Среда, 18 Сентября, 2019
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

 

2. Одновременно с этим перепись показала резкое снижение белорусского населения Украины – на 37,3 процента. «Исход» белорусов происходил преимущественно из Крыма (20,9 тысячи), Донецка (32,4) Днепропетровска (20) и Луганска (13). Всего белорусская диаспора Украины потеряла 164,2 тысячи человек.

3. Численность украинцев при общем сокращении количества населения на 6,3 процента увеличилась с 72,7 до 77,8 процента, на 5,1 процента. Абсолютная цифра прироста составляет 122,6 тысячи, или 0,3 процента от количества украинцев в 1989 году. Будто бы ничтожно мало. Однако «укрепление моноэтничности» обеспечили те самые «пропавшие русские», которых насчитывается 1,8-2 миллиона человек с учетом всех факторов:смертности, смены идентификации и миграции. Их нет в Российской Федерации. Они не умерли все разом. Вопрос – где они, два миллиона русских людей? Ответ очевиден.

Украинскую перепись населения 2001 года можно выбросить в мусорный ящик. Она и нужна была только в целях фальсификации – для того, чтобы искусственно занизить количество русских и увеличить за счет этого количество украинцев. В результате такой манипуляции, а также удаления из украинского паспорта графы «национальность» появился миф о невиданном исходе русских с Украины за первые десять лет независимости и практически моноэтническом украинском государстве. Миф прижился и создал почву для практической украинизации.

4. Масштабное «исчезновение русских» в юго-восточных областях Украины привело к тому, что этническая структура населения здесь оказалась представленной в совершенно искаженном виде. На примере одной только Донецкой области можно проследить, как 43,4 процента русских и 50,5 процента украинцев (данные 1989 года) легким шуршанием переписи 2001 года превратились в 38,1 и 56,7 процента соответственно. И всё – только за счет «пропавших русских»!

Подгон статистики под задачи реализации на территории Украины масштабного антирусского проекта открыл дорогу для дальнейшей украинизации Юго-Востока этой бывшей советской республики.

С тех пор как в 2001 году статистику «скорректировали», переписи населения на Украине больше не проводились. Ближайшая запланирована на 2020 год, переносилось это мероприятие украинскими властями с 2008 года уже пять раз.

…Крым с его 2,29 миллиона жителей стал федеральным округом Российской Федерации. В Донбассе полыхает война. Это последствия в том числе украинской переписи 2001 года, фальсифицировавшей данные о количестве русских граждан Украины. «Пропавшие русские» в конечном счете обернулись для новообразованного украинского государства утратой территорий, населенных этими самыми «пропавшими». И кто знает, на какой территории Украине придется проводить следующую перепись, намеченную на 2020 год. Возможно, это будет совершенно другая страна в совершенно других границах со стопроцентно украинским населением.

Часть II

О борьбе с русским языком на Украине известно давно. Все годы независимости украинские власти, вытесняя русский язык на обочину общественной и культурной жизни, отвечали на возмущение русских и русскоязычных граждан только одно: «Вам же не мешают разговаривать на русском». Действительно, разговаривать на русском языке на кухне или на лавке у подъезда до каких-то пор никто не мешал. И власти успешно подменили этим тезисом обсуждение болезненной проблемы вытеснения русского языка из всех сфер жизни, за исключением бытовой.

С этой подменой мы имеем дело уже четверть века, с 1991 года. Даже воссоединение Крыма с Россией и война, развязанная Киевом против Донбасса, преподносятся украинскими властями как асимметричный ответ на отмену парламентом сразу же после государственного переворота в феврале 2014 года Закона Украины «О государственной языковой политике». Этот закон был принят в марте 2012 года и давал возможность на региональном уровне в какой-то мере вернуть русский язык русским гражданам Украины и представителям других национальностей, которых принято называть русскоязычными. «Никто же не запрещал жителям Крыма и Донбасса говорить на русском!» – твердили в Киеве, будто не понимая, что «говорить» и «использовать во всех сферах общественной жизни» – разные понятия. Лишив носителей русского языка всех других языковых прав, Киев оставил за русскими и русскоязычными гражданами Украины единственное «право» – говорить.

По данным переписи 2001 года, «сократившей» русское население Украины почти на треть (феномен «пропавших» русских), русский язык считали родным 29,6 процента граждан Украины. В 2013 году в исследовании Киевского международного института социологии были приведены уточнённые данные. По результатам исследования, родным считали русский язык 40 процентов опрошенных. Если учесть, что с 2001 года по 2013-й повсеместное наступление на русский язык на Украине не прекращалось, можно предположить, что на момент переписи доля носителей русского языка как родного в населении Украины была выше 40 процентов.

При этом даже искажённая картина, представленная переписью 2001 года, не смогла скрыть существования на Украине огромной территории (Крым и Донбасс), 90-68,8 процента населения которой считали русский язык родным, а также пояса пяти областей юго-востока, где доля носителей русского языка как родного в общем количестве населения составляла от 29,3 до 48,2 процента – и это без учета «пропавших» русских!

Да что там, даже в Киеве четверть населения, по данным переписи, называла русский язык родным, а еще три области – Херсонская, Сумская и Черниговская – насчитывали от 24,9 до 10,3 процента носителей русского языка как родного.

Был в переписи 2001 года еще один подвох, если не сказать большое жульничество. Вопрос о родном языке скрывал в себе еще один вопрос – о свободном владении языком, который не является родным. Полученные результаты оказались настолько неудобными для создателей проекта одноязычной Украины, что впоследствии их старались нигде не обсуждать.

Помимо «пропавших» русских перепись 2001 года искусственно создала еще один феномен – «пропавшие» русскоязычные. На Украине таких оказалось 36,1 процента жителей, а среди этнических украинцев (так называемой титульной нации) процент этот был еще выше – 43,3.

Если посмотреть на эти цифры в приложении к Юго-Востоку и Киеву, где процент носителей русского языка как родного составлял от 24,9 до 74,9, то становится ясно, что вытеснение русского языка на кухни иначе как преступлением против русскоговорящих граждан Украины назвать нельзя.

Следующая категория областей, где процент носителей русского языка как родного составлял менее 15 процентов, показывает не менее впечатляющие результаты – от 39 (Черновицкая область) до 53,2 процента (Полтавская область) населения, не относившего себя к русскому этносу, свободно владели русским языком. На Волыни и Закарпатье – треть, на Галичине – пятая часть.

То есть, строго говоря, только три галицкие области можно назвать полноценным украиноязычным регионом, точно так же, как Донбасс – полноценным русскоязычным. Жители остальных областей Украины – билингвы, причем южные и восточные украинские территории отличаются от центральных и северных только большей распространенностью русского языка (русский стоит на первом месте, украинский – на втором). Соответственно, в центре и на севере Украины русский язык – второй после украинского.



НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2019 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 1388 гостей онлайн