(1 голос, среднее 5.00 из 5)


Как создавали «Тополь-М»
Дмитрий Андреев

4 сентября 2012 исполнилось 75 лет Герою России, заслуженному машиностроителю РФ, кандидату технических наук генерал-лейтенанту Владимиру Болысову

Ес­ли ког­да-ни­будь мне при­дёт­ся снять до­ку­мен­таль­ный фильм о том, как в смут­ное пост­пе­ре­ст­ро­еч­ное вре­мя ра­кет­чи­ки «про­рас­ти­ли» но­вые мо­дер­ни­зи­ро­ван­ные «То­по­ля» – гор­дость на­шей су­хо­пут­ной сос­тав­ля­ю­щей стра­те­ги­чес­кой три­а­ды, – то глав­ным ге­ро­ем мо­ей кар­ти­ны ста­нет Вла­ди­мир Бо­лы­сов. Пер­вый и един­ствен­ный во­ору­же­нец РВСН, наг­раж­дён­ный звез­дой Ге­роя Рос­сии.

Так уж по­ве­лось, что ра­кет­чи­ков ор­де­на и ме­да­ли обыч­но об­хо­дят сто­ро­ной. Всё-та­ки са­мые «мир­ные» войс­ка, как не­ко­то­рые счи­та­ют. Но ес­ли, не при­ве­ди, ко­неч­но... им всё же при­дёт­ся по­вер­нуть тот са­мый ключ, то и наг­раж­дать-то бу­дет позд­но! А то, что, поч­ти на не­де­лю про­па­дая для семьи, они спус­ка­ют­ся в под­зе­мелье, где воз­дух не­ве­со­мо чист, и нап­ря­жён­но от­ра­ба­ты­ва­ют там сот­ни сиг­на­лов... На то оно и бо­е­вое, это де­жу­р­ство!

Что уж го­во­рить о во­ору­жен­цах, конструк­то­рах, раз­ра­бот­чи­ках на­ших ра­кет. О них и вов­се вспо­ми­на­ют лишь при ава­ри­ях. А ведь есть ещё и бес­сон­ные но­чи, что ко­ро­та­ют они за чер­те­жа­ми в этом сво­ём на­уч­ном схим­ни­че­ст­ве, «за­бы­ва­ясь» на не­де­ли, ме­ся­цы, го­ды, о том, что до­ма ждут же­на и де­ти. Есть пре­о­до­ле­ние стрес­со­вых си­ту­а­ций во вре­мя ис­пы­та­ний, ре­ше­ний слож­ней­ших на­уч­но-тех­ни­чес­ких за­дач – это то­же под­виг, из­ве­ст­ный толь­ко им од­ним. Но об этом по­че­му-то очень ред­ко го­во­рят, пи­шут в га­зе­тах, сни­ма­ют ки­но...

Пос­ле трёх­ча­со­вой бе­се­ды с Вла­ди­ми­ром Бо­лы­со­вым – а он ред­ко да­ёт ин­тервью – ду­ма­лось толь­ко о том, что га­зет­ный очерк не об­ла­да­ет ар­се­на­лом тех вы­ра­зи­тель­ных средств, что до­ку­мен­таль­ная ки­но­лен­та. Не пе­ре­дать сло­ва­ми, зас­тыв­ши­ми пе­ти­том на бу­ма­ге, как в су­ма­тош­ной кру­го­вер­ти дней они за­бы­ва­ют обо всём, кро­ме «де­ла». Сог­ла­со­ва­ния, со­ве­ща­ния, спо­ры, по­ис­ки тех­ни­чес­ких ре­ше­ний, уда­чи и не­у­да­чи при ис­пы­та­ни­ях... И сно­ва пре­ния, со­ве­ща­ния, сог­ла­со­ва­ния... А за­тем – опять ис­пы­та­ния в КБ, на за­во­дах или по­ли­го­нах... По­иск ре­ше­ний оче­ред­ных проб­лем, а они не­из­беж­ны. Не бы­ло ещё та­ко­го комп­лек­са, ко­то­рый бы уда­лось «соб­рать» так же лег­ко, как, ска­жем, детс­кий конструк­тор. Ре­аль­но соз­да­ние ра­кет­ных комп­лек­сов – веч­ный по­иск ре­ше­ния тех или иных проб­лем, без это­го – ни­как.

