Суббота, 23 Февраля, 2019
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

 

Итог первой части статьи - приблизительно 40% экспорта сырой нефти в Китай осуществляют потенциально ненадежные партнеры. Имеют ли США геополитические возможности увеличить этот проблемный процент, примером, до 60? Да. Использует ли Вашингтон этот козырь в борьбе против Китая? С очень высокой вероятностью - Нет.

Во-первых, не будем сбрасывать со счетов спотовые закупки нефти на биржах. Их сложно контролировать, но для импортера они могут стать спасительной соломинкой, дающей глоток воздуха и время устоять после «первого вала» и подготовиться к последующим «ударам стихии». Особенно, если у импортера как у Китая есть большие деньги, которые он не побоится потратить.

Во-вторых, поджигая целые регионы и, оказывая политическое давление на экспортеров нефти, заставляя тем самым их нести значительные убытки, можно опрокинуть всю мировую политическую и финансовую систему. А во всеобщем хаосе и полном отказе от устоявшихся «Правил Игры» былой авторитет, опыт и даже сила часто не спасают «Мастера» от бесшабашного напора и самоубийственной смелости голодных «Новичков», страстно желающих урвать свою часть власти и богатства. «Новичок», которому нечего особо терять, не преминет воспользоваться довольно заманчивым шансом 50 на 50 ставкой «ва-банк» на один кон переиграть признанного «Профессионала». А если ставить против «Мастера» будут не только «Новички»…

В-третьих, самое главное. Топорный удар по источникам китайского импорта нефти — это высокие цены на углеводороды, а, значит, крайне ценный подарок второму из наиболее опасных геополитических соперников США — России.

А в результате… Перефразирую знаменитую фразу популярного советского спортивного комментатора Н.Озерова: «Такая Геополитика им не нужна…»

Выход из этой ситуации достаточно прост, известен многим, и уже давно претворяется в жизнь США на плановой и постоянной основе.

  1. «Проблемы» должны «возникать сами собою» лишь в отдельных странах импортерах нефти, без видимого прямого вмешательства Вашингтона. Так как это в 2011 произошло в Судане и как это сегодня происходит в Ираке. Иранское нефтяное эмбарго — имеет несколько иные перспективы и цели, которых мы коснемся позже…
  2. Главное оружие против любого (не только Китая) импортера нефти (или перевозчика любых других стратегических товаров и ресурсов) - надежный контроль над наиболее важными точками основных путей транспортных поставок с возможность эффективного экономического и военно-политического влияния на их работу.

Трубопроводы существенная транспортная составляющая, но отложим дела сухопутные и обратим взоры к морским путям нефтеперевозок. Тем более, что большая часть мировых запасов нефти это прибрежные или шельфовые зоны морей и океанов. Начнем по значимости проливов, с лидера нефтеперевозок.

1. Ормузский пролив Иранское эмбарго для США имеет целью не столько собственно навредить Тегерану или уничтожить его все еще так и не доказанную экспертами МАГАТЭ гипотетическую «военную ядерную программу».

Его главные цели, на мой взгляд, уже достигнуты:

  1. Ведущие СМИ укоренили в мыслях мировой общественности аксиому, что блокада Ираном Ормузского пролива обязательно состоится, это лишь вопрос времени.
  2. Эмбарго, негативно влияя на социально-экономическую ситуацию в Иране, не только не мешает, а даже стимулирует существенное усиление военного потенциала Тегерана. Потенциала тактического, а значит автоматически предназначенного враждебным соседям ИРИ.
  3. Проамериканская и антииранская позиция КСА и Катара в ближневосточной политике и территориальные споры с ОАЭ «разогрели» Иран настолько, что он потенциально готов вступить в вооруженное противостояние с Монархиями Залива, результатом которого станет серьезный удар по мировому экспорту сырой нефти, и, опять же — попытка блокады Ормузского пролива.

И США вполне могут в необходимый момент нажать «спусковой крючок» реализации этих планов. Либо самостоятельно, либо используя региональные противоречия Тегерана с недружественными соседями или с Израилем.

Увы, при правильном подходе долго «упрашивать» Иран прибегнуть к силовым методам реагирования и защиты, им, скорее всего, не придется.

Рассмотрим самые острые сценарии — территориальное противостояние Ирана с ОАЭ или военно-политический конфликт ИРИ с КСА.

В случае начала противостояния Ирана с КСА или ОАЭ, у США есть прямой повод озаботиться безопасностью судоходства по Ормузскому проливу — дороге из Индийского океана к главной базе 5-го флота на Бахрейне и одному из основных путей снабжения американской группировки в Кувейте. Но, достаточно вероятно, что Штаты будут некоторое (не очень длительное) время не особо торопиться разблокировать пролив, поясняя промедление необходимостью тщательной подготовки к опасной операции против иранских минно-торпедных средств, ПВО и береговой обороны.

И пока Ормуз будет какое-то время закрыт Ираном, Китай будет нести огромные убытки в попытках (скорее всего успешных) компенсировать потерю импорта ближневосточной нефти.

Представим, что Ормузский пролив пусть ненадолго, но все же перекрыт Ираном. А что же такие важные импортеры ближневосточной нефти как ЕС, Япония, Корея, ЮАР, Турция и Индия?

Для начала США целесообразно будет обеспечить безопасность и максимальную загрузку существующих трубопроводов в обход Ормузского пролива. Их нефть в первую очередь преимущественно должна будет достаться партнерам Вашингтона. Из ОАЭ Японии, из КСА — ЕС. Тем более, пропускная способность Суэцкого канала выше чем у Баб-Эль-Мандебского пролива. Значит и нефти логично течь на север, разгружая путь для экспорта северо-африканской нефти в Азию.

А теперь о странах импортерах ближневосточной нефти. Для Европы перед ударом целесообразно:

  • любыми средствами максимально увеличить импорт ливийской нефти;
  • вернуть сирийскую нефть на рынок ЕС;
  • подготовить возможности поставки на побережье Средиземного моря максимально возможных объемов североиракской нефти и нефти КРГ;
  • возможно, поделиться с ЕС некоторой частью американских квот на нигерийскую нефть;
  • инициировать увеличении поставок в Европу российской нефти;
  • возможно восстановить работоспособность Трансаравийского нефтепровода.

Да и по большому счету «всякие» Греции, Испании, Португалии, Италии и страны Юго-Восточной Европы могут некоторое время потерпеть до снятия блокады Ормузского пролива. Все неудобства спишут на кризис, а в профите усиление нелюбви к «злым иранцам», а не к собственным правительствам.

Для Японии и Кореи. По возможности на некоторое время увеличить поставки индонезийской и австралийской нефти

Для ЮАР. Трудно прогнозировать чем заменить 25% импорт в страну иранской нефти. Не будем гадать, а предположим, что «Заграница им поможет», а может африканские соседи или относительно недалекий партнер по БРИКС Бразилия…

Для Турции. Единственная из перечисленных стран, имеющая преимущество от сухопутного соседства с Ираном. Тот случай, когда фраза «дело труба» имеет позитивное значение.

Для Индии. Конкурентная борьба Индии за свободные активы сырой нефти с Китаем лишь придаст ситуации полезной для США интриги.


НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2019 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 1349 гостей онлайн