Воскресенье, 17 Октября, 2021
   
(2 голоса, среднее 5.00 из 5)

«Тартюф», МХАТ (1989). Анастасия Вертинская и Станислав Любшин

 

– Не сек­рет, что с Еф­ре­мо­вым вас свя­зы­ва­ли бо­лее близ­кие от­но­ше­ния, чем прос­то акт­ри­са-ре­жис­сёр, и рас­тя­ну­лись они на дол­гих двад­цать лет. Счаст­ли­вые го­ды, му­чи­тель­ные?
– Вы зна­е­те, лю­ди, гля­дя на ме­ня, час­то ду­ма­ют, что я удач­ли­вая, счаст­ли­вая, бо­га­тая, ро­ди­лась в ру­баш­ке, у ме­ня всё есть. Но я мо­гу вам ска­зать, что собствен­ную би­ог­ра­фию мож­но на­пи­сать по-раз­но­му. Мож­но как ко­ме­дию, как тра­ге­дию, как страш­ную дра­му. Ду­маю, что моя жизнь – это бес­ко­неч­ная борь­ба, всё дос­ти­га­лось ко­лос­саль­ным внут­рен­ним тру­дом. Ма­ло кто зна­ет, что да­же ус­пеш­ные мои ро­ли да­ва­лись мне очень тя­же­ло. У ме­ня не по­лу­ча­лись ре­пе­ти­ции, не по­лу­ча­лись вза­и­мо­от­но­ше­ния с Еф­ре­мо­вым: я хо­те­ла од­но­го, он – со­вер­шен­но дру­го­го. Мо­гу ска­зать, что эти вза­и­мо­от­но­ше­ния бы­ли му­чи­тель­ны и прек­рас­ны од­нов­ре­мен­но. Му­чи­тель­ны – по­то­му что их не­воз­мож­но бы­ло ра­зор­вать. И я всег­да ме­та­лась меж двух сос­то­я­ний. Мне уже бы­ло тя­же­ло об­щать­ся с ним по раз­ным при­чи­нам, и в то же вре­мя я ни­ку­да не мог­ла от это­го об­ще­ния уй­ти.

– А прек­рас­ны – по­то­му что с ним вы уз­на­ли, что та­кое лю­бовь?
– Вы зна­е­те, с воз­рас­том к сло­ву «лю­бовь» от­но­сишь­ся нес­коль­ко ина­че, и сей­час я со­вер­шен­но по-дру­го­му на это смот­рю. Я толь­ко мо­гу ска­зать: да, тог­да мне ка­за­лось, это лю­бовь. Да, тог­да это бы­ла лю­бовь. Но се­год­ня я мо­гу вам ска­зать, что са­мая боль­шая моя лю­бовь, са­мая зна­чи­тель­ная – к от­цу и сы­ну.

– Мо­жет, и те­атр вы по­ки­ну­ли по той при­чи­не, что лю­бовь уш­ла?
– Вот нет, как ни стран­но. Лю­бовь уш­ла, но ос­та­лось ог­ром­ное ува­же­ние к не­му и ко­лос­саль­ное чувство бла­го­дар­нос­ти. Он был уни­каль­ным, ко­неч­но, учи­те­лем. И до пос­лед­не­го мо­мен­та мо­ло­дое по­ко­ле­ние за­во­ро­жен­но слу­ша­ло его. Хо­тя он уже мед­лен­но го­во­рил и дол­го фор­му­ли­ро­вал мысль. Не бы­ло уже той твор­чес­кой иск­ро­мет­нос­ти. И всё рав­но Еф­ре­мов был пот­ря­са­ю­ще мудр, он фан­тас­ти­чес­ки вла­дел про­фес­си­ей, и че­рез про­фес­сию фор­ми­ро­вал те­бя как лич­ность. Хо­тя, нап­ри­мер, про Еф­ре­мо­ва я не мо­гу ска­зать: ге­ний, а вот про Эф­ро­са мо­гу.

– А про Ми­хал­ко­ва?
– По­ни­ма­е­те, я с Ми­хал­ко­вым не ра­бо­та­ла как акт­ри­са. Это очень важ­ный мо­мент. Ак­тё­ры, ко­то­рые с ним ра­бо­та­ют, – все его на­зы­ва­ют ге­ни­ем, и я по­ни­маю, про что они го­во­рят.

