Воскресенье, 25 Июля, 2021
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)


Однако последние 23 года галичане существуют в границах мертворожденного «украинского государства», пользуясь правами привилегированного меньшинства. Надо понимать очень важную деталь происходящих на Украине процессов. В этническом отношении сегодняшняя Украина не двух-, а трехчастна. Первая часть – галичане и волыняне (различия между ними обе стороны до поры игнорируют). Вторая – малороссы центра и северо-запада. И третья – русские Новороссии.
Двадцатилетний языковой и образовательный террор против Новороссии – это не просто блажь русофобствующих «украинцев». Это единственный действенный механизм украинского этногенеза. Только объединившись против «граждан третьего сорта» – русских Новороссии, галичане и волыняне вместе с малороссами сплавляются в «украинцев». Если завтра «Украина» потеряет Новороссию – лопнет пружина этногенеза. Без «третьесортных» русских галичанам не останется ничего, как со всем пылом взяться за полную украинизацию «второсортных» малороссов.
Долго это не продлиться – рано или поздно (скорее, очень рано) это породит не только махновщину по всему центру и северо-западу, но и слезные просьбы малороссов назад в Россию. Да и различия между Галичиной и Волынью тоже всплывут на поверхность…
Ничего нового в этом нет. Процесс достаточно традиционный. Достаточно вспомнить, что и завершающийся – но все еще не завершенный – грузинский этногенез остановился после потери Абхазии. Только в процессе колонизации Абхазии менгрелы и сваны – последние не до конца интегрированные в единый этнос племена – становились «просто грузинами». Сейчас процесс прерван, и будет ли он продолжен в обозримом будущем – сказать трудно.
«Украинизаторы» все это прекрасно понимают. Именно этим – а отнюдь не «безумной нерассуждающей русофобией» объясняется террор против Новороссии. И именно этим объясняется категорической нежелание отпустить Новороссию – несмотря на все кажущиеся издержки пребывания под одной государственной крышей столь разнородных частей. И стоять насмерть против попыток федерализации их заставляют те же соображения. Федерализация с четко прописанными гарантиями для Новороссии останавливает антирусский террор – и, тем самым, несмотря на сохранившуюся «территориальную целостность», останавливает этногенез и запускает механизм превращения территории исторической Украины в бескрайнее Гуляй Поле.

Однако все эти соображения приводят к очень тревожным выводам. Выпавший сегодня шанс – скорее всего, последний шанс Новороссии. Если сегодня власти России не дожмут ситуацию до конца, Новороссия, как этническое образование, исчезнет в течение полутора-двух десятилетий.

Сегодня в сети звучит много призывов и обращений русскоязычных жителей Украины (преимущественно киевлян) – «меня никто не угнетает, никто не запрещает мне говорить на русском, не надо меня ни от кого спасать, оставьте мою Украину в покое!» Наибольший резонанс вызвало обращение писателя Андрея Валентинова (Шмалько). При этом ни один из авторов не посчитал нужным сказать хоть слово о десятках убитых бандитами с Майдана. Уже одно это обстоятельство их полностью обесценивает. Но дело не в этом.
В замечательном романе «Нож» сербский писатель Вук Драшкович очень подробно описывает процесс этнического перерождения. Процесс превращения серба в боснийского «муслима». Мальчика забрали в янычары в достаточно сознательном возрасте – лет в 10. Спустя лет сорок на родину возвращается немолодой мусульманин, сделавший неплохую военную карьеру. Он строит богатый хутор недалеко от родного села, строит мечеть – но и в родном сербском селе строит богатую православную церковь. Проходят поколения. Хутор разрастается в мусульманское село. Сербы и мусульмане – все более далекие родственники – помнят, однако, о своем родстве, ходят друг к другу в гости, вместе отмечают праздники… Но шестое поколение родственников, когда возникает удобный случай – немецкая оккупация – берет в руки ножи и идет вырезать сербское село. И потрясенные сербы слышат перед смертью от своих шести-, семиюродных братьев: «Мы вас всегда ненавидели!» Но Драшкович описывает процесс традиционный. Неторопливый. Почти «естественный». Мы же имеем дело с высокотехнологичным процессом скоростного выращивания бройлера.
Российские читатели, следившие за творчеством украинских фантастов: Марины и Сергея Дьяченко (ныне ставших «Дяченками»), Андрея Валентинова, Ольги Чигиринской – при желании могли заметить, как на протяжении полутора десятилетий менялось их мироощущение. Дьяченки за это время успели пройти всю дорогу, все шесть поколений. Обращение Валентинова написал представитель третьего или четвертого поколения. Резать он еще не готов. Но это всего лишь вопрос времени…
А вот боевики «Правого сектора», начинающие говорить на камеру на ломанном украинском, но быстро сбивающиеся на родной русский – это тоже люди, пробежавшие за свои пятнадцать-двадцать лет всю дорогу в шесть поколений. Правда, в отличие от «Дяченок», последовательные и не виляющие задом. Уже взявшие нож в руки. «Онижедети». Вчерашние русские дети. Сегодняшние янычары.

