Воскресенье, 25 Июня, 2017
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

Первая мировая война, государственный суверенитет и позднейшие плоды
Борис Соколов

Источник: альманах «Развитие и экономика», №11, сентябрь 2014, стр. 58

Борис Вадимович Соколов – доктор филологических наук, кандидат исторических наук, член Русского ПЕН-центра

Банальностью звучит утверждение, что Первая мировая война перевернула жизнь всего человечества, обесценила или наполнила новым смыслом многие привычные понятия. И среди этих понятий непоследнюю роль играло понятие «государственный суверенитет», означающее независимость государства во внешних и его верховенство в своих внутренних делах. Перед Первой мировой войной считалось, например, что нейтралитет государства – международно признанный и гарантированный великими державами – вещь незыблемая.

Но Германия начала Первую мировую войну нарушением нейтралитета сразу двух государств – Великого герцогства Люксембург и Королевства Бельгии. Люксембург, находившийся в таможенном союзе с Германской империей, сопротивляться вторжению германской армии не стал. А вот Бельгия стала, присоединилась к Антанте, и германское вторжение в Бельгию стало одной из причин вступления Англии в мировую войну, так как британское правительство не могло допустить германского контроля над бельгийским побережьем – идеальным плацдармом для десанта в Англию.

В дальнейшем в ходе Первой мировой войны суверенитет нейтральных стран нарушали государства обеих противостоявших друг другу коалиций. Например, Албания в период Первой мировой войны так и не заявила о присоединении к какой-либо из воюющих коалиций. Это было самое молодое из существовавших в тот момент в Европе государств. Оно образовалось по итогам двух Балканских войн. Только 28 ноября 1912 года Всеалбанский конгресс во Влёре принял Акт о провозглашении независимости Албании от Османской империи. И лишь 29 июля 1913 года Лондонская конференция послов великих держав приняла решение, что Албания будет автономным суверенным наследным княжеством. Князем Албании Всеалбанский конгресс пригласил стать капитана прусской армии, родственника германского кайзера Вильгельма II и племянника румынской королевы Елизаветы Вильгельма Вида. 7 марта 1914 года принц с супругой прибыли в Дуррес на австрийском военном корабле. Однако Вильгельму Виду не удалось справиться с царившей в Албании анархией, и всего через месяц после начала Первой мировой войны, 3 сентября 1914 года, князь отбыл в Германию, признав крах своих усилий, хотя и не отрекся от престола. За влияние в Албании вели между собой борьбу Австро-Венгрия, Италия, Сербия, Черногория и Греция. Последняя претендовала на Южную Албанию, где проживало значительное греческое меньшинство.

Уже 17 сентября 1914 года ставленник Италии в Албании Эссад-паша Топтани подписал с Сербией договор о мире и дружбе. Получив деньги от сербов, он навербовал армию, в том числе из сербских албанцев, и 2 октября вступил в Дуррес, где провозгласил себя главой сената Центральной Албании. Однако подчинить себе всю страну Топтани не смог. В октябре 1914 года войска нейтральной Греции вторглись в Албанию и оккупировали Северный Эпир.

После того как 2 ноября 1914 года Турция присоединилась к Центральным державам, султан объявил джихад против врагов ислама, подразумевая под ними государства Антанты. Албанские крестьяне во главе с Хаджи Кямили последовали призыву к джихаду и начали войну против проантантовского правительства Топтани. Взяв Тирану, Хаджи Кямили 16 декабря объявил о свержении Эссада-паши Топтани и о воссоединении Албании с Османской империей. В свою очередь, 20 декабря 1914 года Эссад-паша от имени сената Дурреса послал приглашение итальянцам войти в Албанию, и 25 декабря в Дурресе высадились итальянские войска. При этом Италия всё еще формально оставалась нейтральной, хотя в Албании фактически действовала на стороне сил, союзных Антанте.

23 мая 1915 года Италия, наконец, вступила в войну на стороне Антанты. И уже 2 июня в Центральной Албании начали наступление сербские войска, чтобы предупредить возможные действия своего нового союзника, поскольку в Албании интересы двух государств сталкивались. 11 июня сербы вступили в Тирану, а через два дня подошли к Дурресу, и только резкий протест итальянского правительства предотвратил возможную войну между союзниками. Вступление Италии в войну и действия Сербии, в свою очередь, побудили Черногорию оккупировать северную часть Албании со Шкодером, на который давно претендовал черногорский князь.

Когда осенью 1915 года австро-венгерская армия перешла в наступление против Сербии и Черногории и в войну на стороне Центральных держав вступила Болгария, сербские войска отступили в Албанию и были эвакуированы морем на остров Корфу, а Черногория в январе 1916 года капитулировала. Австро-венгерские войска оккупировали почти всю Центральную Албанию. Часть Южной Албании заняли болгары. Основную часть Южной Албании продолжала оккупировать нейтральная Греция, итальянцы же закрепились во Влёре, но вскоре вынудили греков уйти из Албании. Южноалбанский район Корче, ранее занятый войсками Греции, оккупировали французские войска. Албания превратилась в поле боя между Антантой и Центральными державами, но так до конца войны оставалась нейтральной. Однако ее нейтралитет не соблюдала ни одна из воюющих коалиций, равно как и остававшаяся большую часть войны нейтральной Греция. За время войны в Албании не существовало какого-либо центрального правительства, власть которого признавалась хотя бы на большей части территории страны.

