Понедельник, 25 Октября, 2021
   
(4 голоса, среднее 5.00 из 5)

 

Джордж Шульц, госсекретарь США при Рональде Рейгане, все еще, видимо, празднующий победу над СССР, дает совет по ускорению умерщвления России: «Нам надо добиться, чтобы соседние с Россией страны не зависели от поставок российских нефти и газа, которые Россия использует в качестве оружия. У нас есть природный газ, и мы должны быть готовы доставлять его в Европу. В мире пре­достаточно нефти. Нам надо избавить эти страны от зависимости от российских энергоресурсов. Может быть, таким образом мы преподадим России урок. Вдобавок к падающим ценам на нефть она потеряет и часть рынка сбыта. Причем, может быть, навсегда».

Нет, не сбудутся мечты Джорджа Щульца! По крайне мере в том, что урок вы нам преподать не сможете, даже если «преподать урок» значит «наказать». Вы не можете нас «наказать», потому что алчный, злобный и мстительный агрессор наносит вред, а не «наказывает» и не «учит». Чтобы «наказывать», надо иметь на это моральное право, признаваемое нами, чтобы «преподносить урок», надо учить тому, чему мы хотим научиться. А вы в своих мечтах и делах стоите в наших глазах, в наших представлениях о должном нравственно ниже самого низменного уровня.

Конечно, не все в США разделяют наиболее агрессивный вариант «американского императива», несомненно, и в политических, и в финансовых элитах США есть те, кто считает сотрудничество с Россией более продуктивным императивом, нежели стремление вынудить Россию следовать в весьма узком коридоре возможностей, оставляемом ей приверженцами санкций и давления. Голоса этих прагматиков слышны, но влияния на внешнеполитическую доктрину Америки они пока не оказывают. А тот «американский императив», в рамках которого Россию надо «переформатировать» под интересы правящей элиты США, действует давно, и перспектив отказа от него не видно.

Поэтому перед нами две возможности. Первая: согласиться с переформатированием, принять условия капитуляции, вытекающие из предлагаемого «императива», – как этого требует та часть нашего общества, которую мы в условиях холодной войны справедливо называем пятой колонной. Или принять сражение и победить, отстаивая право не только на собственный путь и модель существования, на защиту своих ценностей, своей земли и ее богатств. По сути, нам придется отстаивать право на собственные представления о добре и зле, о должном и недолжном. Право на свою многовековую этическую систему.

Но чтобы принять сражение и победить, нам надо готовиться. В холодных войнах тоже есть свой ТВД и свои фронты: фронт культуры, фронт исторической памяти, экономический фронт, фронт духовно-этический, фронт государственного управления. Как же у нас обстоят на этих фронтах дела? Хороши ли наши армии: армия культуры, армия истории, армия экономики, духовно-нравственное воинство, армия госаппарата?

Если смотреть непредвзято и честно, как подобает патриоту своей страны, то следует прямо признать – дела обстоят плохо. Сфера культуры пронизана нигилизмом по отношению к самой себе, к собственной полноценности и значимости. Сфера образования саморазрушается, формируя малограмотное общество безвольных потребителей. Информационное пространство коммерциализировано, приспособлено под зарабатывание денег; к тому же в нем беспрепятственно хозяйничают откровенные сторонники наших противников в холодной войне. Экономическая политика на протяжении десятилетий ведет страну ко все большей зависимости всех компонентов жизнедеятельности от зарубежных контрагентов, значительная часть которых составляет армию «холодного врага». Система государственного управления не способна воздействовать на жизнь страны достаточно продуктивно: она не может исполнять даже принятые ею самой решения, не говоря уж об искусстве предвидения вызовов и угроз, о мастерстве гибкой профилактической корректировки стратегии и тактики. Политическая деятельность в стране имеет имитационный характер: ни парламентские партии, ни прочие политические организации и движения не в состоянии адекватно воздействовать на систему государственно-политического устройства и его решения. Экспертно-аналитическое и научное сообщества существуют сами по себе, они отключены от влияния на выработку решений парадигмального уровня.

Оживление обсуждения темы холодной войны, заявления о «возобновлении» или «возврате» к холодной войне – всего лишь реакция на перманентные экономические войны, переходящие из одной фазы в другую, в рамках которых у кого-то возникают финансовые потери, а у кого-то – прибыли. К экономическому фронту холодной войны следует, разумеется, относиться со всей серьезностью. Сегодня наша экономическая слабость – велика, экономическая зависимость от «холодных врагов» – критична, экономическая управляемость нашей «элитой» извне – трагична. Следует, однако, ясно понимать, что сама возможность такой управляемости возникла прежде всего потому, что «элита» уже проиграла войну в этической сфере, ценностная матрица «элиты» уже содержит в себе в качестве основных элементов, ради которых следует жить, – высокий уровень потребления, алчность, эгоизм. Поэтому надо вести речь о противоборстве в пространстве ценностей, о войне «мягких сил»: прорывая этическую броню, враг достигает всего остального в организме страны и народа.

