Пятница, 30 Октября, 2020
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

Прежде чем перейти к таким салафито-джихадистским группировкам боевиков, как ИДУ, многие исламисты сначала присоединяются к салафитским группировкам типа «Хизб ут-Тахрир». Поэтому они являются мостом для перехода к воинственности. Для вербовки новых членов и развертывания пропаганды «Хизб ут-Тахрир» начала использовать Интернет, делая упор на вербовку молодежи и женщин в Центральной Азии.

В то время как большинство жителей Центральной Азии не поддерживают «Хизб ут-Тахрир», они могут уважать некоторые из ее целей, такие как, например, противодействие внешней политике США и призыв к большему экономическому равенству. То же самое относится к ИДУ и другим группировкам боевиков. В то время как большинство людей в Центральной Азии не поддерживают ИДУ, они могут соглашаться с ее осуждением правительственной коррупции. Некоторые казахи могут также симпатизировать ярости группировки «Джунд аль-Халифат» по поводу нового закона о религии, но не соглашаться с использованием ею насилия для достижения своих целей. Подобным образом, уйгуры в Синьцзяне могут соглашаться с ИПТ в том, что Китай не в достаточной мере защищает их культурные, языковые и религиозные права в провинции, но не соглашаться с убийствами, которые совершает эта организация в отношении гражданского населения в лице китайцев-ханьцы.

Фактически, все центрально-азиатские боевики желают возвращения идеализированного исламского халифата, который, с точки зрения салафитов, существовал в седьмом веке, когда жил мусульманский пророк Мухаммед. На региональном уровне большинство, если не все центрально-азиатские группировки желают создать исламский халифат под названием Туркестан, который объединил бы все народы Центральной Азии под крышей одной исламской политической системы.
В 1990-х такие группировки боевиков, как ИДУ и предшественник ИПТ – ИДВТ, были, по крайней мере, частично националистическими повстанческими движениями с исламистской сущностью, но дело больше не обстоит таким образом. Сейчас это исламистские группировки боевиков с национальными, региональными и глобальными целями. ИДУ все еще хочет свергнуть правительство Каримова, а цель ИПТ – «освободить» Синьцзян от «коммунистических китайских угнетателей», но обе эти группировки также нацелены на международный джихад и стремятся «освободить» своих братьев в других землях.

Например, интернет-журнал ИПТ обсуждал борьбу уйгурских боевиков в Сирии и оказывал поддержку боевикам (предположительно, из группировки «Джабат аль-Нусра» и другим салафитам-джихадистам), чтобы свергнуть режим Асада. Это является вдвойне значимым для ИПТ, потому что два ее «ближайших врага» – Россия и Китай – являются самыми большими международными сторонниками режима Асада, как ИПТ обсуждала это в своем интернет-журнале.

Группировка «Джунд аль-Халифат» также имеет глобальные амбиции. Она следует другим центрально-азиатским джихадистским движениям в поддержке создания исламского халифата в Центральной Азии и более великого исламского мира. В 2011 году «Джунд аль-Халифат» заявила: «Это название [«Джунд аль-Халифат»] напоминает мусульманам об их долге возродить исламский халифат как систему. … Эта система управления основывается на шариате, который должен преобладать в каждой мусульманской стране от востока до запада… Мы верим, что регион Центральной Азии, в дополнение к исламскому Магрибу [Северная Африка] и Йемену, является кандидатом на то, чтобы в будущем стать центром для возвращения государства Халифата».

Новое поколение центрально-азиатских боевиков подвержено воздействию и имеет хорошие связи с «Талибаном» и «Аль-Каидой», с которыми они сражались бок о бок в Афганистане. Это поколение центрально-азиатских боевиков, которые сражались там против войск США и НАТО. После 2013 года они будут искать новое поле для деятельности – если не в Афганистане и Пакистане, то в Центральной Азии, а если не там, то в Кашмире, на Западе или в Африке.

Многие лидеры центрально-азиатских группировок боевиков тесно связаны с «Аль-Каидой» и перемещались внутри ее кругов руководства, как бывший лидер ИПТ Абдул Шакур аль-Туркистани (Abdul Shakur al-Turkistani), который был убит в конце 2012 года в результате удара беспилотника на племенных территориях Пакистана вместе с членами пакистанского «Талибана».

Наконец, «Аль-Каида» и «Талибан» играют решающую роль в финансировании и поддержке таких группировок, как ИДУ, «Джунд аль-Халифат» и ИПТ. Одним из ключевых способов, которым они делают это, является незаконный оборот наркотиков. ИДУ в северном Афганистане часто отвечает за переправку наркотиков из южного Афганистана в Центральную Азию и далее в Россию и Европу. В качестве примера, одним из основных лидеров ИДУ является Усман Гази (Usman Ghazi), заменивший Усмана Адиля (Osman Adil) в августе 2012 года после того, как тот был убит в результате удара беспилотника. Гази является бывшим контрабандистом наркотиков и оружия.

Другим способом финансирования этих группировок являются пожертвования из региона Персидского залива. По этой причине многие из публикаций ИПТ издаются на арабском языке. Как сообщалось, группировка «Джунд аль-Халифат» финансировалась салафитскими организациями, базирующимися в западном Казахстане.

Тремя наиболее вероятными областями в Центральной Азии, куда могут проникнуть исламистские боевики, являются:

• Ферганская долина

• Горно-Бадахшанская автономная область (ГБАО) и Раштская долина в Таджикистане

• Западный Казахстан

Многочисленные пограничные проблемы в Фергане, если они останутся не разрешенными, будут постоянным источником конфликта, который в будущем может перерасти в региональную войну. Существуют также опасения, что после 2013 года раздутый в военном отношении Узбекистан может применить военную силу для разрешения подобных конфликтов с Кыргызстаном, особенно если преемник президента Каримова будет более чем он, склонен к такому применению.

• Горно-Бадахшанская автономная область, известная также как ГБАО, граничит с Бадахшанской провинцией Афганистана и в 2012 году была замечена в столкновениях между таджикским правительством и полевыми командирами. Длинная и плохо защищенная граница ГБАО с Афганистаном проходит через труднодоступную и труднопроходимую местность, которая позволяет контрабандистам, политическим и религиозным экстремистам и террористам перемещаться в Афганистан и обратно, и является проходом в регион для центрально-азиатских боевиков.

Раштская долина в центральном Таджикистане также является областью нестабильности и политических, религиозных и клановых войн. В конце 1990-х в одном из городов долины ИДУ создало недолго просуществовавшее исламское государство.

• Западный Казахстан – это область, где Соединенные Штаты и другие страны Запада имеют важные нефтяные и энергетические интересы. Казахстанское новостное агентство «Тенгри» (Tengri) сообщало, что 90% из 8000 жителей провинции, которые являются мусульманами по вере, находятся, как считается, в возрасте от 13 до 30 лет, а 70% молодых людей находятся под влиянием салафизма. Группировка «Джунд аль-Халифат» вышла из западного Казахстана, который находится в менее чем 483-х километрах по морю от российского Северного Кавказа. Западный Казахстан является также регионом, где в 2011 году в городе Жанаозене имели место акции протеста со смертельным исходом. В 2012 году казахские силы безопасности были весьма успешны в уничтожении террористических ячеек в западном регионе.

Источник: ablyazov.org
Joomla Templates and Joomla Extensions by ZooTemplate.Com


НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2020 belkin.tmweb.ru. Все права защищены.
Сейчас 2173 гостей онлайн