(2 голоса, среднее 5.00 из 5)

Стёб по выборам
Сергей Белкин

В редакцию поступила расшифровка записи беседы неизвестно кого неизвестно с кем. Запись начала разговора отсутствует. Судя по голосам, в беседе принимают участие двое, голоса мужские. Один (А) говорит как руководитель, другой (Б) – как человек, пришедший к нему с докладом.

Источник: devec.ru

А: … в оставшиеся две недели. Так что же показывают оценки сегодня?

Б: Замеров было несколько.  Разброс, на самом деле, небольшой. Он касается, в сущности, двух партий: «Яблоко» и «Партии роста»,  чьи рейтинги колеблются вблизи 4-5%.

А: То есть, ни одна из них в Думу не пройдет?

Б: (смешок)

А: Нет, я говорю о данных замеров.

Б: По этим данным – ни одна из них не проходит.

А: Извините, я Вас перебил. Расскажите общую картину, пожалуйста. Так, как Вы планировали…

Б: Итак, усредненная оценка показывает, что «Единая Россия» несомненно выходит на первое место, набирая от 45 до 55 процентов голосов, на втором месте – КПРФ с 18-22 процентами, на третьем – голосующие против всех или портящие бюллетени, их около 15%, на четвертом – ЛДПР с 10-12%. Все остальные партии в зоне риска, то есть в лучшем случае – это «Яблоко», «Партия роста» и «Справедливая Россия» –вблизи 5%, но до порога и они не дотягивают. Остальные партии около или менее 1-2%.

А: И Сергей Михайлович не дотягивает?

Б: Да, увы. Причем динамика там негативная. Ползет вниз.

А: Тогда что же получается?.. Вот тут, скажем, 50-55,  плюс эти 10%. Итого 60-65%. Для эффективной работы этого, в основном, достаточно, но хорошо бы ближе к трем четвертям… Прошлый раз, если мне не изменяет память, было что-то около 64 плюс два по восемь… Так?

Б: Да. Здесь было почти 64 с половиной, тут чуть меньше восьми, а здесь – чуть больше.

А: Ну, с таким запасом уже, наверное, не нужно. Этим поводок тоже надо укоротить. Но еще бы процентов 10-12 в сумме у третьей и четвертой партии не помешали бы. А что там «Родина», которую мне так рекламировали?

Б: Все имеющиеся замеры не дают ей более 4%. Чаще намного хуже.

А: Как вы думаете, почему так? Ведь у нее такие привлекательные, патриотические лозунги. Когда мы оценивали… Вы докладывали замер системы ценностей, получалось, что основное ценностное ядро общества – патриотизм. Причем явно красного, просоветского толка. Вы его оценивали на уровне 80-90% населения. Так?

Б: Совершенно верно.

А: И куда же все это делось?

Б: Оно никуда не делось (имя-отчество). Здесь, в ходе выборов, включается другая ценностная матрица. Вернее, она подключается к имеющимся. Это матрица проста, но является самой влиятельной.

А: Что за матрица?

Б: «за Путина» – «не за Путина».

А: «Не за Путина» – это «против Путина»?

Б: Не совсем. Те, кто «против Путина» в них, конечно, входят. Но есть и те, кто не  против Путина, но против тех или иных аспектов политики, которую они так или иначе напрямую связывают с личностью президента.

А: Понятно. И какая там оценка? В процентах?

Б: «За Путина» – до 85% электората.

А: И как он дальше распределяется?

Б: Те из этих 85%, кто пойдет голосовать, в большинстве проголосуют за «Единую Россию». Те, кто «за Путина», но, скажем, против «экономической политики правительства», распределятся по всем другим партиям. Ну, кроме тех, кто отчетливо «против Путина».

А: Кстати о них. Мне кажется, надо бы их присутствие в Думе… Понимаете, сейчас идет сложное переформатирование всей карты мира. Нам нужно иметь разные каналы для диалогов, нам нужно обрести некоторые недостающие политические оттенки на институциональном уровне.

