Воскресенье, 16 Мая, 2021
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

 

С дру­гой сто­ро­ны, гло­ба­ли­за­ция от­чуж­де­ния пред­ла­га­ет лишь од­но ре­ше­ние – жес­то­чай­шую кон­ку­рен­цию, обо­ра­чи­ва­ю­щу­ю­ся в действи­тель­нос­ти то­таль­ным унич­то­же­ни­ем че­ло­ве­ка, об­ще­ст­ва, куль­ту­ры, при­ро­ды. Но се­год­ня в ми­ре си­му­ля­ци­он­ных смыс­лов и их про­яв­ле­ний все об­ре­та­ет прев­ра­щен­ную фор­му – да­же про­цесс унич­то­же­ния, ко­то­рый в действи­тель­нос­ти обо­ра­чи­ва­ет­ся при­нуж­де­ни­ем к му­ти­ро­ва­нию и че­ло­ве­ка, и куль­ту­ры, и об­ще­ст­ва, и при­ро­ды. В ре­зуль­та­те проб­ле­ма са­мо­от­чуж­де­ния сов­ре­мен­но­го че­ло­ве­ка прев­ра­ща­ет­ся в од­ну из цент­раль­ных, вста­вая в один ряд с та­ки­ми проб­ле­ма­ми, как вой­ны, тер­ро­ризм, эко­ло­ги­чес­кий кри­зис.

В сво­ей конк­рет­ной пос­та­нов­ке проб­ле­ма са­мо­от­чуж­де­ния пе­ре­фор­ма­ти­ру­ет­ся в воп­рос: что не­об­хо­ди­мо для то­го, что­бы сов­ре­мен­ный ин­ди­вид, об­ре­чен­ный на ано­ним­ное бы­тие в со­ци­у­ме и в куль­ту­ре, стал пол­но­цен­ным субъ­ек­том ис­то­рии и куль­ту­ры? Дру­ги­ми сло­ва­ми, что не­об­хо­ди­мо для то­го, что­бы сов­ре­мен­ный ин­ди­вид из сог­бен­но­го объ­ек­та гло­ба­ли­за­ции от­чуж­де­ния прев­ра­тил­ся бы в «вып­рям­лен­но­го че­ло­ве­ка» (Ана­то­лий Лу­на­ча­рс­кий) ми­ра куль­ту­ры?

Здесь возь­мем на се­бя сме­лость ка­те­го­рич­но наз­вать как ми­ни­мум два ус­ло­вия для ре­ше­ния обоз­на­чен­ной за­да­чи. Во-пер­вых, пре­о­до­ле­ние от­чуж­де­ния ин­ди­ви­да от об­ще­ст­вен­но­го уп­рав­ле­ния. Во-вто­рых, пре­о­до­ле­ние от­чуж­де­ния ин­ди­ви­да от куль­ту­ры, по­ни­мая под этим не толь­ко при­об­ще­ние к куль­тур­ным цен­нос­тям, но и их сот­во­ре­ние.

Да, имен­но так: не при­ду­мы­ва­ние но­вых по­ли­ти­чес­ких тех­но­ло­гий и ме­ха­низ­мов как оче­ред­ных кос­ты­лей инс­ти­ту­та предс­та­ви­тель­ной де­мок­ра­тии, а фор­ми­ро­ва­ние ос­нов де­я­тель­но­ст­ной де­мок­ра­тии, ко­то­рая не­воз­мож­на без ут­ве­рж­де­ния двух ипос­та­сей че­ло­ве­ка – как субъ­ек­та об­ще­ст­вен­но­го уп­рав­ле­ния и как субъ­ек­та куль­ту­ры. Без это­го твор­чес­ко­го и граж­да­нс­ко­го на­ча­ла – ос­но­вы субъ­е­кт­но­го бы­тия ин­ди­ви­да в куль­ту­ре – ни о ка­ком ди­а­ло­ге на­ро­дов не мо­жет быть и ре­чи. Это осо­бен­но зна­чи­мо для пост­со­ве­тс­ко­го прост­ра­н­ства, в ко­то­ром еще жи­вы и те лю­ди, и та куль­ту­ра, ко­то­рые хра­нят в се­бе и па­мять, и жи­ви­тель­ную си­лу действи­тель­но имев­шей мес­то в СССР куль­тур­ной общ­нос­ти про­жи­вав­ших в нем на­ро­дов.

Субъектное бытие индивида теперь возможно лишь в рамках частного
пространства, в любых других измерениях индивид низведен до функции:
в экономике он существует преимущественно как агент рыночных
отношений, в социальной сфере – как «человек правил», в культуре –
как анонимный потребитель культурных услуг.

Но на пу­ти ста­нов­ле­ния че­ло­ве­ка как об­ще­ст­вен­но­го субъ­ек­та се­год­ня вста­ют два пре­пя­т­ствия. Пер­вое из них – от­чуж­де­ние сов­ре­мен­но­го ин­ди­ви­да от са­мой идеи субъ­е­кт­но­го бы­тии в ис­то­рии и куль­ту­ре. Эта идея для не­го ока­за­лась ны­не вне «зо­ны дос­туп­нос­ти», как ког­да-то ге­ли­о­це­нт­ри­чес­кая сис­те­ма Ко­пер­ни­ка для его сов­ре­мен­ни­ков.