Поч­ти треть ве­ка ге­не­рал-лей­те­нант Бо­лы­сов не­пос­ре­д­ствен­но и ак­тив­но участ­во­вал в соз­да­нии, ис­пы­та­нии и пос­та­нов­ке на бо­е­вое де­жу­р­ство це­ло­го се­мей­ства ра­кет­ных комп­лек­сов. Не­ко­то­рые из них и се­год­ня сос­тав­ля­ют груп­пи­ров­ку РВСН.

Бо­е­вые ра­кет­ные комп­лек­сы име­ют нес­коль­ко по­ко­ле­ний. Мно­гие из них те­перь мож­но уви­деть лишь в му­зе­ях и до­ку­мен­таль­ных ки­но­лен­тах. Как и ту са­мую ра­ке­ту Р-12, на ко­то­рой в пред­две­рии Ка­ри­бс­ко­го кри­зи­са он ещё лей­те­нан­том – на­чаль­ни­ком от­де­ле­ния – де­жу­рил в Бе­ло­рус­сии. Кста­ти, как это ни уди­ви­тель­но, но Вла­ди­ми­ра Ива­но­ви­ча мож­но от­нес­ти к чис­лу пер­воп­ро­ход­цев РВСН. Слу­жить в них он на­чал че­рез три ме­ся­ца пос­ле то­го, как воз­ник этот са­мый гроз­ный вид, а ны­не род войск. У не­го тог­да, прав­да, бы­ли дру­гие пла­ны – пос­ле окон­ча­ния Во­ен­но-воз­душ­ной ака­де­мии име­ни А.Ф. Мо­жайс­ко­го он хо­тел ле­тать бор­тин­же­не­ром на стра­те­ги­чес­ком бом­бар­ди­ров­щи­ке. И как он ни про­ти­вил­ся по­во­ро­ту судь­бы, ра­пор­ты о нап­рав­ле­нии в ВВС где-то те­ря­лись. Неч­то по­доб­ное, кста­ти, мне при­хо­ди­лось слы­шать от мно­гих ге­не­ра­лов Ра­кет­ных войск, ви­ди­мо та­кая она, ра­кет­ная судь­ба...


 

Жиз­нен­ный путь Вла­ди­ми­ра Бо­лы­со­ва вряд ли мож­но втис­нуть в ка­кие-то «рам­ки». Детство, ом­ра­чён­ное вой­ной. Бло­кад­ный Ле­ни­нг­рад.

– В мо­ей па­мя­ти сох­ра­ни­лись мно­гие тя­жё­лые эпи­зо­ды, – вспо­ми­на­ет Вла­ди­мир Ива­но­вич, не вда­ва­ясь в под­роб­нос­ти. – В та­ких си­ту­а­ци­ях де­ти быст­ро взрос­ле­ют и па­мять ста­но­вит­ся цеп­кой...

Это свой­ство па­мя­ти от­ли­ча­ет его от мно­гих. Он пом­нит поч­ти на­и­зусть все до­пи­сан­ные за не­го га­зет­чи­ка­ми ди­а­ло­ги, пе­ре­и­на­чен­ные ком­мен­та­рии. По­то­му-то и не лю­бит встре­чать­ся с жур­на­лис­та­ми, от­но­сит­ся к ним с не­ко­то­рым не­до­ве­ри­ем. От­то­го и об­ще­ние с ним бы­ло столь ин­те­рес­ным, что я не ки­но­до­ку­мен­та­лист.

