Четверг, 21 Января, 2021
   
(3 голоса, среднее 5.00 из 5)

 

Величайшая сила Майдана, роднящяя его с Эгрегором — коллективное счастье, вызванное разрешением кризиса личности, растворенной в единстве. Единство, в свою очередь порождается, как без сомнения установил бы Доктор, фильтром восприятия. Украинцы уверены, что там «почти все украинцы», русские — «что там почти все наши», нацисты — что все нацисты, пенсионеры — что там все стоят, чтобы пенсия была хорошая, интеллигенты — что там все культурные либералы и т.д. Критичность сознания тщательно уничтожается речевками, тренировками, бесконечной тревогой о грядущем штурме, постоянным грохотом барабанов и кастрюль, воем громкоговорителей, сообщением о нападении то тут, то там неуловимых «титушек». Человек не может остаться один, в тишине своего «Я». Уходя с Майдана он теряет единство — и его тянет обратно. Все, что не вписывается в картину мировосприятия Майдана отрицается, как случайное: «отдельные элементы», «провокаторы». Полное отсутствие критики, снижение способности к синтезу и анализу рождает такое единство, которому позавидовал бы съезд овощеводов Северной Кореи. Майдан полностью кидает человека в объятия Многих.

Проблема в том, что Многие — вовсе не тот дух, который будет работать бесплатно. Он жрет своих пленных и требует расширения; это пирамида. Когда расширение невозможно неизбежен коллапс личности. Что мы в общем и видим в городе, оккупированного алкоголиками, попрошайками, сумасшедшими, дезориентированными людьми. Место благости занято агрессией — случайной, бессмысленной, бестолковой. Легион ушел вместе с тем приятным чувством нужности, единения, дружины. Прими Реальность, брат.

Революционная необходимость

«За закон гражданин должен сражаться яростней, чем за крепостные стены» — сообщил нам какой-то мертвый греческий философ очевидную истину. Большинство с этим высказыванием тут-же согласятся. На уровне быстрого решения с ним согласны все. Нам недаром столько лет втюхивают концепцию правового государства. Но тезис легко разрушается информационной бомбардировкой. Оказывается, что закон плох. Что приняли его плохие люди. Что только плохой человек может соблюдать плохие законы. Что если его не отменить немедленно — все умрут.

Так, преступление закона становится нормой некоего нового закона, вызванного революционной необходимостью. Нужно получить большинство — ловят депутатов от оппозиции и дают им по голове палкой. Хорошо. Весело. Потешно. Чтобы унитаз отрабатывали. Нужно отобрать бизнес — бизнес значит работал на плохих. Нужно сместить чиновника — он коррупционер. И так далее. Суды, демократия, законность — все, что так прославлялось на Майдане резко отступает: в ходу революционная необходимость. И этот маневр совершенно не замечают ни активисты, ни «друзья Украины».

Но разве он тайный? Сейчас мы находимся в государстве, возглавляемом каким-то генерал-ефрейтором. У него в помощниках ходит Продуктивное Село (он задолжал пулю в лоб) — назначенное голосованием в Раде, которая объективно не могла голосовать. Решения, принятые под давлением ведь являются юридически ничтожными, гласит один из Кодексов Украины, помните? Бесчисленные и только размножающиеся после смерти Майдана «сотни» занимаются выбиванием вкусных мест для БЮТ и «Свободы». Юлькины воры стращают бывших регионалов «вызовем Правый Сектор» — и воруют неистово. Олигархи, на головы которых сыпались жгучие проклятия речей получают портфели, волости и посты. Легитимность теряют областные, районные, городские, сельские советы. Суды, надзорные органы, органы правопорядка работают в режиме шапито. Генерал-ефрейтор, Брутальный Правитель и Бабушка (на правах духовного лидера) готовятся от имени народа подписывать кабальные договора, продавать землю, повышать цены на жизнь, воевать, вступать в очередной Афганистан, лишать стариков пенсии, а рабочих — заводов и фабрик.

Что же осталось от закона, который мы согласились охранять пуще стен городских? Ничего. Следующими на очереди, логично предположить, будут «городские стены».

Государство Украина и страна Украина

Я люблю и ненавижу Украину. Как это достижимо в моей трезвой голове, не склонной к внезапным сменам настроений?

