Среда, 14 Апреля, 2021
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

Бывают, разумеется, случаи, когда высказывания сами по себе действительно приводят к катастрофическим последствиям либо усугубляют их. В 1994 году в Руанде прозвучал один из наиболее зловещих за всю новейшую историю призывов к геноциду. Ведущая радиостанция страны публично побуждала членов племени хуту к убийству всех представителей племени тутси, называя их имена и раскрывая их местонахождения. Массовые убийства в Руанде длились с апреля по июль 1994 года и стоили жизни от полумиллиона до миллиона человек из племени тутси. В 2003 году суд ООН по Руанде приговорил владельца этой радиостанции Фердинанда Нахиману и редактора местного журнала Хасана Нгезе к 35 годам заключения за призыв и подстрекательство к геноциду. Суд установил прямую связь между призывом к геноциду и его совершением, тем более что обнародование имен и мест проживания жертв помогло убийцам в совершении их преступления. В данной ситуации вердикт суда не нарушил принцип свободы слова, поскольку свобода высказывания не снимает ответственности за последствия публично произнесенного. Но данный вердикт не является прецедентом, поскольку еще в 1946 году Международный военный трибунал приговорил к смерти издателя нацистского журнала Der Sturmer Юлиуса Штрайхера за публикацию призывов к истреблению евреев (и в этом случае было доказано, что призыв привел к соответствующим последствиям).

Более спорным является Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него ООН. В соответствии с этим документом призыв к геноциду является «незавершенным преступлением», то есть имеет уголовный характер, несмотря на отсутствие состава самого преступления (геноцида). Можно сказать, что этот документ в какой-то мере ограничивает свободу слова. Но надо иметь в виду, что речь здесь идет о прямом и недвусмысленном призыве в обстоятельствах, которые действительно представляют угрозу геноцида. Однако таковым призывом не может считаться высказывание ненависти к определенным группам лиц. Да и вынесение подстрекательства к убийству в отдельное уголовное дело (в случаях, когда убийство не происходит) является сомнительной практикой, поскольку такой подход потенциально дает возможность переложить часть ответственности на подстрекателя, тем самим уменьшая ответственность исполнителя.

Следование доктрине «ясной и непосредственной опасности» может приводить к чрезвычайным последствиям даже без участия суда, как это случилось с Анваром Аль Авлаки. Он был убит в Йемене в 2011 году за пропаганду, вербовку и подстрекательство к терроризму. Авлаки, например, поддерживал контакты с Нидалом Маликом Хасаном, майором армии США, который убил 13 и ранил более 30 человек на военной базе Форт Худ в 2009 году. Авлаки принимал участие в подготовке Умара Фарука Абдулмуталаба к подрыву (в итоге несостоявшемуся) рейса 253 компании Northwest Airlines 25 декабря 2009 года. Вопрос, являются ли такие убийства оправданными – тем более что Авлаки был гражданином США и имел полное право на надлежащее судебное разбирательство, – остается открытым.

В 2008 году Евросоюз принял Общее положение о запрете публичного призыва к ненависти в отношении лиц другой расы, цвета кожи, религии, национального или этнического происхождения. В соответствии с этим положением члены Евросоюза должны внести в свои уголовные законодательства соответствующую ответственность с наказанием от года до трех лет заключения. Также не позволяется публичное одобрение разных видов преступлений против человечества, их отрицание либо опошление. В связи с этим ограничением можно вспомнить скандально известного историка Дэвида Ирвинга, отвергающего существование плана систематического уничтожения евреев во время Второй мировой войны. Австрийский суд выдворил его из страны не только за то, что он сказал, но и за то, что он мог бы сказать. Данный прецедент наглядно показывает, чем может обернуться оспаривание факта холокоста или его освещение в нестандартном свете – во всяком случае, в Австрии.

Российское законодательство предусматривает наказание за «действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе». Формулировка «действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды», выглядит более неопределенной, чем соответствующее положение ЕС, запрещающее «призывы к ненависти».

При ограничении свободы слова возникает еще одна принципиально неразрешимая проблема: кто именно будет решать – что можно, а что нельзя слышать обществу? Кому предоставлено это право и чем оно будет ограничено? Как этим людям определить, какие именно высказывания могут спровоцировать вражду? Разве любая публикация о личных богатствах чиновников не вызывает ненависть среди представителей социальной группы малоимущих?

Когда законодатель начинает заниматься исключениями в сфере свободы слова, он сталкивается с этими неразрешимыми проблемами, а главное – с ясной максимой, опровергнуть которую представляется нелегким делом: свобода слова либо существует, либо ее нет. Судить следует за действия, вытекающие из речей, а все высказывания должны быть допустимыми. Если общественное устройство именуется демократическим и в таком обществе большинство поддерживает и разделяет какие-то идеи, тогда запрещать их бессмысленно. Если же они у большинства вызывают отвращение, тогда оно само отвергнет и изолирует их авторов. Иначе никакие демократические механизмы не работают, и тогда, видимо, не стоит гнаться за демократией и выдавать за нее то, что ею на самом деле не является.

В связи с этим уместно вспомнить анекдот про автора первого словаря английского языка Сэмюэля Джонсона. Когда он закончил свою колоссальную работу, его стали навещать разные люди, чтобы поблагодарить и поздравить. В том числе его навестила и группа добропорядочных дам лондонского света. «Доктор Джонсон, – сказали они ему, – мы очень рады, что Вы не включили неприличные и вульгарные слова в Ваш словарь». «Дамы, – ответил им ученый муж, – я поздравляю вас за проявленную стойкость в их поиске».

В соответствие со статьей 7 Конституции России, «Российская Федерация – социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека». Поскольку достойная жизнь и свободное развитие человека невозможны вне культуры и помимо существующей культуры, государство обладает правом и обязанностью осуществлять политику в данной сфере, обеспечивающую решение данных задач.
Joomla Templates and Joomla Extensions by ZooTemplate.Com


НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

ПОСЛЕДНИЕ КОММЕНТАРИИ

© 2021 belkin.tmweb.ru. Все права защищены.
Сейчас 2883 гостей онлайн