Мне не раз при­хо­ди­лось слы­шать, что ге­не­рал Бо­лы­сов не­ма­ло сде­лал, что­бы улуч­шить так­ти­ко-тех­ни­чес­кие ха­рак­те­рис­ти­ки тех ра­кет­ных комп­лек­сов, на ко­то­рых «стра­те­ги» не­сут свою бо­е­вую вах­ту и по сей день. Это и «Во­е­во­ды», ук­рыв­ши­е­ся в Орен­буржье и Крас­но­я­рс­ком крае, и «То­по­ля», «рас­са­жен­ные» по всей Рос­сии, и, ко­неч­но, «Сти­ле­ты», ко­то­рые уже бо­лее 30 лет не­сут де­жу­р­ство. Мно­гое бы­ло до­ра­бо­та­но в них не без его учас­тия, в том чис­ле и воз­мож­ность опе­ра­тив­но­го пе­реп­ри­це­ли­ва­ния, рас­чё­та по­лёт­ных за­да­ний не­пос­ре­д­ствен­но на пус­ко­вых ус­та­нов­ках, и спо­соб­ность на­ших мо­биль­ных «То­по­лей» про­во­дить пуск с лю­бой точ­ки марш­ру­та бо­е­во­го пат­ру­ли­ро­ва­ния. Не­у­ди­ви­тель­но, что, пе­ре­шаг­нув по­рог его ка­би­не­та, я знал, с кем имею де­ло. Но обо всём этом он, ви­ди­мо из скром­нос­ти, не ска­зал ни сло­ва. Раз­го­вор мы по­ве­ли о том, как по­вы­ша­лась стой­кость на­ших комп­лек­сов к по­ра­жа­ю­щим фак­то­рам ядер­но­го взры­ва, их ав­то­ном­ность и, ра­зу­ме­ет­ся, точ­ность...

Зва­ние Ге­роя Рос­сийс­кой Фе­де­ра­ции ге­не­рал-лей­те­нант Бо­лы­сов по­лу­чил пос­ле ус­пеш­но­го ис­пы­та­ния из­ве­ст­но­го все­му ми­ру комп­лек­са «То­поль-М». Это бы­ло тя­жё­лое вре­мя, вре­мя «чу­до­вищ­ных», как вы­ра­зил­ся мой со­бе­сед­ник, пе­ре­мен. Этот эпи­тет им так же выст­ра­дан, как и са­ма ра­ке­та, ко­то­рая ста­ла зна­ко­вой в его би­ог­ра­фии.

– То, что про­и­зош­ло в 1990-е, – это об­вал. Раз­ва­ли­лась ко­опе­ра­ция бо­е­во­го ра­ке­то­ст­ро­е­ния. Она фор­ми­ро­ва­лась де­ся­ти­ле­ти­я­ми, и вдруг в один мо­мент её предп­ри­я­тия ока­за­лись в раз­ных го­су­да­р­ствах. А тре­бо­ва­лось соз­да­ние ра­кет­но­го комп­лек­са с ка­че­ст­вен­но но­вы­ми ха­рак­те­рис­ти­ка­ми, но в рам­ках ог­ра­ни­че­ний, пре­дус­мот­рен­ных меж­ду­на­род­ны­ми до­го­во­ра­ми. На­до ска­зать, что сам за­мы­сел но­во­го ра­кет­но­го комп­лек­са был рож­дён ещё при Со­ве­тс­ком Со­ю­зе. Эту те­му кро­ме Мос­ко­вс­ко­го инс­ти­ту­та теп­ло­тех­ни­ки про­ра­ба­ты­ва­ли и НПО «Ма­ши­но­ст­ро­е­ния», на­чи­на­лись ра­бо­ты КБ «Юж­ное» (Ук­ра­и­на), но од­ноз­нач­ных ре­ше­ний о раз­ра­бот­ке и об­ли­ке комп­лек­са не бы­ло. И в та­кой си­ту­а­ции всё вмиг при­хо­дит в упа­док. Предп­ри­я­тия ни­ща­ют, спе­ци­а­лис­ты раз­бе­га­ют­ся в по­ис­ках оп­ла­чи­ва­е­мой ра­бо­ты, что­бы про­кор­мить семью. Мно­гие учё­ные тор­го­ва­ли на рын­ках заг­ра­нич­ным шир­пот­ре­бом. Как в из­ве­ст­ной пес­не Тро­фи­ма, ког­да конструк­тор-ин­же­нер вдруг стал «про­дав­цом седь­мо­го ря­да». Та­кие тог­да бы­ли вре­ме­на. Да и во­ен­ным при­хо­ди­лось нес­лад­ко: кто-то разг­ру­жал ва­го­ны, дру­гие – сни­ма­ли по­го­ны...