Субъ­е­кт­ное бы­тие ин­ди­ви­да те­перь воз­мож­но лишь в рам­ках част­но­го прост­ра­н­ства, в лю­бых дру­гих из­ме­ре­ни­ях ин­ди­вид низ­ве­ден до функ­ции: в эко­но­ми­ке он су­ще­ст­ву­ет пре­и­му­ще­ст­вен­но как агент ры­ноч­ных от­но­ше­ний, в со­ци­аль­ной сфе­ре – как «че­ло­век пра­вил», в куль­ту­ре – как ано­ним­ный пот­ре­би­тель куль­тур­ных ус­луг.

Кро­ме то­го, че­ло­ве­чес­кое ми­ро­во­з­зре­ние сей­час по­ко­ит­ся, как пра­ви­ло, на приз­на­нии гос­по­д­ству­ю­щих от­но­ше­ний в ка­че­ст­ве не­ких аб­со­лют­но не­из­мен­ных транс­цен­ден­ций, оп­ре­де­ля­ю­щих его бы­тие, но от не­го ни­как не за­ви­ся­щих. При­чем на­бор этих транс­цен­ден­ций мо­жет быть са­мым раз­но­об­раз­ным по сво­е­му со­дер­жа­нию. Нап­ри­мер: идея част­ной собствен­нос­ти, Бог как субс­тан­ция все­го су­ще­го, ры­нок как уни­вер­саль­ный ме­ха­низм ре­гу­ли­ро­ва­ния всех от­но­ше­ний, го­су­да­р­ство как со­ци­аль­ный пат­рон, «рус­ская идея» как знак осо­бой на­ци­о­наль­ной ин­тег­ра­ции, Ста­лин как сим­вол силь­но­го го­су­да­р­ства, пра­ва че­ло­ве­ка как те­о­ди­цея сов­ре­мен­но­го ли­бе­ра­лиз­ма и т.д.

Ин­ди­вид се­год­ня в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни от­чуж­ден еще и от са­мо­го твор­че­ст­ва, ко­то­рое це­ле­нап­рав­лен­но вы­тес­ня­ет­ся из всех сфер его жиз­не­де­я­тель­нос­ти за­силь­ем раз­но­го ро­да тех­но­ло­гиз­ма. Обоз­на­чен­ная тен­ден­ция пос­те­пен­но прев­ра­ща­ет ин­ди­ви­да в функ­ци­о­не­ра со­ци­аль­ных, ры­ноч­ных, по­ли­ти­чес­ких инс­ти­ту­тов. В лю­бом слу­чае прин­цип субъ­е­кт­но­го бы­тия сов­ре­мен­ным соз­на­ни­ем ча­ще все­го восп­ри­ни­ма­ет­ся не ина­че, как чуж­дая абстрак­ция или иде­о­ло­ги­чес­кий знак прош­ло­го то­та­ли­тар­но­го нар­ра­ти­ва.

Что ка­са­ет­ся куль­ту­ры, то она ока­за­лась во влас­ти то­таль­но­го рын­ка, от­но­ше­ний куп­ли-про­да­жи. В прош­лом ры­нок ес­ли и вли­ял на куль­ту­ру, то глав­ным об­ра­зом в опос­ре­до­ван­ной фор­ме, нап­ри­мер, че­рез инс­ти­тут со­ци­аль­но­го за­ка­за (в ли­це ме­це­на­та, дво­ра, Церк­ви, го­су­да­р­ства, по­ли­ти­чес­кой пар­тии и т.п.). Но пря­мо­го ры­ноч­но­го дик­та­та в сфе­ре куль­ту­ры (при­чем вли­я­ю­ще­го не толь­ко на ее фор­му, но и на со­дер­жа­ние), как это наб­лю­да­ет­ся се­год­ня, еще не бы­ло. Лад­но, су­ще­ст­ву­ет ры­нок «ру­ко­пи­сей», но ре­аль­ностью на­ше­го вре­ме­ни стал уже и ры­нок «вдох­но­ве­ния».

При этом сам ры­нок се­год­ня не яв­ля­ет­ся не­ким ав­то­ном­ным инс­ти­ту­том. Вы­рас­тая из гло­баль­ной ге­ге­мо­нии ка­пи­та­ла и ба­зи­ру­ясь на ин­фор­ма­ци­он­ных тех­но­ло­ги­ях и сов­ре­мен­ных сред­ствах те­ле­ком­му­ни­ка­ций, масс-ме­дий­ной экс­пан­сии, он ста­но­вит­ся не­кой то­таль­ностью, про­ни­кая во все сфе­ры жиз­ни че­ло­ве­ка и об­ще­ст­ва. Но идея ве­щи, тем бо­лее как то­ва­ра, ка­ким бы по­лез­ным и эс­те­тич­ным он ни был, в лю­бом слу­чае не мо­жет быть ос­но­вой че­ло­ве­чес­кой жиз­ни. Па­фос пот­ре­би­тель­ства, осо­бен­но в ми­ре куль­ту­ры, спо­со­бен рож­дать лишь ме­та­фи­зи­ку опус­то­ше­ния.

