае не может быть нормальным положением вещей.

Дело в том, что любое право как идейное и нравственное начало самой природы человека, основной функцией которого является регулирование общественных отношений, принципиально не может быть по своей сущности неким релятивистским феноменом, то есть не может выражать относительность и условность своего содержания. Признаками любого права, в том числе и международного, являются нормативность, общеобязательность и системность, что прямо противоречит любому релятивистскому пониманию права, наиболее емко и ярко выраженному в известной русской поговорке: «Закон – что дышло: куда повернешь – туда и вышло». Смысл этой поговорки состоит в том, что умный и хитрый человек всегда может истолковать и применить закон так, как ему выгодно. Но такой подход не имеет ничего общего с природой права, более того – это пародия на сам институт права.

Международное публичное право (чаще просто называемое международным правом) является особой правовой системой, отличной от системы внутригосударственного права. Это отличие состоит в том, что международное право с точки зрения какого-либо конкретного государства регулирует правоотношения данного государства с иностранными государствами как с равноправными субъектами и содержит в себе все правовые нормы, регулирующие данные правоотношения. Отсюда вытекают особенности международного права как особой системы права, в том числе его сильные и слабые стороны по сравнению с внутригосударственным правом.

Так, его слабой стороной является отсутствие единых и универсальных форм, а также компетентных органов, призванных обеспечить реализацию международно-правовых норм в поведении всех субъектов международного права. Очевидной слабостью выглядит и отсутствие признаваемых всеми субъектами международного права международных органов правового контроля, в компетенцию которых входило бы общеобязательное истолкование международно-правовых норм и оценка их непротиворечивости и совместимости друг с другом. Кроме того международное право содержит в себе правовые нормы, относящиеся к внешнеполитическим отношениям государств друг с другом, что де-факто не позволяет элиминировать политическую составляющую в международно-правовых отношениях – как государств между собой, так и международных политических и судебных органов с отдельными государствами.

Тем не менее все эти, а также многие другие функциональные и структурные недостатки современной международной правовой системы не дают никаких оснований для релятивизации международного права, осуществляемой в настоящее время в первую очередь ведущими западными государствами – оппонентами России, – а также связанными с ними международными организациями. Наиболее ярко данная политика выражается в стремлении современных политических сил Запада снизить до минимума – а в перспективе вообще упразднить – правовой статус и значение государств как основных субъектов международного права и заменить их производными международно-правовыми субъектами, функционирующими в качестве международных сетевых структур, выходящих за пределы государственных границ конкретных государств. Эта тенденция в современной политике получила название глобализации, основным антагонистом которой является в настоящее время основополагающий принцип современного международного права – концепт государственного суверенитета.

Согласно современному международному праву, только государства являются основными субъектами данной системы права. Все остальные многочисленные современные международные организации и институты, включая такие мощные международные структуры, как ООН и Евросоюз, являются только производными от государств субъектами международного права, то есть их правосубъектность образована на основе договоров и соглашений между несколькими государствами или даже путем нормативно-правового акта только одного государства. Все ныне существующие международные организации имеют международно-правовой статус только в силу того, что государства являются их членами, либо по той причине, что они были образованы на основе правового решения одного из государства мира. Это означает, что сами по себе международные организации без их связи с государствами не обладают в системе современного международного права каким-либо правовым статусом, то есть без их отношения к государствам они просто ничто с правовой точки зрения, поскольку не обладают одним из важнейших свойств любого государства – государственным суверенитетом.

Согласно теории современного международного права, любое государство, претендующее на признание себя в качестве такового, обязано иметь в наличии, по меньшей мере, три признака государственности: собственное население, собственную территорию и собственную государственную власть, реально осуществляющую управление данным государством. При этом государственный суверенитет является неотъемлемым свойством государственной власти.

Государственный суверенитет с точки зрения международного права означает присущую государству неограниченную полноту власти на своей территории и независимость в международных отношениях. Государство располагает суверенитетом независимо от величины территории, численности населения, формы государственной власти или политического режима.

