Четверг, 18 Января, 2018
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

Кто готовится взорвать Среднюю Азию

Какие силы угрожают Средней Азии террором и радикальным исламом? Вот какие данные приводит эксперт по повстанческим движениям Джейкоб Зенн из американского фонда «Наследие» (The Heritage Foundation) в докладе, с которым он выступил на слушаниях в Конгрессе:

– Центрально-азиатские исламистские группировки боевиков сейчас сильнее, чем они были когда-либо прежде. Многие группировки сформировались в 1990-х, но их бойцы стали более закаленными в боях против Соединенных Штатов и афганской и пакистанской армий в течение последних двенадцати лет. Одна большая разница между центрально-азиатскими исламистскими боевиками 1990-х и сегодняшними заключается в том, что сегодня они питают ненависть к Соединенным Штатам после противоборства с ними с 2001 года.

Одна из группировок боевиков под названием «Джунд аль-Халифа» (Jund al-Khilafa, «Армия халифата»), которая была создана тремя казахами, заявила о себе летом 2011 года, выпустив серию из трех видео о том, как ее члены совершают нападения на силы Соединенных Штатов в Хосте, Афганистан. В октябре 2011 года «Джунд аль-Халифа» начала свою первую серию нападений в Казахстане. Для этой группировки нападение на американские войска в Афганистане было своего рода «правом прохода», чтобы вступить в сообщество группировок боевиков до того, как она позже присоединилась к «Аль-Каиде».

Своими врагами группировки боевиков считают светские правительства всех пяти стран Центральной Азии, а также Китай, Россию, немусульман, особенно китайцев и индийцев, которых они рассматривают, как не имеющих религии, и Иран – из-за продвижения им шиитского ислама, что боевики считают отступничеством.

Группировка ИДУ уже репозиционируется в северном Афганистане, где она будет использовать базы для осуществления нападений в Центральной Азии.

Совсем недавно, 21 февраля 2013 года, международные силы содействия безопасности (ISAF) в Афганистане сообщили, что: «Афганские и коалиционные силы безопасности арестовали шестерых повстанцев во время поисковой операции лидера «Исламского движения Узбекистана» в Кундузе. Кундуз находится в северном Афганистане на границе с Таджикистаном. Подобного рода сообщения стали все более распространенными в 2012 и 2013 гг.».

Группировка ИДУ может также координировать нападения в Центральной Азии с ее структурами, уже размещенными там, такими как «Джамаат Ансаруллах» (Jamaat Ansarullah, «Сторонники Бога») в Таджикистане.

Афганским лидерам в северном Афганистане тоже известно о присутствии ИДУ в регионе, особенно с учетом того, что эта группировка часто берет на себя ответственность за теракты, осуществленные смертниками, и за убийства ведущих политиков и вождей племен. Многие лидеры ИДУ являются также региональными лидерами «Талибана» и поддерживают его. «Талибан» исторически имеет слабые позиции в северном Афганистане, который населен преимущественно этническими таджиками и узбеками, а не пуштунами, являющимися ядром этой организации. Поэтому «Талибану» было всегда трудно контролировать северный Афганистан, но ИДУ может помочь ему в достижении этой цели. По словам Мохаммада Омара (Mohammad Omar), правителя в северном Афганистане, «Аль-Каида» и террористические группировки из Чечни, Узбекистана и Таджикистана хотят создать базы в северо-восточной части северного Афганистана «для дальнейших действий против центрально-азиатских стран».

Прежде чем отвлечь ресурсы и боевиков от борьбы с американцами и перенаправить их на борьбу с центрально-азиатскими режимами, они будут дожидаться также вывода войск Соединенных Штатов из Афганистана.

Если в Центральной Азии начнется агрессия, то маловероятно, что боевики смогут свергнуть правительства или разрушить светские центрально-азиатские государства. Однако теракты ослабят эти страны, которые и так уже борются с тяжелыми политическими и социальными проблемами из-за медленного перехода к рыночной экономике и демократии. Бомбовые удары боевиков, вооруженные вторжения и вспышки повстанческой деятельности приведут к потерям человеческих жизней и к материальным разрушениям. Но если более широкая миссия по установлению исламского государства в Центральной Азии будет иметь успех, боевики воспользуются растущим общественным недовольством нынешними правительствами в регионе, которых многие люди считают репрессивными, некомпетентными или коррумпированными.

Следующие группировки боевиков являются основными в Центральной Азии:

• «Исламское движение Узбекистана» (ИДУ) и его ответвление «Союз исламского джихада» (СИД);

• «Исламская партия Туркестана» (ИПТ), которая ранее была известна как «Исламское движение Восточного Туркестана» (ИДВТ);

• «Джунд аль-Халифат» («Солдаты Халифата») и

• «Хизб ут-Тахрир» (Hizb ut Tahrir, «Партия освобождения»).