– Всё раз­ру­ша­лось, Во­ен­но-про­мыш­лен­ной ко­мис­сии при пра­ви­тель­стве не ста­ло, как, впро­чем, и обо­рон­ных ми­нис­терств. Вмес­те с ни­ми ис­чез­ло про­ве­де­ние еди­ной го­су­да­р­ствен­ной по­ли­ти­ки в «обо­рон­ке». Ут­ра­чи­ва­лись тех­но­ло­гии, раз­бе­га­лись спе­ци­а­лис­ты, – про­дол­жа­ет Вла­ди­мир Бо­лы­сов. – Про­фес­со­ра тор­го­ва­ли в ларь­ках, за­ни­ма­лись част­ным из­во­зом. И у нас, и на Ук­ра­и­не лю­ди по­ки­да­ли КБ. Раз­вал шёл так быст­ро, что мед­лить бы­ло нель­зя. Тре­бо­ва­лись сроч­ные ре­ше­ния, нуж­на бы­ла ре­аль­ная про­е­кт­ная те­ма. Как раз в это вре­мя глав­но­ко­ман­ду­ю­щий РВСН ге­не­рал ар­мии Юрий Пав­ло­вич Мак­си­мов пос­та­вил нам (я тог­да был пер­вым за­мес­ти­те­лем на­чаль­ни­ка Глав­но­го уп­рав­ле­ния ра­кет­но­го во­ору­же­ния) за­да­чу возг­ла­вить фор­ми­ро­ва­ние так­ти­ко-тех­ни­чес­ких тре­бо­ва­ний к но­во­му комп­лек­су. Речь шла о су­ще­ст­вен­ной мо­дер­ни­за­ции «То­по­ля». Имен­но бла­го­да­ря это­му про­ек­ту уда­лось вер­нуть в КБ и на за­во­ды спе­ци­а­лис­тов. А тех, кто уже со­би­рал­ся уволь­нять­ся, удер­жать. Лю­ди опять по­ве­ри­ли в то, что они нуж­ны. Мос­ко­вс­ко­му инс­ти­ту­ту теп­ло­тех­ни­ки в тес­ном вза­и­мо­дей­ствии с во­ен­ны­ми уда­лось в ко­рот­кий срок соз­дать чис­то рос­сийс­кую ко­опе­ра­цию предп­ри­я­тий по раз­ра­бот­ке и про­из­во­д­ству бо­е­вых ра­кет­ных комп­лек­сов. Про­я­вил­ся вы­со­чай­ший про­фес­си­о­на­лизм спе­ци­а­лис­тов инс­ти­ту­та, смеж­ных предп­ри­я­тий, во­ен­ных.

По­нят­ное де­ло, де­нег ка­та­ст­ро­фи­чес­ки не хва­та­ло. По­э­то­му преж­ний опыт раз­ра­бот­ки не всег­да был дос­та­точ­ным. К то­му же ра­ке­та долж­на бы­ла ис­поль­зо­вать­ся как в шах­тах, так и в мо­биль­ных ра­ке­то­нос­цах. Как из­ве­ст­но, в фев­ра­ле 1993 го­да ука­зом Пре­зи­ден­та Рос­сийс­кой Фе­де­ра­ции соз­да­ние та­кой ра­ке­ты бы­ло по­ру­че­но Мос­ко­вс­ко­му инс­ти­ту­ту теп­ло­тех­ни­ки. Си­ту­а­ция ос­лож­ня­лась тем, что МИТ до это­го ра­кет­ных комп­лек­сов шахт­но­го ба­зи­ро­ва­ния не де­лал. Тут воз­ник­ли но­вые труд­нос­ти...

