PDF Печать
(1 голос, среднее 5.00 из 5)
22.07.2013 00:00

 

После формирования СИД некоторые узбекские боевики в Пакистане продолжили следовать за Тахиром Юлдашем (Tahir Yuldash, или Юлдашевым) – лидером ИДУ со дня его основания в 1998 году до 2009 года, когда он погиб в результате удара, нанесенного американским беспилотным самолетом. Приоритетом Юлдаша было свержение власти «отступников» в Узбекистане и других режимов в «Туркестане» (это название исламисты предпочитают употреблять в отношении Центральной Азии), но боевики СИД были слишком озабочены изгнанием американских вооруженных сил из Афганистана, чтобы фокусироваться на Центральной Азии.

В течение 2000-х годов международная повестка дня СИД приобрела популярность среди боевиков ИДУ, которые, в конечном счете, перестали считать высшим приоритетом освобождение Ферганской долины. Поскольку ИДУ базировалось в Пакистане, власти Узбекистана под руководством президента Ислама Каримова представляли меньшую угрозу для него, чем пакистанская армия или международные силы, ведущие боевые действия в регионе.

Как бы там ни было, Юлдаш был записан на видео, выпущенном вскоре после того, как его убили в результате удара, нанесенного американским беспилотником, в котором он говорил: «Наша цель заключается не только в захвате Афганистана и Узбекистана. Наша цель заключается в том, чтобы захватить весь мир». Здесь поднимается один вопрос, диктовалось ли решение Юлдаша о том, чтобы сосредоточиться на Пакистане, тем, что он хотел заручиться поддержкой «Талибана», а не показать свою истинную цель, сосредоточием которой оставался Узбекистан.

По состоянию на 2013 год, ИДУ действует рука об руку с пакистанским «Талибаном», но посылает людей также и в северный Афганистан, чтобы помочь афганскому «Талибану». Насчитывая несколько тысяч членов разных национальностей, движение является скорее небольшой армией, чем типичной террористической группировкой, с возможностями от совершения терактов до вооруженных вторжений в города и, особенно, в сельские районы, где оно может захватить территорию, как это было в случае с Раштской долиной в Таджикистане в конце 1990-х. Мандат ИДУ – это больше, чем просто Пакистан, Афганистан и Узбекистан; его целью является весь «Туркестан». На самом деле, иногда, по сообщениям, ИДУ называют также «Исламским движением Туркестана».

«Исламская партия Туркестана» (ИПТ) (ранее известная как ИДВТ – «Исламское движение Восточного Туркестана»)

С момента ее создания в 2008 году, ориентированная на уйгуров «Исламская партия Туркестана» (ИПТ) поклялась проводить джихад против «коммунистических китайских оккупантов» Синьцзяна.

Синьцзян является крупной западной провинцией Китая, которая граничит с Россией, Казахстаном, Кыргызстаном, Таджикистаном, Пакистаном и Афганистаном, и известна многим ее мусульманским жителям, как «Восточный Туркестан» – термин, который запрещен в Китае за его сепаратистский подтекст.

Несмотря на то, что имеется незначительное количество свидетельств о фактических операциях ИПТ в Китае, а сама организация остается замкнутой в пределах своих тренировочных лагерей на племенных территориях Пакистана, она пытается дотянуться до большого исламского мира через авторитетный глянцевый онлайн-журнал «Исламский Туркестан» (Islamic Turkistan) и изощренную многоязычную видео-пропаганду, направленную на русскоговорящих жителей Центральной Азии и боевиков из Турции.

ИПТ была известна раньше, как ИДВТ, которое было тогда больше националистическим движением Синьцзяна. Сейчас ИПТ поддерживает более широкие международные цели за пределами этой провинции. В соответствии с двенадцатым выпуском онлайн-журнала «Исламский Туркестан» на арабском языке, который был опубликован на форуме джихадистов в феврале 2013 года (и был также доступен с открытым исходным кодом на сайте jihadology.net), целями ИПТ являются:

Во-первых: Создать религиозное братство мусульман в Туркестане [этот термин джихадисты используется для ссылки на Центральную Азию] для того, чтобы вести джихад ради Аллаха и распространять его слово.

Во-вторых: Подготавливать мусульман в Туркестане и возвращать их на правильный исламский путь; заставить их почитать только Аллаха и исполнять Шариат Аллаха. Это также поможет в объединении мусульман и в возвышении имени и идейного содержания их религии.

В-третьих: Работать и сотрудничать с другими джихадистскими группами по всему миру с тем, чтобы помогать им защищать себя и бить неверных.

В-четвертых: Сотрудничать с лояльными мусульманами и джихадистами в Туркестане и в других местах исламского мира с тем, чтобы защищать его от неверных. Для этого используются разнообразные средства, включая военные, культурные, экономические и т.п.

В-пятых: Защищать исламских святых воинов, поддерживать их и протягивать им руку помощи во всем мире.

