Среда, 27 Января, 2021
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

 

Почему, спросите, позволяю обидное "митрофанушки?" Да потому, что по невежеству они, вероятно, не знают, что так называемое таргетирование, то есть попытка регулировать курс рубля ключевой ставкой, повышая её хоть до 50%, никого из игроков не остановит. Обвал рубля — это же "Клондайк", где спекулятивная прибыль доходила до 100%. И здесь, естественно, возни­кает вопрос. Подняв ставку, ЦБ добился лишь одного результата — деньги ожидаемо хлынули из промышленности в спекулятивный сектор, где и проис­ходит генерирование сверхприбыли за счёт резкого колебания курса рубля и сопутствующего обесценивания доходов и сбережений доверчивых, порой до глупости, дорогих моих россиян. Результаты не замедлили сказаться, рен­табельность в реальном секторе экономики упала до 5% только из-за повы­шения учётной ставки и роста цен на импортные комплектующие. Что, специ­алисты ЦБ этого не знают? Аксиома, господа хорошие: инвесторы идут туда, где можно гарантированно заработать, поэтому инвестиционные деньги тот­час влились в мощный поток спекуляций.

Сюда же хлынули и ресурсы, выданные на рефинансирование коммерче­ских банков. В России сегодня один центр, где формируется сверхприбыль — Московская биржа, ставшая настоящей меккой для спекулянтов всех мастей и национальностей. Через её чрево в 2014 году прошло почти 4 трлн долла­ров. Интересная цифра, не правда ли? Она на порядок превышает валютную выручку от годового экспорта и в два раза — весь ВВП страны. В чём здесь опасность? Объём вовлечённых в оборот денег уже превышает возможности ЦБ стабилизировать рынок. Он потерял управление над денежно-кредитной сферой в стране. Это и есть основная цель проводимой политики, которая уже и не скрывается, — она достигнута. Вопросов больше нет, есть ответ, и он очевиден. Правительство России создало уникальный в мировой практике способ дестабилизации собственной валюты в интересах международных авантюристов, пожертвовав благополучием собственных граждан и развитием национальной экономики, без которой мы не построим фундамент будущего. Именно поэтому и не достигаются цели по стабилизации финансов. Вместо снижения в 1,5 раза инфляции получили её повышение в 2 раза, вместо по­вышения объёмов производства и инвестиций — их значительное падение. Роста экономики нет и при такой политике не будет никогда, а это означает лишь одно: "мы оставим внуков в дураках", как пел много лет тому назад чти­мый моим поколением Владимир Высоцкий.

Все правительства, когда сталкиваются с кризисными явлениями, начина­ют мощно накачивать экономику своих стран деньгами, создавая тем самым условия для увеличения инвестиций в производство нового технологического уклада, что со временем даёт свои результаты. Они работают на опережение, на будущее, и эта политика даёт, в конечном итоге, результаты. Депрессия постепенно преодолевается, и страна, обновив технологии, оставляет за со­бой место и на внутреннем рынке, и в мировом разделении труда. Это прак­тика не только США, столь любимых нашими либералами, но и Японии, веду­щих стран Европы, Китая и Индии. Из этого следует весьма примечательный вывод. Все страны мира проводят, кроме нас, политику, противоположную рекомендациям "вашингтонского консенсуса", а мы уже 25 лет тупо следу­ем ей. Почему?