Б: «Яблоко» или «Партия роста»?

А: (Откашливается) Но я вернусь к «Родине». Все-таки, скажите, почему ее электорат фактически игнорирует?

Б: По нашему мнению, тут играют две причины. Первая и главная – отсутствие популярного лидера. Этот фактор перебивает прочие, и это касается всех партий. Смотрите: Жириновский-Зюганов-Миронов. И все, больше ничего электорату не надо. В этом же списке узнаваемых лидеров и Явлинский. А вот Титов – для электората уже слишком новый.

А: Это понятно. А второй фактор?

Б: Они довольно сильно ошиблись в ходе предвыборной агитации. Сперва подняли красное знамя, а потом его грубо отбросили.

А: Вы имеете в виду эпизод с Мавзолеем Владимира Ильича Ленина?

Б: Так точно.  Та часть, которая  настроена просоветски – а у «Родины» весь электорат только там – немедленно от нее отвернулась. Им и раньше было за кого голосовать, но «Родина» могла подобрать тех просоветских, кому, скажем, надоел Зюганов. Могли бы они также разыграть карту православного социализма, но на это у них, простите, мозгов не хватило.

А: Куда же, кстати сказать, православные социалисты пойдут?

Б: В сущности, им голосовать не за кого. Ни одна политическая партия не артикулировала этот тренд достаточно ясно и, главное, не только у партий, но и вообще в стране нет ни одного заметного лидера, который мог бы олицетворять эту идею.

А: Это мне кажется упущением. Идея социальной справедливости остается популярной во все времена. Казалось бы, кому как не «Справедливой России»  инициировать и возглавить этот дискурс. Но они, как я понимаю, эту возможность упустили?

Б: Думаю, да.

А: Почему так?

Б: Если грубовато, но точно – им тоже ума не хватило. Если чуть глубже: нет у них собственного идеологического дискурса. Утонули в переборе интриг, межклановых связей и сведении счетов. В их оправдание можно сказать, что вообще все партии без исключения строят свою политическую линию на отрицании. Либо пытаются быть оппозицией к чему-то, либо просто пытаются топить тех, с кем конкурируют на электоральном поле. Позитивной программы, в сущности, нет ни у кого.

А: Мне кажется, вы преувеличиваете. У «Единой России», все-таки, программа созидательная. Да и остальные предлагают свои программы.

Б: Это так, (имя-отчество). У «Единой России» программа созидательная, но даже она пытается оппонировать самой себе, борется, так сказать, с собственными несовершенствами. Программы партий с точки зрения политической похожи друг на друга до степени неотличимости. И основной акцент во всех программах делается на экономику, а не на политику. О политическом устройстве общества они почти не говорят. Максимум их творческого и боевого запала – борьба с коррупцией и прочие популистские призывы, типа «про тарифы», «про налоги», «про ЖКХ» и тому подобное.

А: Вы считаете, что  у КПРФ тоже нет политической программы?

Б: На наш взгляд – тоже нет. Потому что коммунистическая партия, которая не собирается строить коммунизм или социализм в той или иной форме, не ставит настоящей политической цели, выглядит как… Прочитал у одного публициста, – я потом доложу вам подборку публикаций, – такое сравнение: «…это как закругленный и затупленный десертный нож для торта по сравнению с боевым кинжалом». Вот что такое КПРФ по сравнению, скажем с ВКП(б) или КПСС периода своего расцвета.

А: Ну, может это и неплохо… В общем, картина, понятна. А что вы скажете о перспективах одномандатных округов?

Б: В одномандатных округах картина в целом похожая, но есть и важные отличия. У некоторых из тех партий, которые в Думу, скорее всего, не пройдут, имеются очень сильные одномандатники. И их присутствие в Думе окажется некоторой компенсацией… Думается, и пользы от этих ярких личностей будет больше, если они будут ощущать себя более независимыми от своих партий, имеющими, так сказать, мандат от народа.

