Среда, 14 Апреля, 2021
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

 

В те же годы В. В. Путин неоднократно и вполне резонно утверждал, что дальше нам падать уже нельзя, лимит исчерпан — мы должны структурно пе­рестроить экономику, отказавшись от сырьевой ориентации, и для этого, мол, есть необходимые ресурсы, тем более цены на энергоносители запре­дельные. Прошло семь лет, на дворе 2015 год и тот самый кризис, о неизбеж­ности которого все прошедшие годы не предупреждали только глухонемые. Так что же мы услышали в докладах на ежегодном Гайдаровском форуме, который собрал всё те же до боли знакомые лица? Они, преисполненные достоинства, невозмутимо и даже как-то снисходительно подтвердили, что надеяться смер­дам на изменение экономической политики не стоит. Дружное участие в нём всех основных министров экономического блока правительства во главе с Д. Медведевым и особенно их клятвы, больше напоминавшие пионерские речёвки, избранному раз и навсегда курсу лично меня впечатлили своей не­компетентностью и безответственностью перед страной. И поэтому все отече­ские пожелания нашего уважаемого президента что-либо изменить, хотя бы в сфере экономики, не просто повисают в воздухе, они откровенно игнориру­ются министрами его же правительства. Он обязан что-то значимое для наро­да говорить и, главное, делать, и было бы нечестно не признавать его уси­лий. Беда в том, и это очевидно, что министры почему-то убеждены в своём праве на иное мнение, и они не обязаны исполнять волю Владимира Влади­мировича. Ни много, ни мало. Такая у них интересная игра, ставшая нацио­нальной в "новой" России. И ещё, что меня давно уже тревожит. Представ­ления президента об экономике не системны. Далёк он, увы, от понимания её реальных проблем и, тем более, от методов её возрождения в постоян­но изменяющихся условиях. Поэтому принципы "вашингтонского консенсу­са" торжествуют в единственной стране мира, которую, как выясняется, ни­кому не жаль, в том числе и нам с вами.

Недавно наш национальный лидер популярно объяснил суть политики "партии и правительства" на современном этапе 11-летнему мальчику, задав­шему вложенный в его уста наивный вопрос: "А что всё-таки происходит с рублём?" Что ты будешь делать, волнует мальца волатильность отечествен­ной валюты, спать не даёт по ночам ему и его родителям. Владимир Влади­мирович, как всегда, был краток и убедителен до такой степени, что лучше бы не отвечал, отделавшись воспетой придворными пиитами доброжелательной улыбкой и безобидной шуткой в адрес любознательного школьника. Что же услышал мальчик, а вместе с ним и вся Россия, и — бери выше! — все любя­щее её прогрессивное человечество. Господи, как всё просто порой у нашего президента и... лукаво. У меня создаётся впечатление, когда я слышу его ис­кренние откровения о проводимой им экономической политике, что большин­ство населения страны, то есть мы с вами, имеет незамутнённое сознание ученика 4-го класса изуродованной либеральными реформами школы из рос­сийской глубинки. Оказывается, и в этом заключается мудрость яйцеголовых монетаристов, очередной обвал рубля — это благо, и ЦБ в этот процесс не вмешивается. А в правительстве все с интересом наблюдают за тем, что бу­дет дальше. Они потому и не вмешиваются, что боятся истратить золотой за­пас и валютные резервы, которых при наступлении краха может хватить с тру­дом года на 2-3 года. Как не вспомнить здесь создателей римского права: "Пусть рухнет мир, но право восторжествует!" Но мир-то этот населён людь­ми, имеющими плоть и душу, которые страдают от жизненных неурядиц. Так что же важнее: теоретические штампы просвещённых невежд или жизнь 146 млн человек, живущих в России, с их повседневными заботами и мечтой о будущем своих детей и внуков? Если не ребёнку, то его родителям мог бы Президент страны, положа руку на сердце, честно признаться, что экономи­ческая модель современной России бесплодна, как греческая смоковница. А концепция "углеводородного Третьего Рима",  так гревшая душу сырьевой элиты все эти годы, выродилась в убогую модель экономики керосиновой лавки, связанную пуповиной с ценами на нефть, к формированию которых мы не имеем никакого отношения. А все проблемы с рублём порождены систем­ным кризисом страны, так и не проведшей за четверть века не только модер­низации промышленного потенциала, но и не определившейся в конечных це­лях своего развития. Нельзя же всерьёз воспринимать многолетние камлания руководителей страны о необходимости создания 25 млн высокотехнологич­ных рабочих мест, что предполагает непременное развитие станкостроения и машиностроения, способных производить продукцию с высокой добавлен­ной стоимостью. Иначе мы никогда не будем конкурентоспособными, о чём уже 15 лет мечтает президент страны. 28 сентября 2015 года, будучи в Нью-Йорке, он в ответе одному из западных корреспондентов подтвердил верность своей давней мечте. Это, конечно, делает ему честь — верность в нашем ми­ре все ещё высоко ценится, хотя повышенным спросом среди сильных мира сего не пользуется. Но сколько же можно призывать друг друга "слезть" с уг­леводородной иглы и включить мозги и волю элиты и нации. Нация пока ещё к этому готова, чего нельзя сказать о её "пастухах". Эти никогда не будут спо­собны к решительным действиям, потому что не видят смысла в изменении привычного для них порядка, — им и так комфортно, их будущее, как им ка­жется, на сотни лет застраховано от российской Смуты инвестициями в запад­ный бизнес и недвижимость. Они и там владельцы "газет и пароходов". И всё-таки, где же мозги, политическая воля и ответственность за будущее страны тех лиц, кто сегодня стоит у руля государства? Мы безвозвратно поте­ряли в прошедшие годы главное — время, ставшее решающим фактором со­временного развития. Гонку на выживание выиграет тот, кто быстрее других думает, действует, кто сумеет оседлать время и не вылететь из седла при взя­тии препятствий. А пока все эти 25 лет оно работает против России, тем са­мым делая её будущее неопределённым. Но неопределённость — внеистори-ческая категория, она выпадает из определения эпохи. Неужели непонятно, что такое состояние не может и не должно растягиваться на четверть века — оно консервирует технологическую отсталость страны и косность мышления её элиты. Эпоха определяется количеством и качеством совершённых миллиона­ми людей дел, результаты которых и будут характеризовать это время, отлич­ное от других эпох.

