(6 голоса, среднее 2.83 из 5)

Византия видимая и невидимая
Сергей Белкин

Источник: альманах «Развитие и экономика», №4, сентябрь 2012, стр. 4

Сергей Николаевич Белкин – главный редактор альманаха и портала «Развитие и экономика», член Союза писателей России, кандидат физико-математических наук

Люди, по­се­ща­ю­щие сов­ре­мен­ную Тур­цию, ко­неч­но, зна­ют и пом­нят, что Стам­бул – это Конс­тан­ти­но­поль, сто­ли­ца Ви­зан­тии. По­пу­ляр­ные ку­рор­ты – Из­мир (Смир­на), Бод­рум (Га­ли­кар­нас), Сель­чук (Эфес), – как и во­об­ще вся тер­ри­то­рия Тур­ции, Гре­ции, Си­рии, Ли­ва­на, Из­ра­и­ля, Иор­да­нии, Егип­та, а в пе­ри­од мак­си­маль­ной экс­пан­сии еще и Бол­га­рия, Югос­ла­вия, Ита­лия, Ли­вия, Ту­нис, Кор­си­ка, часть Ис­па­нии, Ру­мы­нии, Ук­ра­и­ны, Гру­зии, Ар­ме­нии, Аб­ха­зии и др. – то­же Ви­зан­тия. Хро­но­ло­ги­чес­кие гра­ни­цы Ви­зан­тийс­кой им­пе­рии в учеб­ни­ках и эн­цик­ло­пе­ди­ях при­ня­то ук­ла­ды­вать в ин­тер­ва­ле 395–1453 го­дов. Прош­ло бо­лее шес­ти ве­ков. Ви­зан­тии как го­су­да­р­ства дав­но нет на све­те. Но она про­дол­жа­ет ока­зы­вать свое вли­я­ние на сов­ре­мен­ную жизнь. Иног­да это вли­я­ние осоз­на­ва­е­мо, ча­ще – нет.

Са­мым яр­ким осоз­нан­ным при­су­т­стви­ем Ви­зан­тии в сов­ре­мен­ной жиз­ни яв­ля­ет­ся, ко­неч­но, пра­вос­ла­вие – и как Цер­ковь, и как ве­ро­у­че­ние, и как сис­те­ма эти­чес­ких норм, про­ни­зы­ва­ю­щих жизнь всех лю­дей. Рос­сия и дру­гие пра­вос­лав­ные стра­ны яв­ля­ют­ся восп­ри­ем­ни­ка­ми ду­хов­ной Ви­зан­тии. Ви­зан­тия ви­ди­мая – это в ос­нов­ном хра­мы, ко­то­рые мож­но ви­деть во мно­гих стра­нах – в Тур­ции, Гре­ции, Бол­га­рии. Боль­шой и зри­мый пласт – ви­зан­тийс­кие ор­на­мен­ты, ожив­ля­ю­щие рус­ские церк­ви, их изощ­рен­но-изыс­кан­ная вязь и ма­жор­ная па­лит­ра не­из­мен­но фор­ми­ру­ют жиз­не­ут­ве­рж­да­ю­щее на­ча­ло. По­пыт­ки воз­ро­дить «ви­зан­тийс­кий стиль» предп­ри­ни­ма­лись в XIX ве­ке. К рус­ско-ви­зан­тийс­ко­му сти­лю от­но­сят, нап­ри­мер, пост­рой­ки Конс­тан­ти­на То­на – храм Хрис­та Спа­си­те­ля, Боль­шой Крем­ле­вс­кий дво­рец, Бла­го­ве­ще­нс­кую цер­ковь в Пе­тер­бур­ге.

Есть, од­на­ко, и нез­ри­мая Ви­зан­тия.