Коварство западных санкций заключается в том, что нам закрыли долго­срочные и среднесрочные кредиты, а кредиты до 90 дней — пожалуйста. "Ко­роткие" деньги бессмысленны для развития производства, но для спекуляций на бирже — то, что нужно. Ведь там скорость обращения денег изменяется днями. И ещё один вопрос. Что же должно делать правительство, если оно национальное по сути? Ответ не так уж и сложен. Государство и ЦБ при жела­нии могли бы породить российское экономическое чудо, о чём уже много лет мечтает академик С. Глазьев, пересмотрев своё отношение к денежной эмис­сии как методу авансирования экономического роста. Он возможен только при наличии "длинных" денег. Если нам закрыты внешние источники, почему не открываем внутренние? Вроде бы всё предельно ясно, но только не для "ваххабитов" от либерализма. Хотите обеспечить поступательное развитие экономики своей страны — увеличивайте на рынке предложение денег. Ведь это не открытие, достойное Нобелевской премии. Мы имеем дело с истиной, которую можно познать, прочитав учебник по экономике для вузов. Долж­ны же лощеные российские министры иметь хоть малейшее представление о мировой практике, или они полагают, что знание английского языка и нали­чие статусных ручных часов за сотни тысяч долларов освобождает их от про­фессиональной компетенции?..

Я же не могу допустить мысли, что их упорство в отстаивании своих оче­видных ошибок есть нечто большее, чем экономическая безграмотность. Ка­жется, всё так просто, обратите свой незамутнённый знаниями взор на поли­тику ФРС США, столь почитаемую вами. Они печатают доллары на 90% для государства, которое использует их в основном для социально-экономическо­го развития. В основном, потому что огромные суммы тратятся и на внешнюю экспансию США, а это дорогое удовольствие. Но нас интересует сам меха­низм влияния на экономику страны. А он насколько продуман, настолько и прост. Объём денежной эмиссии определяется величиной необходимых го­сударственных заимствований, и на эту сумму выпускаются казначейские об­лигации, которые ФРС выкупает, печатая под них доллары. Так работают все правительства, проводящие активную промышленную политику. Логика дей­ствий понятна всем: эмиссия происходит после того, как определяются по­требности государства и бизнеса в деньгах. Есть одна небольшая особенность: кредитная эмиссия происходит не в воздух, как у нас, и не по ключевой став­ке на пополнение ликвидности, а под конкретные цели и задачи развития на­циональной экономики и, прежде всего, её производственной сферы. Скаже­те, азбучная истина. Соглашусь — это и настораживает, потому что истина просто так не отторгается, всегда есть заказчики на ложь, которая хорошо оп­лачена. Ищите, кому это выгодно, кто основные игроки из "наших" на бирже. Они все наперечёт — банковско-финансовые структуры, слившиеся в дружес­ких объятиях с сырьевыми гигантами. Для этой публики любые разумные с позиции государства ограничения, в том числе и валютные, не приемлемы, так как лишают их возможности извлекать сверхприбыль на кредитовании ва-лютно-финансовых операций. Для таких опекаемых членами правительства "игроков" высокая стоимость ресурсов не является помехой. При норме при­были до 100% их устраивает любая цена.

Подведём некоторые итоги размышлений о возможном варианте развития России, то есть о её недалёком будущем, потому что его контуры проявляются уже сегодня. Тем более что и правительство под благовидным предлогом вер­нулось к практике ежегодного бюджетного планирования. При неустойчивом курсе рубля, зависящем на 90 процентов от цены на нефть, нашим счетоводам не под силу расписать по статьям доходы и особенно расходы на три года. Я уж не говорю о каких-то сбалансированных по отраслям планах промышленного развития хотя бы на пятилетку. Позволю себе задать вопрос читателю: а по­мнит ли он о многочисленных вариантах концепций экономического развития, в том числе и до 2020 года, о которых так шумела три года назад российская печать и о которых тотчас забыли после их утверждения? И какое влияние на ре­альную промышленную политику правительства они имели? Ответ есть — нуле­вое, и нынешний кризис тому доказательство. Поэтому разговоры теперь уже о концепции развития до 2030 года так и останутся разговорами.