Это опять же не столько их вина, сколько их беда. Первое обращение, мелькнувшее в сети уже неделю назад (автора, к сожалению, не запомнил), начиналось фразой: «До сих пор мне было неловко, что я живу в Украине, но не говорю на украинском…» Дальше можно не читать. Процесс перерождения запущен. Человеку неловко, что он говорит на своем родном языке, на котором говорит, как минимум, половина его сограждан. Испытывает ли неловкость швейцарец, говорящий на ретороманском, не знающий ни немецкого, ни французского? Постоянный, ни на день не прекращающийся прессинг можно выдержать только в одном случае – если ты заранее мобилизован. Если ты знаешь, что на тебя давит враг. Русские Новороссии и исторической Украины не были мобилизованы. Они видели в людях, осуществлявших языковой (тогда еще только языковой) террор не врагов, а сограждан, которых надо понять, в чем-то согласиться, с чем-то спорить, искать компромисс… А искать компромисс с бескомпромиссным врагом – значит заранее обречь себя на поражение. И начинается это поражение, это перерождение с того, что тебе «неловко», что ты говоришь на родном языке. И те самые вчерашние русские дети из «Правого сектора» – это дети, прошедшие в самом некритичном возрасте беспощадный прессинг Ирины Фарион: «Если Олэна станет Аленой, то ей надо паковать чемоданы и уезжать в Московию. Маша - форма не наша. Пусть едет туда, где Маши живут. У нас она должна быть Маричкой. Петя тоже должен отсюда уехать, если не станет Петриком. Мыколку никогда не обзывайте Колей, Ганнусю - Аннушкой, а Наталочку – Наташей».
Этих – казалось бы, самых радикальных – еще можно спасти. «Онижедети» – во многом действительно дети. Они пошли за простотой, ясностью и силой. Понять, что эта простота – простота смерти, они пока не в состоянии. Но показать, что привлекшая их сила – сила только кажущаяся, рассеивающаяся в рассветных лучах, как и положено нечисти – и морок схлынет… А дальше – работа для психологов и депрограмматоров. Как с людьми, спасенными из тоталитарной секты.

Если сегодня Новороссию сдадут – там все закончится очень скоро. Нацисты, пришедшие к власти, уже не ограничатся языковым террором. Начнется террор настоящий – судя по сегодняшним сообщениям из Донецка, уже начался. Самые активные, сильные, способные организовать сопротивление будут уничтожены физически. Остальных – переварят.
Еще 15-20 лет – и этногенез завершится. На восточной границе России встанет единое пятидесятимиллионное государство, руководствующееся папуаски-простой, убийственной и самоубийственной идеологией: «Москалей – на ножи!»
Мало не покажется никому. Ни нам, ни им, ни Европе, ни Штатам.
Никто не уйдет обиженным.

Источник: asriyan.livejournal.com

Joomla Templates and Joomla Extensions by ZooTemplate.Com


НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2021 belkin.tmweb.ru. Все права защищены.
Сейчас 2645 гостей онлайн