При­су­т­ствие Ви­зан­тии и ви­зан­тиз­ма в на­шей жиз­ни мно­го­об­раз­но и не всег­да соз­на­ва­е­мо. То, нап­ри­мер, обс­то­я­тель­ство, что сис­те­ма го­су­да­р­ствен­но­го уп­рав­ле­ния во мно­гих сво­их чер­тах по­за­и­м­ство­ва­на у Ви­зан­тийс­кой им­пе­рии все­ми стра­на­ми – Ев­ро­пы, а по­том и Аме­ри­ки, – как-то не очень под­чер­ки­ва­ет­ся. Ско­рее – за­ту­ше­вы­ва­ет­ся. Но подс­пуд­но и не­о­соз­нан­но Ви­зан­тия «про­рас­та­ет» в день се­год­няш­ний, в том чис­ле и че­рез соз­дан­ные не­ког­да ею струк­ту­ры уп­рав­ле­ния и спо­со­бы ор­га­ни­за­ции внут­ри­го­су­да­р­ствен­ных про­цес­сов, ис­поль­зу­е­мые до сих пор.

Ус­кольз­ну­ла от ак­тив­но­го зна­ния и ис­то­рия ви­зан­тийс­кой на­у­ки и тех­ни­ки. А ведь ты­ся­че­лет­нее по­бе­до­нос­ное раз­ви­тие са­мо­го мо­гу­че­го в во­ен­ном – а зна­чит, и в на­уч­но-тех­ни­чес­ком – от­но­ше­нии го­су­да­р­ства не мог­ло об­хо­дить­ся и не об­хо­ди­лось без зна­ния ма­те­ма­ти­ки и ин­же­нер­но­го ис­ку­с­ства.

Нас учи­ли, что ма­те­ма­ти­ку ев­ро­пей­цы по­за­и­м­ство­ва­ли от ара­бов, а ара­бы – от древ­них гре­ков. Мы – рус­ские, сла­вя­не, – как при­ня­то счи­тать, и вов­се уж са­мые пос­лед­ние уче­ни­ки прос­ве­щен­ной Ев­ро­пы. Поч­ти на­вер­ня­ка де­ло обс­то­я­ло ина­че. Ви­зан­тия – го­су­да­р­ство, го­во­рив­шее и пи­сав­шее на гре­чес­ком язы­ке, та са­мая «ан­тич­ная куль­ту­ра», иг­ра­ю­щая роль ис­то­ка для всей ев­ро­пейс­кой куль­ту­ры, бы­ла не толь­ко ис­то­ком, но и собствен­ной кор­не­вой сис­те­мой куль­ту­ры Ви­зан­тии. И ма­те­ма­ти­ка Пи­фа­го­ра и Эвк­ли­да, и фи­зи­ка с ме­та­фи­зи­кой Арис­то­те­ля, и фи­ло­со­фс­кие уче­ния Фа­ле­са, Сок­ра­та и Пла­то­на, и ин­же­нер­ный ге­ний стро­и­те­лей Ак­ро­по­ля, и эс­те­ти­чес­кий про­рыв к со­вер­ше­н­ству Фи­дия и Прак­си­те­ля, и «гре­чес­кий огонь», и Семь чу­дес све­та – все это им­ма­не­нт­ная часть ви­зан­тийс­кой куль­ту­ры, на­у­ки, тех­ни­ки и их неп­ре­рыв­но­го раз­ви­тия на про­тя­же­нии ты­ся­че­ле­тия. Вар­ва­рс­кая Ев­ро­па час­то бра­ла го­то­вое зна­ние, го­то­вые ре­ше­ния и лишь про­дол­жа­ла их даль­ней­шее раз­ви­тие, скрыв под­лин­ный ис­точ­ник, ба­зис сво­ей куль­ту­ры. Для это­го приш­лось при­ду­мать «Воз­рож­де­ние», стыд­ли­во и прит­вор­но бе­ря зна­ния и эс­те­ти­чес­кие иде­а­лы яко­бы не у толь­ко что ог­раб­лен­ной Ви­зан­тии, а в «Ан­тич­нос­ти». Разг­раб­лен­ная и обол­ган­ная Ви­зан­тия упор­ны­ми уси­ли­я­ми ев­ро­пейс­ких «по­ли­ти­чес­ких ис­то­ри­ков» прев­ра­ще­на в миф. Арабс­кие ис­то­ри­ки в этом от­но­ше­нии ока­зы­ва­лись по­рой бо­лее точ­ны­ми – по­то­му что им не на­до бы­ло со­чи­нять ев­ро­по­це­нт­ри­с­тскую ис­то­рию вза­мен ис­то­рии ис­тин­ной. Они прос­то­душ­но и чест­но пи­са­ли о том, что и ма­те­ма­ти­ка, и мно­гие тех­ни­чес­кие уст­рой­ства бы­ли ими за­им­ство­ва­ны в Ви­зан­тии в пер­вом ты­ся­че­ле­тии на­шей эры. Яс­но, что и Древ­няя Русь за­им­ство­ва­ла зна­ния и уме­ния там, где они бы­ли – в Ви­зан­тии, в «Гре­чес­ком царстве», а не там, где их не бы­ло. Тем бо­лее что Русь и Ви­зан­тия име­ли близ­кие гра­ни­цы и тор­го­вые и по­ли­ти­чес­кие свя­зи и от­но­ше­ния. Так что Русь пос­ти­га­ла пе­ре­до­вую на­у­ку и тех­ни­ку, зна­ния и уме­ния не­пос­ре­д­ствен­но у их ис­точ­ни­ка и но­си­те­ля – у Ви­зан­тии. И при­ня­тие пра­вос­ла­вия есть не след­ствие од­нок­рат­но предп­ри­ня­то­го «моз­го­во­го штур­ма», а след­ствие глу­бо­ких мно­го­лет­них свя­зей.


