Воскресенье, 13 Июня, 2021
   
(4 голоса, среднее 5.00 из 5)

«Системные либералы», штабом которых был покровительствуемый
либеральным крылом медведевцев ИНСОР, грезили о зрелом ельцинизме –
или, точнее, о «путинизме первого срока». Они не мечтали ни о чем большем,
чем о возвращении выборности губернаторов и членов Совета Федерации,
а также упрощенной регистрации партий.

Обыч­но это­му сос­то­я­нию со­пу­т­ству­ет во­ен­ное по­ра­же­ние или фи­нан­со­вая ка­та­ст­ро­фа. Пер­вая рус­ская ре­во­лю­ция, по су­ти де­ла, на­ча­лась не 9 ян­ва­ря 1905 го­да, пос­ле рас­стре­ла мир­ной де­мо­н­стра­ции, а 14 мая – пос­ле Цу­си­мы. Тог­да чуть ли не все га­зе­ты Пе­тер­бур­га, не иск­лю­чая кон­сер­ва­тив­ные ти­па «Но­во­го вре­ме­ни», выш­ли с поч­ти оди­на­ко­вы­ми пе­ре­до­ви­ца­ми – о кра­хе са­мо­дер­жа­вия, о раз­вен­ча­нии его ми­фа, о не­об­хо­ди­мос­ти со­зы­ва на­род­но­го предс­та­ви­тель­ства и т.д. Вслед за этим пос­ле­до­ва­ли уже все ос­таль­ные со­бы­тия, при­вед­шие к 17 ок­тяб­ря.

Гор­ба­че­вс­кой «ре­во­лю­ции свер­ху» пред­ше­ст­во­ва­ли об­валь­ное па­де­ние цен на нефть в 1986 го­ду и аф­га­нс­кий ту­пик, в ко­то­рый по­пал СССР. Ну и, ко­неч­но, сыг­рал свою роль Чер­но­быль. Об­ще­ст­во вдруг осоз­на­ло, что не­об­хо­ди­мы пе­ре­ме­ны, при­чем это осоз­на­ние в ка­кой-то мо­мент да­же при­ту­пи­ло преж­нюю ост­ро­ту иде­о­ло­ги­чес­ких про­ти­вос­то­я­ний. Имен­но та­кое ощу­ще­ние все­об­ще­го подъ­е­ма рож­да­ет у влас­ти – и не толь­ко у нее – ил­лю­зию, что об­ще­ст­во – это неч­то еди­ное, что оно об­ла­да­ет еди­ной во­лей и его ин­те­ре­сы и пот­реб­нос­ти мож­но удов­лет­во­рить оп­том. То есть соз­вать Ге­не­раль­ные шта­ты (ва­ри­ант – Съ­езд на­род­ных де­пу­та­тов), прев­ра­тить их в За­ко­но­да­тель­ное соб­ра­ние, по­ру­чить ему вы­ра­бо­тать оп­ти­маль­ную Конс­ти­ту­цию (ва­ри­ант – Со­юз­ный до­го­вор), и тем са­мым все по­же­ла­ния ока­жут­ся удов­лет­во­рен­ны­ми.

Од­на­ко об­ще­ст­во от­нюдь не мо­но­лит­ный субъ­ект со сво­и­ми го­то­вы­ми зап­ро­са­ми. Эта сла­вя­но­фильс­кая – а точ­нее, рус­со­и­с­тская – ил­лю­зия свой­ствен­на лю­бой нас­то­я­щей ре­во­лю­ции. Это собствен­но и есть жи­вое пуль­си­ру­ю­щее яд­ро со­ци­аль­ных пе­ре­мен – ве­ра в «об­щую во­лю», спо­соб­ную вы­ра­жать­ся опос­ре­до­ван­ным пу­тем – че­рез «на­род­ное соб­ра­ние», съ­езд, Ду­му. На де­ле же очень ско­ро вы­яс­ня­ет­ся, что ни­ка­кой «еди­ной во­ли» у об­ще­ст­ва нет, за­то в из­быт­ке враж­деб­ные друг дру­гу клас­со­вые, кла­но­вые, эт­ни­чес­кие ин­те­ре­сы, каж­дый из ко­то­рых не­сов­мес­тим с дру­гим. Они мо­гут сой­тись, но толь­ко по­на­ча­лу и толь­ко в од­ном пунк­те – по по­во­ду уст­ра­не­ния преж­ней тра­ди­ци­он­ной влас­ти.

