Воскресенье, 16 Мая, 2021
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

 

Изучение характера и направленности происходящих изменений в странах СНГ имеет ключевое значение для понимания сути переходных процессов не только в России, но и в ННГ, обладающих общностью черт постсоветской трансформации. Особенностью этого перехода в странах ближнего зарубежья является его осуществление в трех аспектах – в области политики, экономики и строительства государства. В противоположность переходным процессам в других государствах постсоциалистическая трансформация осуществлялась здесь в большей степени в области строительства национальной государственности, введения рыночной экономики, а построение гражданского общества и демократизация политической системы были отложены как второстепенные задачи. При этом не следует забывать, что каждое из постсоветских государств выбрало свою модель, определило приоритеты социально-экономического и политического развития. К сожалению, ни одно из государств на постсоветском пространстве не смогло определить ориентиры своего развития, опирающиеся на морально-нравственные ценности народа, выработанные за всю его историю. Формирование и институционализация политических партий в СНГ определялись не только внешними, но и внутренними факторами их развития.

Учет исторически сложившихся традиций, политической культуры, менталитета, позволил найти собственные формы и методы политического самоопределения. Однако описать эти режимы, сопоставить их с определенным набором образцов, выстроить их концептуальные схемы, операционализировать понятия, объяснить в рамках политических теорий среднего уровня и транзитологии – весьма проблематично. Попытки это осуществить превращаются в простую констатацию объекта описания. Как можно отразить то, что происходит на самом деле? В чем особенность каждой политической модели? Как организована власть, какие она выполняет функции? Как действуют каналы коммуникации между властью и обществом? В силу объективных и субъективных причин низкий порог гражданского участия не был преодолен, поэтому вопросы о демократической институционализации и мотивации к реальному политическому участию, наполнению новых институтов подлинными ценностями возникнут вновь. Заимствование западных образцов и ценностей, не соответствующих духу и традициям народа, поставило страны СНГ в разряд государств догоняющего развития, вынудило опираться на взгляды и оценки извне.

Особенности постсоветской трансформации и наличие аналогичных черт в разных государствах СНГ предполагают приоритетное внимание к исследованию, с одной стороны, национальных интересов и методов их реализации в глобализирующимся мире, с другой стороны, позиционирования страны в международных информационных потоках. Именно профессиональное позиционирование и идентификация страны имеют решающее значение в формировании мировой повестки дня. В динамично развивающейся информационной среде каждое из этих государств выстраивает свои коммуникации, ориентированные на внутреннюю и внешнюю общественность.

Обладая собственным виде­нием исторической перспективы, наша страна практически находилась в чужом проекте построения демократия и рынка, и демократия для нее имела внешний источник легитимности. Перенимаемые западные ценности рассматривались истеблишментом как средство продвижения собственных интересов в сфере управления. Политолог Рифат Шайхутдинов так оценивает данную коллизию: «В этих условиях невозможно конкурировать в современном мире. Трудно выиграть в игре, в которой соперник заведомо сильнее. Тем более невозможно выиграть у соперника, который либо меняет правила по которым ты играешь, либо сам их нарушает, поскольку обладает властью над трансценденцией демократии, рынка. То же самое относится к праву и правам человека». Последствия данных процессов известны: размыты черты, определяющие образ нации, утрачены стандарты и ценности, подменены духовные идеалы, ценностные ориентиры осознания своего места в обществе, которые лежали в основе ранее доминировавшей политической культуры. За постсоветское время система не вросла в новые структуры, которые она создавала. В качестве системной опоры при выстраивании властной вертикали предполагается обновление элит. Но эта нравственно неразвитая часть общества неспособна обеспечивать динамику политической системы, политическое развитие государства и общества. Правящий элитный слой прошел все фазы развития и упадка и, утратив обременяющие его идеалы национального служения, сильно нуждается в замене на новые элитные образования.