А: А что пишут аналитики и публицисты?

Б: Я подготовил подборку (имя-отчество). Вот она.

А: Ну, наиболее яркие характеристики прочитайте, пожалуйста.

Б: Вот, например, такой заголовок: «Партия роста раковой опухоли».

А: Хм… То есть Борису Юрьевичу кроме простатита еще и эту гадость… Безжалостно как-то. И что там?

Б: Автор пишет: «Под раковой опухолью следует понимать не просто “модель экономики” – не бывает “модели экономики” не вшитой в определенную политическую программу и цель,  а весь комплекс ценностей и этических принципов на которых все у них выстроено. Причем это все те же принципы, те же методы, которые привели страну к жизнеугрожающим недугам и в экономике и в политике».

А: Что за издание? Кто автор?

Б: (называет фамилию)

А: Понятно. Что еще?

Б:  Вот свежая статья под названием «Выборный стёб». Прочту начало. «Через две недели – выборы. Всерьез о чем-то говорить и смысла нет, потому что: “мало, мало две недели” – как писал Эдуард Асадов в морализаторском  стихотворении “Прямой разговор”. В нем дается нравоучение  легкомысленной девице: “Да и человек ли, в самом деле, тот, кто вас, придя, околдовал, стал вам близким через две недели, месяц с вами прожил и удрал?” Ну наши-то “думцы” никуда не убегут, уж будьте покойны: от звонка – до звонка отсидят положенное, и уж потом мы, быть может, снова вспомним Асадова: “Вы общались, дорогая, с дрянью...” А пока у нас еще есть возможность задуматься “что за руки обнимают вас?” и попробовать оценить содержательную суть конкурирующих партий».  Дальше там все вполне банально, а вот начало занимательное.

А: Согласен. Надо же – Асадова вспомнили. А есть что-то забавное про «Единую Россию»?

Б: Много всего. Мне вот такой, например, образ запомнился. Статья называется «Партия поверхностного натяжения или «масляное пятно». Цитирую: «Есть такой способ “борьбы со штормом”: на поверхность взволнованного моря выливают масло, что способствует некоторому умиротворению стихии, препятствует обрушению гребней волн, поскольку уменьшает поверхностное натяжение. Партия “Единая Россия” выполняет ту же социально-политическую функцию: регулирует “поверхностное натяжение” в политическом волнующемся море».

А: Где это? Кто автор?

Б: (называет издание и фамилию)

А: Что еще?

Б: Вот интересно про коммунистов. Заголовок: «Партия эстетического совершенства».

А: Несколько неожиданно… Что там?

Б: Цитирую. «КПРФ – партия эстетического совершенства. Она безупречна, как шар, куб или окружность. Она говорит всегда правильные вещи. Ее критика – точна и аргументирована, ее предложения и лозунги – содержательны и конструктивны.  У нее, можно сказать, нет недостатков, он совершенна, как сфера, ею можно любоваться.   Если бы не один-единственный недостаток: ее деятельность бесполезна».

А: (усмехаясь) Ну, пусть так и думают… Спасибо, (имя-отчество). Картина понятна и, мне кажется, опасений не вызывает. Надеюсь, вы услышали мои пожелания. Скажу еще раз то, что и раньше говорил. Государственная Дума – многофункциональный институт. Она должна быть доказательным признаком демократического устройства государства, она должна с удовлетворительным кпд производить  законы, она должна быть одним из механизмов управления социальными энергиями, отражать основные краски ценностного спектра общества. Ни одна из этих функций не должна подавлять или затруднять работу другой. Думаю, мы с этой тонкой настройкой справимся.  В конце я хочу обсудить несколько конкретных вопросов, относящихся к сфере вашей компетенции. Прежде всего, это… (запись обрывается).

12.09.16.
Joomla Templates and Joomla Extensions by ZooTemplate.Com