И в этой ил­лю­зии – глав­ная ошиб­ка са­мой влас­ти. Она вся­кий раз ве­рит в воз­мож­ность ра­бо­ты с це­ло­ст­ным, ка­ким-то со­бор­ным пу­тем сфор­ми­ро­ван­ным об­ще­ст­вом. (Я пом­ню, как на са­мом пер­вом за­се­да­нии Съ­ез­да на­род­ных де­пу­та­тов Гор­ба­чев иск­рен­не ра­до­вал­ся «еди­ног­лас­но­му» го­ло­со­ва­нию – пус­кай и по про­це­дур­ным воп­ро­сам.) Власть ока­зы­ва­ет­ся не­го­то­вой ра­бо­тать с рас­щеп­лен­ным на ты­ся­чу са­мых раз­ных – и не всег­да бла­го­на­ме­рен­ных – ин­те­ре­сов об­ще­ст­вом. И по­то­му па­су­ет в си­ту­а­ции, ког­да у не­го об­на­ру­жи­ва­ет­ся толь­ко од­на чет­ко вы­ра­жен­ная во­ля – во­ля к раз­ру­ше­нию.

В кри­ти­чес­кой си­ту­а­ции этой во­ле нуж­но про­ти­во­пос­та­вить дру­гую – во­лю к со­зи­да­нию, да­же ес­ли за ним сто­ит толь­ко мень­ши­н­ство на­се­ле­ния, та его часть, ко­то­рая ока­зы­ва­ет­ся спо­соб­ной взять от­ве­т­ствен­ность за судь­бу все­го об­ще­ст­ва, иног­да воп­ре­ки во­ле­изъ­яв­ле­нию его боль­ши­н­ства.

Нас­ту­па­ет мо­мент – он нас­ту­па­ет поч­ти при лю­бой ре­во­лю­ции, – ког­да раз­бу­жен­ное к жиз­ни об­ще­ст­во на­чи­на­ет мстить то­му, кто вы­вел его из оце­пе­не­ния, на­чи­на­ет тре­бо­вать каз­ни ко­ро­ля (смяг­чен­ный ва­ри­ант – су­ве­ре­ни­те­та рес­пуб­лик и отс­тав­ки Гор­ба­че­ва). Ког­да имен­но ли­дер пре­об­ра­зо­ва­ний и на­чи­на­ет воп­ло­щать зло, ко­то­рое яко­бы зак­лю­чал в се­бе ста­рый ре­жим. Лю­ди в этот мо­мент по­па­да­ют под власть час­то со­вер­шен­но не­объ­яс­ни­мых эмо­ций, ко­то­рые лег­че все­го наз­вать сло­вом «бе­сов­щи­на». При этом пос­ле не­о­жи­дан­но­го из­ле­че­ния быв­шие «бес­но­ва­тые» не то что не пом­нят сос­то­я­ния сво­ей одер­жи­мос­ти, а, нап­ро­тив, пре­бы­ва­ют в уве­рен­нос­ти, что толь­ко и де­ла­ли, что имен­но с бе­са­ми и бо­ро­лись. Они не да­ют се­бе ни­ка­ко­го от­че­та в собствен­ных действи­ях и сло­вах вре­ме­ни «одер­жи­мос­ти». Борь­ба с гор­ба­че­виз­мом – яр­кое про­яв­ле­ние по­доб­ных по­лу­фан­тас­ти­чес­ких идей­ных ме­та­мор­фоз.