При всём уважении к нашему народу, прошу без обид, от него мало что се­годня зависит. Только ли сегодня, возразите вы и будете правы. Но это тема для другого разговора. Будущее России конструируют избранные. Это суровая реальность — чертёжные инструменты в руках генерального конструктора и на­значенных им владельцев пресловутых "газет и пароходов". Они и будут с учё­том своих экономических интересов и политических пристрастий определять его архитектуру, а прорисовкой второстепенных линий на ватмане с кратким назва­нием Русь займутся назначенные ими техники в составе правительства, которые с удовольствием возьмут под козырёк, тем более что их интересы тоже учтены.

Нынешняя кремлёвская бюрократия не допустит по доброй воле измене­ния экономической политики по одной простой причине — ей это не выгодно, нарушается баланс в распределении природных ресурсов и непредсказуемо изменяются понятные им схемы "освоения" прибыли и бюджета. К чему эта го­ловная боль, когда будущее России больше похоже на мираж в пустыне Гоби.

Оно неясно маячит в раскалённом воздухе где-то впереди и поэтому особых тревог при существующих стабильных уровнях личного дохода не вызывает.

Но мы просто обязаны знать низкие истины: Россия упустила дарованное провидением время, когда впервые за всю её многовековую историю было достаточно материальных активов для проведения модернизации экономики без мобилизационного насилия. Годы возможного успеха протекли, как песок сквозь пальцы, под заклинания официальной пропаганды о мудрости челове­ка, который, если верить его словам, работает на своём посту, как раб на га­лере. Ничуть не сомневаюсь в его работоспособности, она вызывает искрен­нее уважение, но у меня сложилось убеждение, что российское государство в лице президента и его окружения сделало принципиальный выбор, не на словах, а на деле отказавшись от экономики, ориентированной на производ­ство добавленной стоимости. Замещение импорта — это такая же пустышка, как и модернизация по Путину и Медведеву. Допускаю, что такое решение совсем не очевидно для президента, и согласованные с ним действия прави­тельства в условиях кризиса кажутся ему залогом личного успеха в это труд­ное для него и страны время. Я не исключаю, что Путин убеждён: не поток нефтедолларов подарил ему десятилетие хотя и однобокого, но экономичес­кого роста, а его либеральная команда, основательно окопавшаяся в прави­тельстве. А динамика роста ВВП в нулевые годы доказывает историческую правоту ведущих игроков финансово-экономического блока в спорах о путях развития страны и автоматически порождает право на его доверие. Это же главное условие, гарантирующее статус "бессмертного" в созданной прези­дентом вертикали власти.

И последний на сегодня вопрос. Понимает ли президент, что его после­довательная, достойная всяческого уважения деятельность по восстановле­нию статуса России как великой державы в международных делах, в отстаи­вании её исторических геополитических интересов приходит в неразрешимое противоречие с экономической политикой его же правительства? Налицо опасное раздвоение. Достижение высоких целей, которые преследует Путин во внешних делах, возможно только при мощной экономике, способной ока­зать ему силовую поддержку. И ещё одно уточнение: внешняя политика госу­дарства всегда "работает" на развитие национальной экономики, без успеш­ного развития которой невозможно решение и социальных задач. Как может сочетаться возрождение великой державы с экономической моделью, не спо­собной к развитию?

Опасность здесь заключается не только в отсутствии собственных пра­вильных теоретических воззрений, но и в недопустимо длительной интеллек­туальной зависимости главы огромного государства с мощным потенциалом развития от группы лиц, бесцеремонно использующих свой административ­ный потенциал в закреплении монопольного права на истину. Ближайший год, надеюсь, сорвёт маски с лиц доморощенных псевдолибералов от эко­номики, и, может быть, мы наконец-то узнаем, кто же он, мистер Путин? От ответа на этот далеко не риторический вопрос, уж так повелось, во мно­гом зависит будущее России, а значит, и наша судьба. А от неё, как гласит народная мудрость, не уйти.

Источник: www.nash-sovremennik.ru

Joomla Templates and Joomla Extensions by ZooTemplate.Com


НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2021 belkin.tmweb.ru. Все права защищены.
Сейчас 2496 гостей онлайн