Имманентной чертой режимов является не только внутриэлитное напряжение, но поиск механизма мирной передачи власти – без обрушения декоративных форм и основы их поддержания и жизнеобеспечения. Специфика политического развития в СНГ состоит в том, что в сформированных моноцентрических режимах происходит отчуждение элит от общества и качество государственного управления не соответствует остроте и масштабу возникающих задач. Власть теряет свою прочность и способность управлять и корректировать социально-политические сценарии, своевременно оздоровлять общественно-политическую атмосферу и обновлять элиту, задавать параметры воспроизводства и конкурентоспособности. За 20 с лишним лет независимости элитарии неукоснительно освобождались от всякой ответственности и контроля со стороны общества. Уйдя из социальной сферы и устранившись от своих прямых обязанностей, истеблишмент использует инструменты имитации, заботясь только о личном обогащении, укреплении и сохранении себя во власти. Внутренняя логика их интересов и мотиваций вступает в противоречия с логикой модернизации страны и реализацией стратегии прорыва. Нечуткость власти к вызовам времени, ее слабая отзывчивость на общественные настроения, отсутствие каналов мобильности элит и возможных интеракций приводят к накоплению социальных патологий и коррупции. Думается что, следует мобилизовать способности истеблишмента, объективно работающего на стабильность, отстаивать не только корпоративные и личные интересы, но и интересы государства, нации. Коррупция в качестве системного недуга уже и внутри самой власти воспринимается как угроза национальной безопасности. Проблема власти в моноцентрических режимах состоит в том, что если будет утрачиваться влияние первого лица государства, которое уже не сможет заставить властные институты служить отечеству, а не кланам и теневым фигурам, то будет продолжаться рефеодализация государства и общества.

Очевидно, что в таком патерналистском подходе скрывается и определенная опасность для устойчивости политической системы. Проект власти зиждется в основном на синтетической харизме – рейтинговом авторитете лидера. Думается, что здесь нужен иной подход: опора не на харизматическую фигуру как ключевую основу лидерства, а на политические институты.

Неустойчивые политические институты слабо влияют на динамику политических процессов. В результате пассивно адаптирующийся к модернизации социум, живущий между привычным и чрезвычайным, так и не обрел чувства национальной идентичности, неразрывной эмоциональной связи с прошлым, настоящим и будущим. Данное состояние присуще практически всем странам, находящимся в процессе модернизации. Это вполне объяснимо: режимы не смогли консолидировать элиты и народ, сформировать независимые политические институты, культивировали гедонизм и опирались на конкурировавшие друг с другом сети, организованные на отношениях патроната и клиентелы. Введение рыночной экономики и демократии в пост­советские общества является политическим проектом. Однако не исключено, что демократия и рыночная экономика могут быть не восприняты большинством населения в качестве желанной перспективы. Если эти прогнозы окажутся верными, тогда мы получим ящик Пандоры, переполненный парадоксами, с которыми никакая теория перехода не справится. Очевидно и другое, предварительным условием процесса модернизации является доверие народа государственной власти и политическим партиям, способным обеспечить стабильность. Поэтому персоналистская модель бывает неэффективна не только в период трансформации, но и сулит высокие политические риски в процессе выстраивания консолидированной демократии. Развитие авторитарных черт в политических режимах на постсоветском пространстве при параллельном складывании партийной системы с доминирующей партией неизбежно ведет к выравниванию электорального пространства, упрощению структуры партийной системы и заметным изменениям электоральных предпочтений граждан.

Каждое из независимых государств обеспечивает взаимоприемлемое функционирование этих двух подсистем в рамках собственной политической системы. При этом информирование каждой стороны о ситуации и действиях другой адекватно для принятия решений с учетом национальной специфики. Во многих государствах этот механизм декоративен и малоэффективен. Если анализировать работу механизмов взаимодействия власти и общества, то можно заметить характерные нарастающие настроения недоверия и отстраненности при отсутствии консолидированности той и другой сторон.

Общество слабо структурировано, его интересы в целом и отдельных крупных групп слабо артикулированы и не представлены, не учитываются при принятии решений. Причина этого заключается в слабости институтов. Без активных публичных кампаний структуризация общества невозможна, а сегодня во всех странах СНГ публичная политика заменена кабинетной. Неудача интеграционного проекта в масштабе Содружества во многом связана с нежеланием правящих элит поступиться обретенным суверенитетом, а без этого невозможна реальная интеграция.


НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2021 belkin.tmweb.ru. Все права защищены.
Сейчас 1215 гостей онлайн