Простой дуализм — я люблю страну Украину. Это мой дом. Мне здесь хорошо. Здесь хорошие люди. Здесь живет мой Бог. Здесь родные могилы. Мне очень жаль, что разрушили мой дом. У меня были совсем другие планы. Я пожалуй бы здесь умер.

Но я ненавижу государство Украину. Украина с момента своего рождения была уродом. Уродом, спаявшим абсолютную бездарность с хамской манерой навязывать свои неумные сказки. Украина, которую я ненавижу, ссорит людей и заставляют их драться друг с другом, ненавидеть соседа, видеть призраки врагов и продаваться тем, кто больше дает или мягче стелет. Украина, которую я ненавижу, дала нам кучку безродных богачей, который играючи лгут и уродуют свой народ ради того, чтобы ловить власть и деньги в мутной воде. Украину, которая костьми ляжет, лишь бы ее дети выросли ограниченными, тупыми брюквами. Украину, пресмыкающуюся на Западе и лебезящую на Востоке.

Это органическое свойство государства, а не «плохая власть», которую можно сменить на хорошую. Почему? Потому что она построена на ненависти и ее единство и состоит только в ненависти. Здесь выигрыш одной части — проигрыш другой части; здесь один язык — это непременно враг другого языка; здесь одна культура — непременно залог смерти другой культуры. На самом деле это не так, знаю. Но государство Украина будет всегда строится на догме, что иначе быть не может. В это вложены деньги.

Вопросы практики

Можно ли так жить? Трудно. Не только мне — всем нам, от Ковеля до Луганска, от Олевска до Севастополя трудно. Даже если вы не понимаете, что живете в этой любви-ненависти, которой нет конца, вам отчего-то трудно.

Это потому, что вас имеют.

Можно ли осуждать кого-то из своих близких, за то, что он познал эту истину раньше вас?

Тогда почему мы должны осуждать тех, кто хочет строить свою страну, которая все равно останется Украиной вне государства, которое называлось «Украина»?

Вопрос выхода из унитарной Украины для всех сейчас является вопросом выживания. Беззаконие, разруха, договора-капитуляции, подписанные генерал-ефрейтором, законы, не имеющие силы, наглые демарши никому не подчиненных боевиков и гешефт олигархов, которых сделали князьями — вот наше настоящее и ближайшее будущее. К «произволу мусоров» добавились какие-то «сотни», компенсирующие стоическое безразличие ментов и бездействие судов. Может это когда-то пройдет. Но останутся кредиты. Которые будут отрабатываться нашими правнуками. Но будут кредиты, которые возьмут наши дети, чтобы отдать кредиты наши. Внуки. В стране без индустрии, без образования, без гарантий. Дикое поле с перспективой когда-то дослужиться до сафари для секс-туристов с лычкой «Fantastisch!» — вот наше будущее.

У майдана и «русской весны» больше общего, чем различного, если брать только разумные компоненты протеста. Надоели олигархи? Как видите, на Востоке падение Партии Регионов привело к антиолигархическому восстанию. И им совсем не симпатичен ни Ахметов, ни Тарута, ни Коломойский, Курченко, Черняк. Потому что они такие же «свои», как и папуасы. Надоело навязывание чужой культуры? Разве не об этом речь идет в гуманитарной части протестов на Востоке и Юге? Надоел произвол властей? Разве это не вызывает бурю «русской весны»?

Если бы Майдан не был купленным действом, сотни Майдана были бы уже в Донецке и Одессе, Мариуполе и Харькове — сражаясь плечо к плечу с братьями из регионов против государства, которое представлено порцией подержанных полоумных педиков, ничем не лучше, а хуже прежних. Сражаясь за свободу каждого жить по совести, чести и любви, а не по границам и указкам, подачкам к смердящим изменой «демократическим выборам».

Но это так, к слову. Я понимаю, что это не их задача и не их масштаб деятельности. У них сейчас много дел — отбивать райсоветы для Юлии Владимировны, входить в долю «коррумпированного бизнеса», искать унитазы. Много дел, короче, потом позвони.


НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2021 belkin.tmweb.ru. Все права защищены.
Сейчас 1110 гостей онлайн