Несмотря на то, что аналитически удобно разбить центрально-азиатских исламистских боевиков на отдельные группы, многие из боевиков не отождествляются с какой-либо одной конкретной группировкой. Скорее, они отождествляются с более широкой сетью «моджахедов» и могут сражаться одновременно в составе какой-либо из группировок, бригад или ячеек в зоне их военных действий.

«Исламское движение Узбекистана» (ИДУ) и «Союз исламского джихада» (СИД):

В конце 1990-х – начале 2000-х боевики ИДУ были вытеснены из Узбекистана в результате силового воздействия Ислама Каримова на исламистских боевиков. Карательные меры против ИДУ и других боевиков усилились после того, как в 1999 году они попытались убить президента Каримова, а в 2004 году осуществили серию нападений на американские и израильские объекты в Узбекистане. Однако, начиная с середины 1990-х боевики смогли разместить базы в Таджикистане, воспользовавшись нестабильностью страны после гражданской войны 1992-1997 гг., и обеспечить свое присутствие в северных областях Афганистана под контролем «Талибана».

В октябре 2001 года, после вторжения американцев в Афганистан с целью искоренения «Талибана» и его союзников, ИДУ нашло прибежище в Пакистане. С 2001 по 2007 гг. группировка создавала тренировочные лагеря в Южном Вазиристане под покровительством полевого командира вазиристанских талибов Маулви Назира (Maulvi Nazir), чьи боевики использовали преимущество гористой местности, чтобы осуществлять перегруппировки и нападать на американские вооруженные силы в Афганистане.

В 2007 году Маулви Назир изгнал ИДУ из Южного Вазиристана в другие части Федерально управляемых племенных территорий Пакистана, отчасти из-за того, что узбекские боевики нарушали местные обычаи и действовали на пуштунской территории, как «оккупационные» силы. Когда где-то в 2009 году ИДУ присоединилось к группировке талибов Байтуллы Мехсуда (Baitullah Mehsud), им пришлось принять приоритеты Мехсуда, первостепенным из которых была борьба с пакистанским государством.

Сегодня ИДУ и пакистанский «Талибан» остаются в партнерских отношениях, при этом узбеки совершают самые дерзкие нападения на пакистанские силы безопасности и такие операции, как теракт в аэропорту Пешавара в декабре 2012 года и организация побега из тюрьмы Банну в апреле 2012 года, в результате которого был освобожден Аднан Рашид (Adnan Rashid), ожидавший смертной казни за подготовку убийства президента Первеза Мушаррафа (Pervez Musharraf) в 2003 году. После побега Рашид признал свою вину в организации заговора с целью убить Мушаррафа, несмотря на то, что годами отрицал это, находясь за решеткой.

Группировка СИД, которая сначала называлась «Группой исламского джихада», была основана в 2002 году в Южном Вазиристане двумя этническими узбеками – бывшими боевиками ИДУ, включая Абу Яхьяма Мухаммада Фатиха (Abu Yahya Muhammad Fatih), известного также под именем Наджмуддин Джалолов (Najmiddin Jalolov). В противоположность ИДУ, уходящему корнями в Наманган в Ферганской долине в постсоветском Узбекистане, СИД сформировался на афгано-пакистанской границе в среде многонационального джихада, объявленного после теракта 9 сентября 2011 года, где Америка определяется в качестве главного врага. Даже если Фатих, может быть, и хотел бы, чтобы СИД сосредоточивался на Узбекистане, изначально эта группировка обращалась с призывом к молодым и интернационально настроенным «зарубежным» боевикам, включая таджиков, киргизов, казахов, уйгуров, немцев и турков, чтобы пополнить ими свои ряды.



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №18, декабрь 2017

Сергей Белкин.
Революция 1917 года как цивилизационный выбор России

стр. 5

Октябрьская революция 1917 года была обусловлена историко-культурной спецификой России, особенностями развития и бытования в истории в качестве геополитического субъекта.



Вардан Багдасарян.
Похороны социализма были преждевременными

стр. 8

Социалистический эксперимент в истории: теория и замысел.



Дмитрий Андреев.
Респонсибилизация элиты

стр. 22

Изъяны и недостатки российской элиты при эффективном многоуровневом управлении этим сообществом могут оказаться полезными и даже незаменимыми для стимулирования новой мотивации элиты, ориентированной на национальные интересы.



Максим Михалёв.
Бремя ответственности, или Попытка ресакрализации элит

стр. 32

Как сделать элиты ответственными, осознающими свой исключительный статус и обращающими все имеющиеся у них возможности на служение своей стране.



Владимир Немыченков.
Культура и большие смыслы

стр. 42

Любая культура основывается на больших смыслах, то есть на тех фундаментальных ценностях, которые и предопределяют особенности социального, политического, идеологического, религиозного и иных аспектов национального бытия.



Урбанистические натюрморты Аристарха Лентулова
стр. 60

В главном здании Театрального музея имени А.А. Бахрушина прошла выставка «Мистерия-буфф Аристарха Лентулова», приуроченная к 135-летию со дня рождения мастера русского авангарда

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2018 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 703 гостей онлайн