Воскресенье, 16 Мая, 2021
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

 

Александр наложил на бумагу осторожную резолюцию: «Все это так ново, необычайно и фантастично, что с трудом верится в возможность успеха», – присвоив, однако, Петру Александровичу чин действительного статского советника. Но реальное планирование дальневосточного маршрута развивалось по иному сценарию.

Стратегический спор о генеральном маршруте Транссибирской магистрали шел вокруг двух версий: проводить ли ее вдоль Амура, имея в виду развитие смежных российских территорий («колонизационное и базоустроительное значение»), либо протянуть сквозь китайские земли (Хэйлундзян–Гиринь). Сторонником первого пути – Амурской железной дороги – был Приамурский генерал-губернатор, командующий войсками военного округа Сергей Духовский, альтернативную ветку – КВЖД – лоббировали Витте и тогдашний министр иностранных дел Алексей Лобанов-Ростовский. При этом маячил и гораздо более амбициозный проект: соединение в перспективе южнокитайского ответвления дороги с северо-восточным вектором индокитайского железнодорожного проекта Франции в единую трансазиатскую железнодорожную сеть, что, однако же, само по себе предопределяло активное включение Великобритании в новый раунд «Большой игры».

Между тем в 1894 году в сюжете произошли серьезные подвижки: летом началась война между Японией и Китаем, а осенью умер Александр III.

Желтороссия

Парадоксальным образом результаты войны оказались на руку российской политике в Китае. В ходе боевых действий японцами был захвачен Люйшунь (Порт-Артур), выкупленный затем Китаем (на французские деньги) в соответствии с коррективами, внесенными в Симоносекский мирный договор (1895) в результате тройственного протеста России, Германии, Франции.

Дальнейшее развитие событий обретало стремительный характер. Вот краткая хронология. В декабре 1895 года был учрежден Русско-Китайский банк с капиталом 6 миллионов рублей, преимущественно французским (пять восьмых поступило от четырех французских банков, а остальные деньги предоставил Петербургский международный банк), с целью финансирования грандиозного транспортного проекта. Модельные наметки новой дальневосточной композиции были прочерчены в секретном антияпонском договоре Ли–Лобанова – союзном договоре между Российской империей и Китаем, подписанном высокопоставленным китайским сановником Ли Хуан Чжаном и российским министром иностранных дел во время коронации Николая II. Договор официально предоставлял России право на постройку железнодорожной магистрали через территорию Маньчжурии.

27 августа 1896 года китайский посланник Сюй Цзэн Чэн подписал с правлением Русско-Китайского банка соглашение о предоставлении на 80 лет права на строительство железной дороги через Маньчжурию. В январе 1897 года император издал указ о назначении Сюй Цзэн Чэна (бывшего до этого посланником в Петербурге и Берлине) председателем Общества КВЖД, выборы правления которого прошли в конце года.

Все это означало начало строительства железной дороги (август 1897 года) и реализацию масштабного российского проекта «Желтороссия».

Желтороссия – не слишком известное определение Русской Маньчжурии, отчасти Монголии и Туркестана, но более – проекта генерала Николая Гродекова и альтернативного по формуле исполнения (ориентированного скорее на типологию Русско-Американской компании), однако аналогичного по содержанию проекта Витте. Целью обоих проектов было геополитически/геоэкономически мотивированное закрепление (фактическое и правовое) идеи Русской Маньчжурии и обустройство основного инструмента данного действа – КВЖД. Кстати, отзвуки замысла сохранились в планах переустройства России Петра Столыпина и были им частично реализованы.

Композиция КВЖД включала фактическую полосу отчуждения на десятки километров от полотна, где действовали не китайские и не российские законы, а Устав – свод норм, заменявший национальные законодательства. Предусматривалось возведение десятков поселений, причем строительство местной столицы – Харбина – привязывалось к реке Сунгари, создавая, таким образом, опору сразу на два путепровода. Управление территорией должно было осуществляться военными комиссарами, для чего создавались особые войска – Сунгаринское казачество и Корпус пограничной стражи (Заамурский округ). Предполагалось массовое переселение кубанского казачества, переброска морским путем иных казачьих частей. И уже в апреле 1897 года на берега Сунгари прибыл авангардный отряд Строительного управления КВЖД под охраной пешей Кубанской полусотни есаула Павиевского.

Тут, помимо приходящих на ум воспоминаний об океанических эскизах Русско-Американской компании, возникают параллели с парагосударственной практикой компаний, типологически схожих с Ост-Индской. Либо госкорпораций с их особыми привилегиями, частными армиями и анклавными хозяйствами уже в наши дни.

Обсуждалось также строительство южной ветки КВЖД от Харбина к крепости Люйшунь (Порт-Артур) и городу Далянь (Дальний). Оппонентами в споре о целесообразности этой стратегической авантюры выступали Витте и министр иностранных дел Муравьев.

***

Проект Желтороссии пережил впечатляющий взлет и не менее впечатляющее крушение.

В конце 1897 года началась фактическая колонизация Китая. В ноябре Германия арендовала у Китая на 99 лет порт Цзяочжоу/Циндао (Шаньдунский полуостров), что привело к аналогичным действиям других держав. Франция обосновалась в Гуанчжоуване, Великобритания заняла порт Вэйхайвэй (северная часть Шаньдуна). Россия также перешла к активным действиям, решив укрепиться на Ляодунском полуострове, превратив Люйшунь в военно-морскую базу с незамерзающим портом, а Далянь – в международный коммерческий терминал.

В декабре того же года в бухту прибыл отряд кораблей во главе с крейсером «Рюрик». А в марте 1898 года в результате секретных переговоров была подписана русско-китайская конвенция, и Ляодунский полуостров вместе с Люйшунем, Далянем, островами Эллиот, Блонд, Саншантао, Роунд, Кеп, Мурчисон оказались сданными в аренду России на 25 лет. Таким образом, российский флот получил на тихоокеанском побережье (Желтое море) незамерзающую морскую базу. На территории созданной Квантунской области было введено российское гражданское управление во главе с генерал-адъютантом, вице-адмиралом Евгением Алексеевым, ставшим также командующим Тихоокеанским флотом России.

Началось интенсивное обустройство Порт-Артура, Дальнего, строительство столицы Квантунской области – города Харбина. Одновременно России была предоставлена концессия на прокладку ЮМЖД.

Однако уже в 1899 году произошли события, повлиявшие на судьбу проекта, – восстание ихэтуаней, известное также как «боксерское восстание», повлекшее погромы на КВЖД, а также «посольский инцидент» в Пекине (1900). Менее знакомы такие аспекты названных событий, как штурм Благовещенска или массовое истребление христиан в Китае.

После подавления восстания в ходе интервенции восьми государств Россия в 1901 году осуществила фактическую аннексию Ляодуна, ставшего российским протекторатом. Был образован Комитет по делам Дальнего Востока во главе с Николаем II. Императорским же указом от 30 июля 1903 года из Приамурского генерал-губернаторства и Квантунской области создавалось Дальневосточное наместничество во главе с Алексеевым, получившим право подписи международных договоров. И разработан план освоения Желтороссии, включавший массовое переселение крестьян из европейской части империи, русификацию населения (с той оговоркой, что под русификацией на языке того времени понималась христианизация), создание из отставных военных гражданского корпуса (чиновничества). Данный опыт, кстати, повторили большевики после гражданской войны, когда была предпринята попытка восполнить нехватку административных кадров за счет демобилизованного командного состава Красной армии.



НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2021 belkin.tmweb.ru. Все права защищены.
Сейчас 1228 гостей онлайн