Ник­то, кста­ти, не пом­нит, от­ку­да взя­лось са­мо это сло­во – «гор­ба­че­визм»? На­по­ми­наю, так на­зы­ва­лась кни­га Алек­са­нд­ра Зи­новь­е­ва, вы­шед­шая в США в 1988 го­ду. Там на об­лож­ке был изоб­ра­жен порт­рет Гор­ба­че­ва, пе­ре­хо­дя­щий в порт­рет Ле­ни­на. Бо­юсь, что ма­ло кто из на­ших сов­ре­мен­ни­ков чи­тал эту кни­гу: вы­да­ю­щий­ся мыс­ли­тель так и не ре­шил­ся пе­ре­из­дать ее по возв­ра­ще­нии на Ро­ди­ну. И не­муд­ре­но. С 1989 го­да Зи­новь­ев по­зи­ци­о­ни­ро­вал се­бя как жест­кий кри­тик «пе­ре­ст­рой­ки» (ко­то­рую он не без юмо­ра ок­рес­тил «ка­та­ст­рой­кой») спра­ва. Од­на­ко ему не­ве­ро­ят­ным об­ра­зом уда­лось ук­ре­пить миф о се­бе как о че­ло­ве­ке, ко­то­рый всег­да за­ни­мал отстра­нен­ную от дис­си­де­н­т­ства, кон­сер­ва­тив­но-ох­ра­ни­тель­ную – в от­но­ше­нии со­ве­тс­кой сис­те­мы – по­зи­цию. Зи­новь­ев лю­бил вспо­ми­нать, как пос­ле ви­зи­та в 1984 го­ду Гор­ба­че­ва в Анг­лию, в хо­де ко­то­ро­го бу­ду­щий ли­дер КПСС не по­се­тил мо­ги­лу Марк­са, фи­ло­соф воск­лик­нул что-то вро­де: с это­го мо­мен­та на­чи­на­ет­ся ве­ли­кое пре­да­тель­ство. В том смыс­ле, что ли­дер ком­му­нис­ти­чес­кой сис­те­мы сам от­рек­ся от марк­сиз­ма-ле­ни­низ­ма.

Меж­ду тем в «Гор­ба­че­виз­ме», рав­но как и в дру­гих стать­ях и выс­туп­ле­ни­ях 1986–1988 го­дов, Зи­новь­ев ут­ве­рж­дал неч­то иное. Его от­но­ше­ние к «пе­ре­ст­рой­ке» мож­но бы­ло бы опи­сать прос­то: это про­во­ка­ция спецс­лужб, при­чем ус­пеш­ная про­во­ка­ция, на­це­лен­ная на по­ли­ти­чес­кую нейт­ра­ли­за­цию дис­си­де­н­т­ства. Зи­новь­ев ут­ве­рж­дал, что дис­си­де­н­т­ство пол­ностью унич­то­же­но гор­ба­че­вс­ки­ми ме­роп­ри­я­ти­я­ми, что власть пе­рех­ва­ти­ла по­ли­ти­чес­кие ло­зун­ги дис­си­ден­тов – «сво­бо­да сло­ва», «глас­ность» и т.д, – для то­го, что­бы сох­ра­нить в не­из­мен­нос­ти со­ци­аль­ный строй, то есть сам ком­му­низм. На ос­но­ва­нии это­го ана­ли­за Зи­новь­ев при­зы­вал к от­ка­зу от по­ли­ти­чес­кой и соз­да­нию «со­ци­аль­ной» оп­по­зи­ции, неп­ри­ми­ри­мой по от­но­ше­нию к то­му злу, ко­то­рым яв­ля­ет­ся ком­му­низм.

