Среда, 25 Апреля, 2018
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

Кавказская культура в контексте евразийской интеграции
Олег Дамениа

Источник: альманах «Развитие и экономика», №10, июнь 2014, стр. 158

Олег Несторович Дамениа – руководитель Центра стратегических исследований при президенте Республики Абхазия, кандидат философских наук, доцент

Кавказ в евразийском дискурсе

Катастрофические последствия новой глобальной перестройки мира по англосаксонскому проекту, начавшейся на рубеже веков и продолжающейся поныне, стали уже достаточно очевидными. В результате перед каждой культурой остро встала задача самосохранения. То же можно сказать и о культуре русской – не говоря уже о культуре кавказской.

Ответом на этот глобальный вызов явилось движение стран и народов за объединение по региональному принципу. Именно в таком контексте идея евразийской интеграции вновь стала востребованной и осознается элитами не только России, но и других стран.

Успех – равно как и неуспех – таких региональных геополитических проектов во многом зависит не только и, быть может, не столько от воли и желания правящих элит, сколько от общей культурной составляющей, на базе которой предполагается интегрирование разных стран и народов. При наличии у них общей цели, модели жизнеустройства и системы ценностной ориентации их объединение может превратиться в дееспособный и долгосрочный проект.

Между тем евразийское пространство является сложной территорией, характеризующейся большим социокультурным разнообразием. Интегрирование представленных здесь стран и народов в некое единое и слаженно функционирующее сообщество требует глубокого учета как своеобразия каждого из них в отдельности, так и присущих им общих ценностей.

«Горы, горы и горы без конца и краю»

Это высказывание о Кавказе Антона Чехова очень точно характеризует специфику всего региона. В культурном разнообразии евразийского пространства Кавказ заметно выделяется своим природно-климатическим и социокультурным своеобразием, которое необходимо учитывать, чтобы органично включить этот регион в евразийский интеграционный процесс.

В географическом плане Кавказ представляет собой звено в общей горной системе, начинающейся с Пиренейского полуострова и продолжающейся по параллели до Юго-Восточной Азии. В ходе геологической эволюции здесь образовалась единая ландшафтная система, состоящая из трех подсистем – высокогорной, предгорной и равнинной. Особенностями этой системы являются четко выраженные широтная и высотная зональности ландшафтов. На сравнительно небольшом расстоянии между низменностью и Главным хребтом Большого Кавказа встречаются почти все зоны – от субтропической до «полярной пустыни» альпийской зоны.

Кавказ выделяется и климатическими особенностями. Вследствие происходящих здесь атмосферных процессов – в частности, слияния северных холодных воздушных массивов с теплыми южными воздушными потоками – формируется своеобразный климат, способствующий биологическому разнообразию региона. Здесь на единице пространства концентрируется сравнительное большое количество биологических объектов.

Человек в горах

Природно-климатические условия Кавказа, сочетание аллювиальных равнин с холмистыми предгорьями и высокогорьем, а также его выгодное геостратегическое положение весьма благоприятствуют жизнедеятельности человека.

Вместе с тем жизнь человека в горах сопряжена с большими трудностями. Территория, которую он осваивает, состоит из одних гор. Здесь нет изобилия пространственного простора, как на равнине, и перемещение предельно затруднено. Человек вынужден обживаться в условиях горных теснин, ограниченности земельных угодий и ресурсной базы. К этим условиям ему приходится больше адаптироваться, чем приспосабливать их к своим потребностям. Подобные условия сказываются даже на его походке, показавшейся в свое время Чехову походкой ленивого человека.

Освоение горной территории эффективнее, когда оно осуществляется немногочисленными группами. Данное обстоятельство, несомненно, влияло на образование здесь чрезвычайного разнообразия этносоциальных общностей. При этом каждой из них не составляло особого труда определить границы своей территории – горный ландшафт сам по себе хорошо структурирован, этнические границы часто совпадают с границами определенных экологических ниш.

В горах человек вынужден строже соразмерять свои потребности с возможностями занимаемого им сегмента пространства. От возможностей этого сегмента он зависим гораздо больше, чем на равнине. А потому ему приходится строить свою жизнедеятельность в соответствии с нормами биогеоценоза и более рачительно относиться к ресурсному потенциалу среды своего обитания. Он должен потреблять столько, сколько ему позволяет среда.

Социальная организация

Под влиянием этих обстоятельств на Кавказе сложился особый тип социальной организации, которая заметно отличалась от равнинных общественных структур. Такая организация состояла из множества хорошо организованных, адаптированных к горным условиям и стабильно самоуправлявшихся этносов. Они отличались между собой по многим признакам (например, по языку, генезису и др.), но в то же время были однотипны с точки зрения структурной организации, менталитета и ментальности, ценностной ориентации и пр. Внутрисоциальная жизнь этноса была довольно жестко структурирована, упорядочена, нормирована и стабильна. Его основные структурные элементы (человек, семья, род, сословия, община и т.п.) взаимодействовали и функционировали четко и слаженно. Имущественные и сословные различия между ними отнюдь не мешали им стремиться поддерживать сплоченность друг с другом.

Человек был здесь доволен своим положением в обществе и дорожил им. У него не было остро осознаваемой потребности в изменении (совершенствовании) своего общества. Он его рассматривал как нечто готовое, в котором ему оставалось только жить. Такая организация этнической общности позволяла личности весьма успешно поддерживать свой социальный гомеостаз (безопасность, производство и воспроизводство жизни). Его общественный потенциал тратился главным образом на сохранение и укрепление этнической общности, через которую он идентифицировал себя. Идея социального развития была, как и на Востоке, ему чужда – то есть структурная организация этноса имела консервативный, традиционный характер.

Этнос в пространственно-временном континууме

Несмотря на миниатюрность горного этноса, он был достаточно сложным по своей структурной организации. Этнос, как и его территория, был разнообразным. Он делился не только по пространственной горизонтали (субэтносы и др.), но и по вертикали – «высотной зональности» (термин исследователя Асланбея Темботова). Главными из этих зон являлись равнина, предгорье и высокогорье, в зависимости от которых видоизменялся образ жизни (хозяйственная деятельность, быт, нравы и др.) представителей одного и того же этноса. Следы такого деления горного этноса наблюдаются и сегодня.

Освоение горной территории, как уже отмечалось, было сопряжено с серьезными трудностями. Оно требовало выработки специфических навыков и способностей. Но главный бич этноса в горах – острый дефицит земли. При этом горцев не прельщало присвоение чужой территории. Стрем­ле­ние к такой экспансии могло иметь губительные последствия, поэтому оно табуировалось. Групповые набеги, совершавшиеся здесь в прошлом, не имели территориального (межэтнического) характера. Выражаясь в терминах Йохана Хёйзинги, в них явно преобладал «игровой элемент».

Идея расширения своего жизненного пространства была чужда горному этносу. Территория Кавказа этнически четко структурировалась, и меж­этнические границы здесь реже нарушались, чем на равнине. Чтобы решить внутренние проблемы, этнической общности приходилось ограничивать собственные потребности и довольствоваться своей территорией. Эта территория воспринималась членами общности не только и не столько как кормилица, сколько как усыпальница предков, память о которых всегда сакральна. Жители этих мест хорошо осознавали свою изначальную укорененность в собственной этнической территории, вне которой себя не мыслили.



НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

ПОСЛЕДНИЕ КОММЕНТАРИИ

© 2018 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 957 гостей онлайн