 

Ви­зан­тий­цы зна­ли и раз­ви­ва­ли ариф­ме­ти­ку, ал­геб­ру, ге­о­мет­рию, три­го­но­мет­рию, вла­де­ли ис­ку­с­ством из­ме­ре­ния вре­ме­ни и из­го­тов­ле­ния ча­сов, аст­ро­ля­бий, ве­ли слож­ные и точ­ные наб­лю­де­ния за звез­да­ми и пла­не­та­ми, сос­тав­ля­ли кар­ты, вла­де­ли констру­и­ро­ва­ни­ем и из­го­тов­ле­ни­ем слож­ных пря­диль­но-ткац­ких уст­ройств, уме­ли из­го­тав­ли­вать цвет­ную ке­ра­ми­ку и фа­янс, вып­лав­лять ме­тал­лы, про­из­во­дить кра­си­те­ли. Они при­ду­ма­ли и пер­вы­ми ис­поль­зо­ва­ли ар­ба­лет, ко­ра­бель­ный руль и штур­валь­ное ко­ле­со, слож­ные подъ­ем­ные ме­ха­низ­мы и гид­ро­тех­ни­чес­кие уст­рой­ства, их го­ро­да име­ли во­доп­ро­вод и ка­на­ли­за­цию. Их кре­по­ст­ные со­ору­же­ния и ка­мен­ные мос­ты бы­ли са­мы­ми со­вер­шен­ны­ми в ми­ре, а храм Свя­той Со­фии по­ра­жал не толь­ко эс­те­ти­чес­ким ве­ли­ко­ле­пи­ем, но и не­дос­ти­жи­мым ни для ко­го в ми­ре тех­ни­чес­ким со­вер­ше­н­ством.