– Он ни­ког­да не приг­ла­шал вас на роль?
– Нет. Это на­до у не­го спро­сить, по­че­му, но я мо­гу ска­зать, что ни­ког­да от это­го не стра­да­ла. На­вер­ное, у ме­ня бы­ла своя судь­ба, и мне грех на неё жа­ло­вать­ся – в мо­ей жиз­ни бы­ли ве­ли­кие ре­жис­сё­ры: Ко­зин­цев, Да­не­лия, Эф­рос...

– Од­ни ре­жис­сё­ры жён сво­их сни­ма­ют без кон­ца, дру­гие не под­пус­ка­ют к съ­ё­моч­ной пло­щад­ке...
– Да, но я не бы­ла его же­ной к то­му мо­мен­ту, ког­да он стал ре­жис­сё­ром, мы уже ра­зош­лись. И всё-та­ки де­ло не в том. Я ду­маю, что у Ни­ки­ты, ес­ли прос­ле­дить по всем его кар­ти­нам, ка­кой-то впол­не оп­ре­де­лён­ный женс­кий об­раз. Нем­нож­ко не от ми­ра се­го, ни­как не ана­ли­зи­ру­ю­щая свои пос­туп­ки, не за­ду­мы­ва­ю­ща­я­ся. Та­кой мо­ты­лёк – что ге­ни­аль­но вы­ра­зи­ла, ска­жем, Еле­на Со­ло­вей. Но я не мо­ты­лёк, это сов­сем не мое.

«Сей­час по-дру­го­му смот­рю на на­ши с Ни­ки­той от­но­ше­ния»

– Сей­час вы мо­же­те наз­вать Ми­хал­ко­ва род­ным че­ло­ве­ком?
– Да, бес­спор­но. Это сло­во обыч­но от­да­ет­ся то­му че­ло­ве­ку, ко­то­рый ос­тав­ля­ет в тво­ём серд­це па­мять. И не толь­ко по­то­му, что у ме­ня от не­го сын, хо­тя это то­же иг­ра­ет боль­шую роль. Ко­неч­но же, бы­ли раз­мо­лв­ки. Бы­ли слё­зы, ры­да­ния, оби­ды, вскри­ки: «Как ты мог?».. Уже смеш­но вспо­ми­нать, – зна­е­те, как пе­ре­вер­ну­тый би­нокль. По­то­му что ты по­ни­ма­ешь, что это мо­ло­дость, и мо­ло­дость прек­рас­на, и долж­ны ки­петь страс­ти в мо­ло­дос­ти, они и ки­пе­ли. И впос­ле­д­ствии, вос­пи­ты­вая маль­чи­ка, всег­да ста­ра­ясь по­нять, за­щи­тить, встать на его сто­ро­ну, – по­ни­мая уже ло­ги­ку муж­чи­ны, – я, ко­неч­но же, по-дру­го­му ста­ла смот­реть на на­ши с Ни­ки­той от­но­ше­ния.

– В Сте­па­не мно­гое от Ни­ки­ты Сер­ге­еви­ча?
– Да, ко­неч­но. Мне ка­жет­ся, что от Ни­ки­ты у не­го очень мно­го прист­рас­тий. Во-пер­вых, он так же обо­жа­ет охо­ту, он спор­тив­ный – как и Ни­ки­та, нес­коль­ко ча­сов в день за­ни­ма­ет­ся спор­том. Он власт­ный, у не­го силь­ный ха­рак­тер, же­ла­ние ли­де­р­ство­вать, пер­ве­н­ство­вать. Это, я счи­таю, идет от семьи Ми­хал­ко­вых. И в то же вре­мя очень мно­гое в Сте­па­не от мо­е­го от­ца.

– Сын – са­мый близ­кий сей­час вам че­ло­век?
– Мой круг ба­на­лен – сын, мать, сест­ра, вну­ки, пле­мян­ни­цы.


НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2021 belkin.tmweb.ru. Все права защищены.
Сейчас 1988 гостей онлайн