Интересно, что, согласно заключенному 26 апреля 1915 года представителями Италии, Великобритании, Франции и России Лондонскому договору, определявшему условия вступления в войну Италии, предусматривалось, что территория Албании фактически будет разделена между странами Антанты. Италии обещали район Влёра и протекторат над оставшейся территорией Албании. Черногории обещали север Албании со Шкодером, а Сербии – ряд пограничных албанских территорий.

В октябре 1915 года в Салониках высадились 150 тысяч англо-французских солдат. Затем 6 июля 1916 Антанта объявила блокаду Греции и потребовала окончательной демобилизации греческой армии, в которой были сильны прогерманские настроения. Между тем Греция всё еще оставалась нейтральной, но требования Антанты приняла. В октябре и в декабре 1916 года державы Антанты потребовали также сдачи греческого флота и подчинения контролю Антанты важнейших государственных учреждений. Эти требования также были приняты греческим правительством. Под давлением союзников сторонник Антанты Элефтериос Венизелос вновь стал премьер-министром Греции в октябре 1916 года. Но вступлению Греции в войну на стороне Антанты противились прогермански настроенные король Константин и офицеры греческой армии. Тогда государства Антанты вынудили Константина 12 июня 1917 года отречься от престола, назначив преемником своего второго сына Александра. 29 июня Греция объявила войну Германии. Но к тому времени территория континентальной Греции уже больше года являлась фронтом борьбы между Антантой и Центральными державами, несмотря на нейтральный статус.

Эссад-паша Топтани бежал из Дурреса вместе с сербами. В августе 1916 года он объявился в Салониках, где на антантовские деньги сформировал батальон из албанских наемников во главе с Халитом Лэши и албанское правительство в изгнании в греческих Салониках. 10 декабря 1916 года под контролем французских оккупационных властей в Южной Албании была создана Автономная албанская республика Корча. Управление автономией осуществлялось административным советом из 14 членов (поровну христиан и мусульман), каждый из которых в течение месяца по очереди выполнял функции главы республики. Государственным флагом объявлялся «традиционный штандарт Скандербега с лентой цветов Франции», а официальным языком – албанский. Были открыты упраздненные греческими оккупантами албанские школы. В пределах области создавались мобильные отряды албанской жандармерии, а руководитель местных повстанческих отрядов Темистокли Гермени был назначен префектом полиции. Но в октябре 1917 года по сфабрикованному с помощью греческих спецслужб обвинению в связях с австрийской и болгарской разведками он был арестован и расстрелян в Салониках по приговору военного суда. А 10 февраля 1918 года протокол от 10 декабря 1916 года был аннулирован, и вся полнота власти перешла к французским оккупационным властям. Дело в том, что после вступления Греции в войну на стороне Антанты союзники хотели создать у греческого правительства впечатление, что оно может рассчитывать на присоединение Северного Эпира после завершения войны, и предпочли ликвидировать там албанскую автономию. Хотя в итоге Греция не получила ни Северный Эпир, ни почти ничего из тех территорий, которые ей обещали, когда добивались вступления Греции в войну на стороне Антанты.

Еще одной нейтральной страной, суверенитет которой был грубо нарушен в ходе Первой мировой войны, стала Персия (Иран). До войны эта страна являлась предметом соперничества России и Англии и была в соответствии с русско-британским соглашением 1907 года фактически разделена на российскую и британскую сферы влияния. С началом войны турецкие войска вторглись в Иран с запада, русские войска – с северо-запада, а британские войска – с юго-запада. Иранская территория стала полем боя двух коалиций, хотя интенсивность боевых действий вследствие природных условий (горы и пустыни) была низкой. Иран так и не вступил в войну, но с его властями нисколько не считалась ни одна из воюющих сторон.



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №14, сентябрь 2015

Захирджан Кучкаров:
«Без концептуального проектирования управляемость не восстановить»

стр. 54

Интервью академика РАЕН, директора Центра инноваций и высоких технологий «Концепт» З.А. Кучкарова альманаху «Развитие и экономика»



Сергей Черняховский.
Романтика и Твердость. Некогда эта страна была значительно сильнее…

стр. 98

Центральный пункт советского наследия и советского мира – это уверенность в том, что мир изменяем, познаваем и созидаем.



Людмила Булавка-Бузгалина.
СССР – незавершенный проект. Семь поворотов

стр. 108

Обращения к историческим и культурным практикам Советского Союза не только не прекращаются, но и становятся всё более частыми.



Владимир Карпец.
Исцеление (от) права

стр. 134

Одним из результатов перестройки стала «правовая реформа», которая фактически означала ломку всей правовой системы под лозунгом «демократизации советского права».



Александр Коврига.
Глобальный кризис и переустройство государственного дела: вспомним камерализм?

стр. 146

В современном мире полномасштабный суверенитет, значимые цивилизационные инициативы и государственная политика импортозамещения возможны лишь при условии мировоззренческой, идеологической самостоятельности, для чего весьма полезными окажутся наследие и исторические уроки камерализма.



Олег Фомин-Шахов.
Русский уклад в XXI веке

стр. 184

У России есть колоссальный властный, экономический, культурный и демографический потенциал, чтобы оказаться стратегической победительницей в противостоянии цивилизаций.

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

ПОСЛЕДНИЕ КОММЕНТАРИИ

© 2017 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 723 гостей онлайн