Причем государственный суверенитет означает прежде всего фактическую, а не только формальную полноту власти государства на своей территории. Иными словами суверенитет того или иного государства зависит от того, насколько полно и эффективно данное государство способно самостоятельно осуществлять государственные функции и решать весь спектр политических, военных, экономических, социальных и других задач повседневной жизни данного государства. Здесь имеется в виду в том числе и возможность осуществления государственного управления согласно собственным идеологическим и политическим представлениям. В классическом международном праве, принципы которого остаются актуальными и в современном международном праве, наличие или отсутствие у государства суверенитета оценивается по признаку эффективности государственной власти, а не по признаку ее легитимности. Международное право всегда отдавало приоритет положению де-факто над положением де-юре. Эта же тенденция нашла отражение и в определении суверенитета государства с точки зрения его фактического наличия или отсутствия, а не формально-правового понятия. При этом проблема легитимности государственной власти вообще выносилась классическим международным правом за пределы его компетенции. В настоящее время вследствие мощной политической интенции «насаждения демократии» по всему миру со стороны США и ЕС, в том числе и при помощи открытого политического насилия в отношении суверенных государств мира, осуществляется попытка вновь ввести проблему легитимности власти государства в сферу международного права. В частности, подобная попытка предпринимается в контексте проблемы международного признания правительств тех или иных государств. Но в этой интенции всё же очевидно в первую очередь ее политическое, а не правовое содержание. В сугубо правовом смысле легитимность правительств тех или иных государств должна определяться нормами государственного или конституционного права соответствующих государств, а не относиться к особой правовой системе международного права.

Основные этапы становления суверенитета России

Первым суверенным государством восточных славян – предков современного русского народа – было Древнерусское государство (называемое также Киевская Русь), существовавшее с 862 по 1240 год, со столицей в Великом Новгороде с 862 по 882 год, а затем в Киеве – начиная с 882 года. Причем выражением суверенитета и территориальной целостности Древнерусского государства, объединившего под своей властью обширные территории, населенные не только восточнославянскими, но и финно-угорскими и балтскими племенами, являлся титул великого князя, относившийся только к киевскому князю, которому подчинялись все русские князья.

Но уже в середине XII века Киевская Русь распалась на несколько самостоятельных княжеств, некоторые из которых – Владимирское, Смоленское, Черниговское, Рязанское – объявили себя великими княжествами с целью подчеркивания их полной фактической независимости от Киева, провозгласив тем самым полный государственный суверенитет, и с этого времени управлялись собственными княжескими династиями. Внутри этих великих княжеств, в свою очередь, возникли удельные княжества – не выдвинувшие претензий на собственный суверенитет и подчинявшиеся великому князю своего княжества. На киевском же великокняжеском столе не смогла закрепиться ни одна из великокняжеских династий Рюриковичей. За престижный киевский престол вплоть до монгольского нашествия на Руси шла ожесточенная борьба князей, сменявших друг друга в качестве великого князя киевского. Киевская Русь в качестве суверенного государства просуществовала до 1240 года, хотя при этом и сократилась до размеров небольшого Киевского княжества. Но к тому времени на территории Древнерусского государства возникло несколько независимых государств, некоторые из которых объявили себе великими княжествами, другие же – как, например, Полоцкое княжество, Переяславское княжество, Новгородская земля – не нуждались для обоснования своего суверенитета в принятии титула великого княжества.



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №14, сентябрь 2015

Захирджан Кучкаров:
«Без концептуального проектирования управляемость не восстановить»

стр. 54

Интервью академика РАЕН, директора Центра инноваций и высоких технологий «Концепт» З.А. Кучкарова альманаху «Развитие и экономика»



Сергей Черняховский.
Романтика и Твердость. Некогда эта страна была значительно сильнее…

стр. 98

Центральный пункт советского наследия и советского мира – это уверенность в том, что мир изменяем, познаваем и созидаем.



Людмила Булавка-Бузгалина.
СССР – незавершенный проект. Семь поворотов

стр. 108

Обращения к историческим и культурным практикам Советского Союза не только не прекращаются, но и становятся всё более частыми.



Владимир Карпец.
Исцеление (от) права

стр. 134

Одним из результатов перестройки стала «правовая реформа», которая фактически означала ломку всей правовой системы под лозунгом «демократизации советского права».



Александр Коврига.
Глобальный кризис и переустройство государственного дела: вспомним камерализм?

стр. 146

В современном мире полномасштабный суверенитет, значимые цивилизационные инициативы и государственная политика импортозамещения возможны лишь при условии мировоззренческой, идеологической самостоятельности, для чего весьма полезными окажутся наследие и исторические уроки камерализма.



Олег Фомин-Шахов.
Русский уклад в XXI веке

стр. 184

У России есть колоссальный властный, экономический, культурный и демографический потенциал, чтобы оказаться стратегической победительницей в противостоянии цивилизаций.

ПОСЛЕДНИЕ КОММЕНТАРИИ

© 2017 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 889 гостей онлайн