Толь­ко на Ук­ра­и­не ос­та­лась треть раз­ра­бот­чи­ков и из­го­то­ви­те­лей. По сло­вам Вла­ди­ми­ра Ива­но­ви­ча, че­го сто­ит толь­ко днеп­ро­пет­ро­вс­кое КБ «Юж­ное». А как сбро­сить со сче­тов харь­ко­вс­кие, ки­евс­кие и дру­гие предп­ри­я­тия? Сло­вом, те за­да­чи, ко­то­рые ре­ша­лись на Ук­ра­и­не, в Бе­ло­рус­сии, дру­гих рес­пуб­ли­ках, долж­ны бы­ли взва­лить на свои пле­чи сот­ни рос­сийс­ких КБ и за­во­дов. С этим соз­дан­ная рос­сийс­кая ко­опе­ра­ция спра­ви­лась бо­лее чем ус­пеш­но.

– Ра­бо­тая над ком­пек­сом, тре­бо­ва­лось пунк­ту­аль­но при­дер­жи­вать­ся меж­ду­на­род­ных до­го­во­ров, что, бе­зус­лов­но, вли­я­ло и на не­ко­то­рые конструк­то­рс­кие ре­ше­ния. Од­на­ко, нес­мот­ря на эти слож­нос­ти, уда­лось су­ще­ст­вен­но улуч­шить ха­рак­те­рис­ти­ки соз­да­ва­е­мой ра­ке­ты по срав­не­нию с его пред­ше­ст­вен­ни­ком «То­по­лем»: и не толь­ко бла­го­да­ря но­вой сис­те­ме уп­рав­ле­ния...

Ге­не­рал Бо­лы­сов глу­бо­ко взды­ха­ет, вы­дер­жи­вая зна­чи­тель­ную па­у­зу. Вспо­ми­ная, как из-за прес­ло­ву­то­го фи­нан­со­во­го воп­ро­са приш­лось да­же пе­ре­ст­ра­и­вать ме­то­ди­ки стен­до­вых ис­пы­та­ний. Их на­до бы­ло сде­лать бо­лее ин­фор­ма­тив­ны­ми, ох­ва­ты­ва­ю­щи­ми ши­ро­кий спектр раз­лич­ных па­ра­мет­ров при каж­дом ис­пы­та­нии.

– Мы не шли на рис­ки в от­ра­бот­ке, – по­яс­ня­ет Вла­ди­мир Ива­но­вич. – По­ни­ма­ли, что ре­зуль­та­ты пер­во­го пус­ка оп­ре­де­лят судь­бу это­го комп­лек­са. Мно­гие сом­не­ва­лись в воз­мож­нос­тях его соз­да­ния, имея в ви­ду сос­то­я­ние про­мыш­лен­нос­ти в стра­не и эко­но­ми­ки в це­лом. В Мин­фи­не, дру­гих ад­ми­ни­ст­ра­тив­ных ор­га­нах не­ко­то­рые счи­та­ли его об­ре­ме­ни­тель­ным и не очень-то не­об­хо­ди­мым. По­э­то­му про­дол­же­ние раз­ра­бот­ки комп­лек­са в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни за­ви­се­ло от ус­пе­ха или не­у­да­чи при пер­вом пус­ке ра­ке­ты. В той внут­ри­по­ли­ти­чес­кой и эко­но­ми­чес­кой си­ту­а­ции в Рос­сии при не­у­да­че про­ект мог­ли и зак­рыть.