Примечательно, что первые два лидера ИДВТ и бывший лидер ИПТ Абдул Шакур аль-Туркистани (Abdul Shakur al-Turkistani) были в высокой степени интегрированы в круги «Аль-Каиды», при этом аль-Туркистани служил в качестве командира «Аль-Каиды» на племенных территориях Пакистана.

Самые крупные нападения ИПТ были совершены 30-31 июля 2011 года в Кашгаре, провинция Синьцзян, Китай. Нападения начались вечером 30 июля, когда на улице, полной пешеходов и продуктовых лавок, посещаемых китайцами-ханьцы, взорвался заминированный автомобиль. Вскоре после этого два уйгура угнали грузовик, убили его водителя, а затем направили грузовик на тротуар и продуктовые лавки и стали наносить людям беспорядочные удары ножом.

31 июля произошло еще одно нападение на популярной у китайцев-ханьцы улице, полной кафе, ресторанов и магазинов. После двух взрывов в одном из ресторанов, десять уйгуров стали стрелять и наносить людям беспорядочные удары ножом, в том числе и пожарникам, которые прибыли, чтобы спасти пострадавших. В течение этих двух дней были убиты, в общей сложности, более десяти гражданских лиц и восемь нападавших, и более 40 человек были ранены. Более подробная информация доступна в статье под названием «В китайской провинции Синьцзян происходит эскалация насилия», которую я написал в сентябре 2011 года для центра борьбы с терроризмом «Сентинел» (CTC Sentinel).

Китай имеет значительные рычаги воздействия на Пакистан, потому что является его самым важным стратегическим партнером; при этом обе страны формируют альянс для уравновешивания Индии. Вполне вероятно, что Пакистан пытался держать ИПТ в узде, чтобы не получить осуждения со стороны Китая за то, что антикитайские боевики получают подготовку на пакистанской территории. Похоже, что США не смогли применить такие же рычаги воздействия на Пакистан, или Пакистан просто был не способен или не желал уничтожать антиамериканских боевиков на своих племенных территориях.

«Джунд аль-Халифат»

Группировка «Джунд аль-Халифат», или «Солдаты Халифата», сейчас базируется на племенных территориях Пакистана, но, по сообщениям, имеет свои ячейки на Северном Кавказе. «Джунд аль-Халифат» вступила на международную джихадистскую сцену через несколько месяцев после того, как в апреле 2011 года Нурсултан Назарбаев выиграл президентские выборы в Казахстане с 95,5% голосов и после того, как Казахстан принял спорный закон о религии.

Сначала в сентябре и октябре 2011 года группировка выпустила видеозаписи трех атак, которые, как она заявила, были проведены ею против сил США в Афганистане в течение лета 2011 года. Вопреки распространенному мнению о том, что «Джунд аль-Халифат» возникла из ниоткуда, в конце 2000-х на Северном Кавказе имелись признаки присутствия казахских группировок боевиков, действующих совместно с «Союзом исламского джихада» и с другими повстанцами. Российский Северный Кавказ, который включает такие нестабильные регионы, как Дагестан и Чечня, находится всего в 483-х километрах от западного Казахстана по ту сторону Каспийского моря.

Поток торговли, боевиков и салафитской идеологии с Северного Кавказа в западный Казахстан стал причиной всплеска воинственности в этом регионе страны на протяжении последних лет.

В 2011 году группировка «Джунд аль-Халифат» осуществила, по меньшей мере, три нападения в Атырау, Таразе и Алматы, в то время как в 2012 году ее основная операция была связана с серией убийств, совершенных Мохаммедом Мерой во Франции. Другие нападения в Казахстане были осуществлены салафитами-джихадистами в 2011 и 2012 гг., но эти боевики не принадлежат какой-то определенной группировке. Скорее всего, они радикализировались, получив салафитское образование.

«Хизб ут-Тахрир»

Группировка «Хизб ут-Тахрир» была основана палестинской диаспорой в 1952 году и считает, что каждый мусульманин должен обязательно работать в направлении восстановления исламского халифата, что никакая другая система права, кроме закона шариата, не является допустимой, и что для мусульманских государств является харамом (запретным) искать защиты у Америки или у других «неверных» (неисламских) государств. Деятельность «Хизб ут-Тахрир» была пресечена в Узбекистане; в 1990-х она завоевала популярность сначала в Центральной Азии и в большей части Казахстана, а потом возникла в Кыргызстане, насчитывая приблизительно от 20 000 до 100 000 членов.

Кроме того, после этнических столкновений между киргизами и узбеками в южном Кыргызстане в 2010 году, «Хизб ут-Тахрир» проникла в северный Кыргызстан недалеко от границы с Казахстаном. Несмотря на то, что члены «Хизб ут-Тахрир» исповедуют ненасилие, некоторые из них были радикализированы через расширение контактов с Афганистаном, и часто сообщается, что они хранят оружие для «самообороны».


Обновлено 23.07.2013 08:47
 
Свидетельство о регистрации средства массовой информации. ЭЛ № ФС 77 – 45891 от 15 июля 2011 г. При полном или частичном использовании материалов ссылка
на «Развитие и экономика» обязательна.
Яндекс.Метрика
 

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