Так что мы восп­ри­ня­ли от Ви­зан­тии не толь­ко пра­вос­ла­вие и Цер­ковь, но и мно­гие на­у­ки и зна­ния в са­мых раз­ных сфе­рах жиз­ни. То же са­мое сде­ла­ла и Ев­ро­па, впос­ле­д­ствии раз­вив на­у­ку и тех­ни­ку до ее сов­ре­мен­но­го сос­то­я­ния, в ко­то­рое вов­ле­че­ны уже все стра­ны и на­ро­ды ми­ра. То, что «они сде­ла­ли с Ви­зан­ти­ей», – прак­ти­чес­ки по­лез­ный, а не толь­ко нра­во­у­чи­тель­ный урок. Ви­зан­тию гра­би­ли сто­ле­ти­я­ми. Нес­мет­ные бо­га­т­ства бы­ли вы­ве­зе­ны крес­то­нос­ца­ми в Ев­ро­пу, что по­ло­жи­ло на­ча­ло ее фи­нан­со­во-эко­но­ми­чес­ко­му и по­ли­ти­чес­ко­му раз­ви­тию. Ма­ло то­го, кро­ме зо­ло­та и дра­го­цен­нос­тей, ков­ров и тка­ней, ра­бов и пря­нос­тей, по ев­ро­пейс­ким го­ро­дам рас­сре­до­то­чи­лась зна­чи­тель­ная часть вы­да­ю­щих­ся гре­ко-ви­зан­тийс­ких уче­ных, му­зы­кан­тов, ху­дож­ни­ков, вра­чей, пи­са­те­лей и по­э­тов. Соз­дав на но­вых мес­тах цент­ры «ан­тич­ной» куль­ту­ры, они спо­со­б­ство­ва­ли то­му ко­лос­саль­но­му про­ры­ву в куль­тур­ном раз­ви­тии Ев­ро­пы, ко­то­рый по­лу­чил наз­ва­ние «эпо­ха Воз­рож­де­ния». Но «прос­ве­щен­ной Ев­ро­пе» и это­го бы­ло ма­ло. Ма­ло обо­га­тить­ся зо­ло­том и зна­ни­я­ми, на­до за­быть об ис­тин­ных ис­точ­ни­ках бо­га­т­ства и при­пи­сать все дос­ти­же­ния се­бе, сво­ей слав­ной ис­то­рии. И это бы­ло сде­ла­но. В мас­со­вом соз­на­нии мно­гих по­ко­ле­ний Ви­зан­тия не восп­ри­ни­ма­ет­ся как ис­ток или хо­тя бы рав­но­цен­ная сос­тав­ля­ю­щая ос­но­ва­ний ев­ро­пейс­кой куль­ту­ры. В серд­цах нас­лед­ни­ков ви­зан­тийс­кой куль­ту­ры – а ими яв­ля­ют­ся мно­гие на­ро­ды Азии и Ев­ро­пы – нет чувства бла­го­дар­нос­ти и приз­на­тель­нос­ти по от­но­ше­нию к Ви­зан­тии. Так и се­год­ня. Рос­сийс­кая им­пе­рия и Со­ве­тс­кий Со­юз разг­раб­ле­ны, бо­га­т­ства вы­ве­зе­ны и про­дол­жа­ют вы­во­зить­ся в дру­гие стра­ны, за­мет­ная часть об­ра­зо­ван­но­го на­се­ле­ния по­ки­да­ла в прош­лом и по­ки­да­ет сей­час свою стра­ну, спо­со­б­ствуя раз­ви­тию на­ук, но­вых тех­но­ло­гий и куль­ту­ры в дру­гих стра­нах. Ос­та­лось ис­ка­зить ис­то­рию Рос­сии в нуж­ном клю­че – что ак­тив­но де­ла­ет­ся. И тог­да не ос­та­нет­ся в серд­цах бу­ду­щих по­ко­ле­ний ни приз­на­тель­нос­ти, ни бла­го­дар­нос­ти «стра­не Рос­сии»… Хо­ро­шо, ес­ли в этом смыс­ле Ви­зан­тия – толь­ко на­ше прош­лое. А не бу­ду­щее.

Joomla Templates and Joomla Extensions by ZooTemplate.Com