К то­му же па­ци­фис­ты и псев­до­по­бор­ни­ки де­мок­ра­тии кри­вос­ло­ви­ли на раз­ные ла­ды. Уг­ро­зы, мол, нет и быть не мо­жет. За ру­бе­жом – од­ни друзья, нам ник­то не со­би­ра­ет­ся уг­ро­жать и во­ен­но-по­ли­ти­чес­кое дав­ле­ние при ре­ше­нии спор­ных меж­ду­на­род­ных воп­ро­сов – пе­ре­жи­ток «хо­лод­ной вой­ны». На­хо­ди­лись тог­да и го­ря­чие го­ло­вы, пред­ла­гав­шие «оп­ти­ми­зи­ро­вать» РВСН до трёх-че­ты­рёх ди­ви­зий...

«Экс­пе­рт­ные» зак­лю­че­ния про­за­пад­ных эко­но­мис­тов усып­ля­ли бди­тель­ность об­ще­ст­вен­нос­ти и наст­ра­и­ва­ли её про­тив лю­дей в по­го­нах. Ан­га­жи­ро­ван­ные жур­на­лис­ты под­ли­ва­ли мас­ла в огонь: мол, ар­мия жи­ру­ет. Да­вай­те возь­мём у неё день­ги, тог­да-то и за­жи­вём!..

– По­э­то­му пер­вый пуск и дол­жен был быть в «де­сят­ку», – под­чёр­ки­ва­ет ге­не­рал Бо­лы­сов. – Всё до­ра­ба­ты­ва­ли до ме­ло­чей. Сна­ча­ла теп­ло­за­щи­ту в дви­га­те­ле пер­вой сту­пе­ни. За­тем не­об­хо­ди­мо бы­ло до­вес­ти до ума ру­ле­вые при­во­ды. Столк­ну­лись мы и с це­лым ря­дом дру­гих слож­нос­тей. Нап­ри­мер, обя­за­тель­ное за­вер­ша­ю­щее ог­не­вое ис­пы­та­ние дви­га­те­ля пер­вой сту­пе­ни пе­ред пер­вым пус­ком мог­ло быть сор­ва­но из-за то­го, что ис­пы­та­тель­ный стенд ос­но­ва­тель­но вы­шел из строя, а на под­хо­де – хо­ло­да. Воз­ник­ла уг­ро­за сры­ва на нес­коль­ко ме­ся­цев ог­не­во­го ис­пы­та­ния это­го дви­га­те­ля, а сле­до­ва­тель­но, и пус­ка ра­ке­ты. И толь­ко бла­го­да­ря ти­та­ни­чес­ким уси­ли­ям спе­ци­а­лис­тов НИИ ге­о­де­зии, под­де­рж­ке Ми­нэ­ко­но­ми­ки в ли­це за­мес­ти­те­ля ми­ни­ст­ра Вя­чес­ла­ва Фё­до­ро­ви­ча Моз­га­лё­ва стенд был прак­ти­чес­ки за­но­во соз­дан все­го за ме­сяц. Про­ве­де­ны столь не­об­хо­ди­мые за­чёт­ные ис­пы­та­ния дви­га­те­ля, что поз­во­ли­ло вый­ти на пуск. Ко­неч­но, все неп­ла­но­вые до­ра­бот­ки сдви­га­ли впра­во на­ча­ло лёт­ных ис­пы­та­ний. Но для нас ка­че­ст­во ра­бот бы­ло преж­де все­го. Прав­да, не­ко­то­рые злос­ло­ви­ли, что я, мол, спе­ци­аль­но за­тя­ги­ваю ис­пы­та­ния. Хо­чу пос­лу­жить по­доль­ше. У ме­ня уже по­до­шёл пре­дель­ный воз­раст. Я не об­ра­щал на это вни­ма­ния. Ду­мал: вот пус­тим ра­ке­ту, тог­да и по­го­во­рим...


 

На выст­ра­дан­ном, пер­вом пус­ке мо­дер­ни­зи­ро­ван­но­го «То­по­ля» мой кол­ле­га по «Крас­ной звез­де» – пол­ков­ник те­перь уже за­па­са Алек­сандр До­ли­нин – сто­ял ря­дом с ге­не­ра­лом Бо­лы­со­вым. Он сво­и­ми гла­за­ми ви­дел, как во­ору­жен­цы шеп­та­ли мо­лит­вы, свя­то соб­лю­дая не­пи­са­ные ри­ту­а­лы. Вол­но­вал­ся и Вла­ди­мир Ива­но­вич. Мо­жет быть, как ни­ког­да...