Теперь вот мы уповаем на Путина. Наши враги тоже видят в личности президента стержень сопротивления в холодной войне и открыто стремятся к его устранению. Мировое и российское политическое пространство расколото на тех, кто за Путина, и тех, кто против. Российское общество с тревогой, а то и с недоумением смотрит на никак не разрешающиеся противоречия между заявляемыми программными целями президента и, мягко говоря, неэффективными действиями правительства. И многие очень хотят «помочь Путину». Но дело в том, что Путину невозможно помогать лично. Лично можно помочь частному лицу. А главе государства можно помогать только через политический, государственный аппарат. Существующий госаппарат устроен так, что он не может выполнять иных задач, кроме тех, ради которых он проектировался и создавался и которые, по нашему мнению, ведут страну гибельным путем. Поэтому желающие «помочь Путину» должны содействовать формированию нового политического класса, нацеленного на развитие России, должны участвовать в создании нового госаппарата – по-новому устроенного и приспособленного к решению новых задач. Да, масштаб требуемых преобразований сопоставим с революционным. Готова ли «поддерживающая Путина» часть нашей элиты на проведение таких преобразований, не входят ли результаты этих преобразований в противоречие с целями представителей элиты, ареал обитания которых выходит за границы России? И готов ли к этому Путин?

Холодная война идет, враг воюет на всех фронтах одновременно. Особенность этой войны еще и в том, что здесь невозможно дать генеральное сражение, в котором или победить, или погибнуть с честью. Холодная война непрерывна во времени и пространстве, она повсюду. Наши противники отмобилизованы, мотивированны, обеспечены ресурсами, скоординированы, действуют и рядом с нами, и внутри нас. Мы сегодня слабее почти по всем пунктам.

Не мы начали и не мы агрессоры в холодной войне. Наша война – оборонительная, и это звучит как якобы высокое моральное достоинство. Но так ли это? Не разоблачать ложь и не говорить о себе правду – вовсе не норма этики. И уж определенно – не победительная стратегия. Оборонительная тактика в холодной войне – заведомо проигрышна. И даже просто контрпропаганды – которая к тому же ведется факультативно, на уровне энтузиазма частных лиц – недостаточно. Сплачивать общество в условиях войны – обязанность государства. Проводить мобилизацию, планировать и формировать ресурсное и кадровое обеспечение, разрабатывать и осуществлять на практике стратегию войны до победного конца – обязанность государства. Нужно сочетание двух видов активности – нейтрализации холодного оружия врага, направленного против нас, и воздействия собственным холодным оружием, той самой «мягкой силой», которой у нас уделено непозволительно мало внимания.

Важно также понимать, что ТВД холодной войны охватывает весь мир, и Россия – как субъект, подвергшийся влиянию, – обязана активно действовать за пределами своих формальных границ. Трагический пример Украины показывает, что политика России вообще и ее информационная политика в частности в отношении своих ближайших соседей, еще недавно живших в одном государстве и веками составлявших фундаментальную общность, была преступно беспомощной. Все сто миллионов наших соотечественников оказались после беловежского сговора под интенсивной идеологической обработкой врагов России. Подавляющее большинство этих людей годами ждали моральной и политической поддержки России, ждали голоса Москвы. Но так и не дождались… Не создано ни одного СМИ на языках бывших союзных республик, которые транслировали бы правдивый и положительный образ России и ее политических целей. И на русском языке – тоже ничего не создано. А вот инструментов, целью которых было и есть создание негативного образа нашей страны, искажение сути ее политики, – великое множество. Это не только многочисленные СМИ, но и тотальная мутация систем образования и воспитания населения в духе неприязни к России, искажение ее роли в истории этих стран и народов. Так Россия проигрывает холодную войну, и в результате уже у наших границ идет война настоящая, с тысячами убитых, с разрушенными городами, с потоками беженцев и резким ухудшением международного положения России.

Надо укреплять собственные патриотические войска, обеспечивать их идеологическими ресурсами, общими целями, должной координацией. Надо нейтрализовывать диверсионные группы врага, активно действующие на нашей территории, надо обучать и готовить кадры. Надо размораживать, оживлять политическую жизнь. Надо выявлять «своих» на всех уровнях политического класса, оказывать им поддержку, мотивировать их к победе. Необходима позитивная программа государственного строительства на ясной для всех и принимаемой большинством этической платформе. На системный вызов нужен системный ответ.

…Война холодная – война народная. Каждый из нас – участник войны, и каждый – на передовой, и каждый – воюет, даже не осознавая этого. Но каждый ли знает – по какую линию фронта он сражается, на чьей он стороне воюет?

Joomla Templates and Joomla Extensions by ZooTemplate.Com


НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

ПОСЛЕДНИЕ КОММЕНТАРИИ

© 2021 belkin.tmweb.ru. Все права защищены.
Сейчас 3092 гостей онлайн