Сегодня уже никто из думающих людей не сомневается, что рукотворный финансовый кризис в России прижился. Как сказал бы основоположник лени­низма: "...это всерьёз и надолго". Что поделаешь, понравилась ему у нас, да и с экологией хорошо, не то, что в промышленно развитых странах или Китае. Тоже мне "мастерская мира"! Дышать скоро будет нечем, не говоря уже о Пекине или Шанхае.

Ещё бы, где, в какой стране правительство так миролюбиво и так забот­ливо создаёт условия, чтобы, упаси Бог, даже не помыслил никто о возмож­ности жить без экономических потрясений. Только у нас, потому как народ мы сердобольный, а уж о руководстве страны и говорить не приходится. А пото­му болезненное состояние этой сферы, постоянная балансировка на грани бу­дет и дальше создавать неопределённость не только в ближайшие годы, но и в отдалённом будущем страны, о чём никогда не нужно забывать, и не только политикам.

Рубль опять "провалился" и, обратите внимание, никакой реакции прави­тельства, кроме неуклюжей попытки президента что-то объяснить любозна­тельному мальчику "из народа". А был ли мальчик? Поэтому попробуем сфор­мулировать несколько вопросов Владимиру Владимировичу, ведь задавать их в современной России больше некому. Увы, это так, за что боролись, на то и... Таковы реалии нашей по-прежнему весьма непростой жизни. Можно, конечно, возразить: а как же глава правительства? Согласен, есть такой в "Табели о рангах", но он, судя по тому, что происходит в стране, ни за что не отвечает. Нет, премьер, разумеется, весьма добросовестно исполняет протокольные функции, и заметно, что это ему очень даже нравится. А что ещё вразумительного можно сказать об историческом персонаже или, точнее, попавшем волей случая в историю человеке. Ничего! Есть ещё одна любопыт­ная должность в правительстве — министр финансов, который "авторитетно" судит обо всём, что не входит в его компетенцию, и при этом не несёт ответ­ственности за качество своей работы. Не Антон Силуанов возвысил статус ми­нистерства и его руководителя над правительством. В этом несомненная за­слуга Алексея Кудрина, близость которого к Владимиру Путину и "секретарям Вашингтонского обкома" сделала его неприкасаемым, а его влияние на эко­номическую и социальную политику — исключительным. Министерство финан­сов России и составляет бюджет, и исполняет его, и контролирует, а также определяет уровень налоговой нагрузки и между делом пытается "руководить" социальной сферой, демонстрируя поразительное невежество и равнодушие к бедным слоям населения, численность которых в последние годы резко уве­личилась. И что удивительно: никто из них даже не интересуется практикой работы министерства финансов тех же США. Спросите рядового американца: а кто у них министр финансов? Удивлённо пожмут плечами — не знают, непуб­личная фигура. Сидит и добросовестно исполняет то, что ему предписано бю­джетом, составленным командой президента и утверждённым Конгрессом. И никаких тебе комментариев, особого мнения о проваленной в очередной раз пенсионной реформе, о необходимости резко изменить налоговое законо­дательство. О его месте в системе управления нашей страной мы когда-нибудь с удовольствием ещё поговорим, но не сомневайтесь, он тотчас отпасует во­прос о стабильности рубля руководителю Центрального банка, снисходительно произнеся, что это не его компетенция. И будет прав: за курс рубля у нас от­вечает ЦБ, но при этом все лукаво помалкивают, забыв, вероятно, что за его наполнение реальной стоимостью отвечает правительство России. Не сомне­ваюсь, что лучшая ученица "дедушки" российского либерализма Евгения Яси­на Эльвира Набиуллина добросовестно пробубнит что-нибудь наукообразное и облегчённо вздохнёт на последнем слове, ведь она, в отличие от многих, человек ответственный. Ей не случайно доверили столь высокий пост в верти­кали власти, и можно быть уверенным: дело всей жизни младореформаторов не сгинет, будет продолжено, оно в надёжных руках. Это значит — развития в России не запланировано, а без промышленности, здесь и спорить нечего, у страны нет будущего.

Итак, вопрос первый. Почему ЦБ России даже слышать не хочет о под­держке стабильного курса рубля и отдал его на откуп рыночной стихии, пре­красно понимая, что на этом российском "празднике жизни" музыку заказы­вают спекулянты. Но не только выжиги российского разлива, а дельцы, представляющие интересы иностранных финансовых структур, связанных "братскими" отношениями с эмитентами мировых резервных валют и потому имеющих свободный доступ к безграничному источнику кредита от ФРС США, Банка Англии. И доля их в этом длящемся пиршестве, по мнению экспертов, от 60 до 90 процентов. Как только было объявлено о политике свободного ценообразования и запахло сверхприбылями, жулики всех мастей, махнув от радости "горькой", пошли в русскую присядку по кругу — настал их звёздный час! Господи, как же в тот миг любили они русских "митрофанушек" на вое­водстве. Зная всё это, неплохо бы знать нам, а чьи всё-таки интересы реаль­но представляет Центральный банк и Министерство финансов страны?



НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2021 belkin.tmweb.ru. Все права защищены.
Сейчас 1435 гостей онлайн