За нес­коль­ко ми­нут до то­го, как ра­ке­та прос­ти­лась с зем­лёй, тог­даш­ний глав­ком РВСН ге­не­рал-пол­ков­ник Игорь Сер­ге­ев об­ра­тил­ся к не­му: «Вла­ди­мир Ива­но­вич, есть ли где-ни­будь сла­би­на в от­ра­бот­ке? Ты ни в чём не сом­не­ва­ешь­ся?»

Он от­ве­тил: «То­ва­рищ глав­но­ко­ман­ду­ю­щий, нес­мот­ря на все слож­нос­ти, в ко­то­рых про­во­ди­лась на­зем­ная от­ра­бот­ка ра­ке­ты, сом­не­ний нет».
Слу­шая Вла­ди­ми­ра Ива­но­ви­ча, я сно­ва и сно­ва со­жа­лею о том, что га­зет­ная по­ло­са не мо­жет пе­ре­дать той эмо­ци­о­наль­ной ок­рас­ки, с ко­то­рой он рас­ска­зы­ва­ет об этом. Не без гор­дос­ти го­во­рит он се­год­ня о том, что ра­кет­ный комп­лекс «То­поль-М» стал ба­зо­вым в груп­пи­ров­ке РВСН.

В би­ог­ра­фии ге­не­рал-лей­те­нан­та Бо­лы­со­ва бо­лее 100 ис­пы­та­тель­ных пус­ков стра­те­ги­чес­ких ра­кет. Од­на­ко имен­но учас­тие в соз­да­нии «То­по­ля-М» и его ис­пы­та­ния он счи­та­ет «апо­фе­о­зом сво­ей карь­е­ры». Да­же да­ту эту Вла­ди­мир Ива­но­вич пом­нит на­и­зусть: 20 де­каб­ря 1994 го­да. К со­жа­ле­нию, он не стал тог­да ге­ро­ем те­ле­сю­же­тов. За­то стал Ге­ро­ем Рос­сии. Несп­рос­та. Мно­гое, о чём по­ка ещё не вре­мя рас­ска­зы­вать, воз­мож­но, пос­лу­жит ма­те­ри­а­лом для бу­ду­щих сю­же­тов...

Вско­ре пос­ле это­го пус­ка он ушёл в за­пас. При­чи­ной стал не толь­ко воз­раст, но и нас­тиг­нув­шие бо­лез­ни. Од­на­ко, нев­зи­рая на них, Вла­ди­мир Ива­но­вич всё так же при­но­сит поль­зу Ра­кет­ным войс­кам и на­шей «обо­рон­ке». Как за­мес­ти­тель ге­не­раль­но­го ди­рек­то­ра ОАО «Ижевс­кий мо­то­за­вод «Ак­си­он-хол­динг», он внёс су­ще­ст­вен­ный вклад в ор­га­ни­за­цию на предп­ри­я­тии из­го­тов­ле­ния ап­па­ра­ту­ры бо­е­во­го уп­рав­ле­ния ра­кет­ных комп­лек­сов РВСН, бор­то­вой ап­па­ра­ту­ры опе­ра­тив­но-так­ти­чес­ко­го комп­лек­са «Ис­кан­дер», уп­рав­ля­е­мых сна­ря­дов «Крас­но­поль», «Ки­то­лов», кры­ла­тых ра­кет «Яхонт», «Бра­мос». Не слу­чай­но в 2007 го­ду ему прис­во­е­но зва­ние зас­лу­жен­но­го ра­бот­ни­ка про­мыш­лен­нос­ти Уд­му­р­тской Рес­пуб­ли­ки.

Источник: texnomaniya.ru
Joomla Templates and Joomla Extensions by ZooTemplate.Com