На са­мом де­ле про­ти­во­пос­тав­ле­ние «по­ли­ти­чес­кий–со­ци­аль­ный» в от­но­ше­нии оп­по­зи­ции ре­жи­му иг­ра­ло в про­из­ве­де­ни­ях Зи­новь­е­ва 1987–
1988 (от­час­ти и 1989) го­дов ров­но ту же роль, что и по­пу­ляр­ная в эпо­ху фев­ра­ля–ок­тяб­ря 1917 го­да аль­тер­на­ти­ва – ре­во­лю­ция «по­ли­ти­чес­кая» и ре­во­лю­ция «со­ци­аль­ная». Зи­новь­ев яв­но хо­тел сыг­рать роль Ле­ни­на над­ви­гав­шей­ся ре­во­лю­ци­он­ной бу­ри, он стре­мил­ся под­че­рк­нуть, что тре­бо­ва­ния «по­ли­ти­чес­кой» ре­во­лю­ции ус­та­ре­ли – ко­вар­ный ком­му­нис­ти­чес­кий ре­жим сам их удов­лет­во­ря­ет, по­э­то­му не­об­хо­ди­мо выд­ви­же­ние но­вых – бо­лее ра­ди­каль­ных и яко­бы не­сов­мес­ти­мых с ком­му­низ­мом – ло­зун­гов «со­ци­аль­ных». Кста­ти, конк­рет­ные ре­ко­мен­да­ции фи­ло­со­фа от име­ни «со­ци­аль­ной оп­по­зи­ции» бы­ли в це­лом впол­не ра­зум­ны­ми и – глав­ное – со­вер­шен­но не­ра­ди­каль­ны­ми и при­ем­ле­мы­ми не толь­ко для Гор­ба­че­ва, но да­же для его кон­сер­ва­тив­ных оп­по­нен­тов в По­лит­бю­ро: соз­да­ние сво­бод­ных яче­ек ино­го аль­тер­на­тив­но­го ком­му­нис­ти­чес­ко­го со­ци­у­ма ти­па сво­бод­ных ре­мес­лен­ных фаб­рик и па­рик­ма­хе­рс­ких.

Идея «со­ци­аль­ной оп­по­зи­ции» бы­ла нуж­на Зи­новь­е­ву преж­де все­го для то­го, что­бы вык­рик­нуть дис­си­де­н­тской ин­тел­ли­ген­ции ста­рый зна­ко­мый ло­зунг: «Ни­ка­кой под­де­рж­ки Вре­мен­но­му (то бишь гор­ба­че­вс­ко­му) пра­ви­тель­ству! Да­ешь пе­ре­рас­та­ние “по­ли­ти­чес­кой” ре­во­лю­ции в “со­ци­аль­ную”!» В 1987 го­ду Зи­новь­ев опуб­ли­ко­вал в «Кон­ти­нен­те» и свои «ап­рельс­кие те­зи­сы» – статью «С че­го на­чи­нать» и «Об­ра­ще­ние к треть­ей рус­ской эмиг­ра­ции». Там мож­но про­честь та­кие стро­ки: «По­ко­рив­шие на­ив­ных за­пад­ных эн­ту­зи­ас­тов улыб­ка, вкрад­чи­вый го­лос и нес­коль­ко фраз на ло­ма­ном анг­лийс­ком Ми­ха­и­ла Гор­ба­че­ва скры­ва­ли на са­мом де­ле злоб­ную гри­ма­су, гру­бый ок­рик и мут­ный по­ток пар­тий­ной де­ма­го­гии со­тен ты­сяч ко­рыс­то­лю­би­вых и тщес­лав­ных на­чаль­ни­ков, го­то­вых ра­зор­вать в клочья вся­кие по­пыт­ки бо­лее или ме­нее мас­со­вой оп­по­зи­ции в Со­ве­тс­ком Со­ю­зе».



НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2021 belkin.tmweb.ru. Все права защищены.
Сейчас 1999 гостей онлайн