До­ми­ни­ро­ва­ние прин­ци­па част­но­го ин­те­ре­са в эко­но­ми­ке, рост со­ци­аль­но­го от­чуж­де­ния и лич­ной за­ви­си­мос­ти от рас­ши­ря­ю­щей­ся се­ти бю­рок­ра­ти­чес­ких инс­ти­ту­тов влас­ти, жест­кий дрейф рос­сийс­кой куль­тур­ной по­ли­ти­ки в «си­ту­а­цию ноль», су­же­ние ко­ри­до­ра лич­ной перс­пек­ти­вы – все это за­го­ня­ет ин­ди­ви­да (не­за­ви­си­мо от его иму­ще­ст­вен­но­го цен­за) в фор­мы (как пра­ви­ло, ре­ак­ци­он­но-кон­сер­ва­тив­ные) част­но­го бы­тия.

В свя­зи со всем этим воз­ни­ка­ет воп­рос: с по­мощью ка­ко­го со­ци­аль­но­го уст­рой­ства воз­мож­но тес­ное и твор­чес­кое соп­ря­же­ние ин­ди­ви­да с куль­ту­рой и без че­го не­воз­мож­но раск­ры­тие его сущ­но­ст­ных сил? При­чем важ­но не за­бы­вать – связь с ми­ром куль­ту­ры долж­на быть «за­зем­ле­на» на ма­те­ри­аль­ные ин­те­ре­сы ин­ди­ви­да, лю­бые дру­гие ин­те­ре­сы – в об­ход ма­те­ри­аль­ных – рис­ку­ют рас­сы­пать­ся при пер­вом из­ло­ме со­ци­аль­ной ре­аль­нос­ти.



Комментарии  

 
0 #4 Вячеслав 15.12.2012 11:46
В завершение: деятельностная культура закладывает в индивид «сущностные» человеческие свойства, позволяет ему на их основе существовать как человек, при этом совершенствоват ься, развиваться в них, неся в социальный мир добродетель и не «отчуждаться». Она является необходимой альтернативой культуре, основанной на неуемной алчности силе подавления. (Об основах деятельностной жизни людей см. также: www.zemstvo-kurs.ru Земское обозрение. Раздел среда обитания, статья «Чувство общей судьбы»).
 
 
0 #3 Вячеслав 15.12.2012 11:45
Взрослые члены социумов, осуществляя целесообразную деятельность, действовали в последовательно сти, осознавая потребность, представляя удовлетворяющий ся предмет (цель), сферу его добычи, осуществляя поиск, мобилизацию и применение средств, адекватных условиям достижения цели, проявляя, при всем при этом, творчество. К природной среде с целью удовлетворения потребностей все имели свободный доступ, а применяемые в деятельности средства принадлежали общинам.
Молодые поколения социализировали сь в посильном участии в делах взрослых: приобретали знания, умения и навыки осуществления целесообразной деятельности, причем настолько полно и гармонично, насколько позволяли задатки способностей каждого.
В социальных образованиях люди были нравственными, солидарными, с природой были в гармоничных отношениях.
 
 
0 #2 Вячеслав 15.12.2012 11:44
Уважаемая Людмила Алексеевна!
На нашей планете с позднепервобытн ых времен по настоящий день в социальной жизни безраздельно господствует культура доминирующего, паразитирующего меньшинства – «работая на работодателя». Совершенно очевидно, её логикой, содержанием человеческая жизнь, её прародительница и содержательница – биосфера, обречены.
Между тем бытие людское изначально основывалось на деятельностной культуре, поскольку животные предки людей в антропосоциоген езе способом удовлетворения своих потребностей освоили целесообразную деятельность. При этом они, приобретя анатомию и физиологию человека, социальность, в свой новый мир вошли (причем все равно) субъектами целесообразной деятельности.
 
 
0 #1 Гарри Сабуров 06.06.2012 09:43
Поздравляю всех с днем рождения Пушкина! Сегодня, 6 июня 2012 г., с особым прискорбием прочитал материал мадам Л. Булавки. Т.к ее текст - открытое свидетельство того, что Россия умирает. Наша страна умирает потому, что всё ее пространство заражено безликими и бессмысленными потоками псевдо-интеллектуальны х поисков. Весь опус мадам Булавки, по сути, сводится к последнему абзацу: "... И без всего этого никогда бы не появился фильм Григория Александрова «Цирк», ставший художественным символом культурно­го диалога представителей разных народов. И самое главное – диалога по поводу Человека". Можно было сказать об этом на русском языке - а не на вымученном псевдо-научном "волапюке".
Если наша страна продолжит "генерировать" монстров в духе Булавки - история России "свернётся" еще скорее, чем прогнозируется.
 

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2021 belkin.tmweb.ru. Все права защищены.
Сейчас 1423 гостей онлайн