Четверг, 21 Сентября, 2017
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

Кто готовится взорвать Среднюю Азию

Какие силы угрожают Средней Азии террором и радикальным исламом? Вот какие данные приводит эксперт по повстанческим движениям Джейкоб Зенн из американского фонда «Наследие» (The Heritage Foundation) в докладе, с которым он выступил на слушаниях в Конгрессе:

– Центрально-азиатские исламистские группировки боевиков сейчас сильнее, чем они были когда-либо прежде. Многие группировки сформировались в 1990-х, но их бойцы стали более закаленными в боях против Соединенных Штатов и афганской и пакистанской армий в течение последних двенадцати лет. Одна большая разница между центрально-азиатскими исламистскими боевиками 1990-х и сегодняшними заключается в том, что сегодня они питают ненависть к Соединенным Штатам после противоборства с ними с 2001 года.

Одна из группировок боевиков под названием «Джунд аль-Халифа» (Jund al-Khilafa, «Армия халифата»), которая была создана тремя казахами, заявила о себе летом 2011 года, выпустив серию из трех видео о том, как ее члены совершают нападения на силы Соединенных Штатов в Хосте, Афганистан. В октябре 2011 года «Джунд аль-Халифа» начала свою первую серию нападений в Казахстане. Для этой группировки нападение на американские войска в Афганистане было своего рода «правом прохода», чтобы вступить в сообщество группировок боевиков до того, как она позже присоединилась к «Аль-Каиде».

Своими врагами группировки боевиков считают светские правительства всех пяти стран Центральной Азии, а также Китай, Россию, немусульман, особенно китайцев и индийцев, которых они рассматривают, как не имеющих религии, и Иран – из-за продвижения им шиитского ислама, что боевики считают отступничеством.

Группировка ИДУ уже репозиционируется в северном Афганистане, где она будет использовать базы для осуществления нападений в Центральной Азии.

Совсем недавно, 21 февраля 2013 года, международные силы содействия безопасности (ISAF) в Афганистане сообщили, что: «Афганские и коалиционные силы безопасности арестовали шестерых повстанцев во время поисковой операции лидера «Исламского движения Узбекистана» в Кундузе. Кундуз находится в северном Афганистане на границе с Таджикистаном. Подобного рода сообщения стали все более распространенными в 2012 и 2013 гг.».

Группировка ИДУ может также координировать нападения в Центральной Азии с ее структурами, уже размещенными там, такими как «Джамаат Ансаруллах» (Jamaat Ansarullah, «Сторонники Бога») в Таджикистане.

Афганским лидерам в северном Афганистане тоже известно о присутствии ИДУ в регионе, особенно с учетом того, что эта группировка часто берет на себя ответственность за теракты, осуществленные смертниками, и за убийства ведущих политиков и вождей племен. Многие лидеры ИДУ являются также региональными лидерами «Талибана» и поддерживают его. «Талибан» исторически имеет слабые позиции в северном Афганистане, который населен преимущественно этническими таджиками и узбеками, а не пуштунами, являющимися ядром этой организации. Поэтому «Талибану» было всегда трудно контролировать северный Афганистан, но ИДУ может помочь ему в достижении этой цели. По словам Мохаммада Омара (Mohammad Omar), правителя в северном Афганистане, «Аль-Каида» и террористические группировки из Чечни, Узбекистана и Таджикистана хотят создать базы в северо-восточной части северного Афганистана «для дальнейших действий против центрально-азиатских стран».

Прежде чем отвлечь ресурсы и боевиков от борьбы с американцами и перенаправить их на борьбу с центрально-азиатскими режимами, они будут дожидаться также вывода войск Соединенных Штатов из Афганистана.

Если в Центральной Азии начнется агрессия, то маловероятно, что боевики смогут свергнуть правительства или разрушить светские центрально-азиатские государства. Однако теракты ослабят эти страны, которые и так уже борются с тяжелыми политическими и социальными проблемами из-за медленного перехода к рыночной экономике и демократии. Бомбовые удары боевиков, вооруженные вторжения и вспышки повстанческой деятельности приведут к потерям человеческих жизней и к материальным разрушениям. Но если более широкая миссия по установлению исламского государства в Центральной Азии будет иметь успех, боевики воспользуются растущим общественным недовольством нынешними правительствами в регионе, которых многие люди считают репрессивными, некомпетентными или коррумпированными.

Следующие группировки боевиков являются основными в Центральной Азии:

• «Исламское движение Узбекистана» (ИДУ) и его ответвление «Союз исламского джихада» (СИД);

• «Исламская партия Туркестана» (ИПТ), которая ранее была известна как «Исламское движение Восточного Туркестана» (ИДВТ);

• «Джунд аль-Халифат» («Солдаты Халифата») и

• «Хизб ут-Тахрир» (Hizb ut Tahrir, «Партия освобождения»).

Несмотря на то, что аналитически удобно разбить центрально-азиатских исламистских боевиков на отдельные группы, многие из боевиков не отождествляются с какой-либо одной конкретной группировкой. Скорее, они отождествляются с более широкой сетью «моджахедов» и могут сражаться одновременно в составе какой-либо из группировок, бригад или ячеек в зоне их военных действий.

«Исламское движение Узбекистана» (ИДУ) и «Союз исламского джихада» (СИД):

В конце 1990-х – начале 2000-х боевики ИДУ были вытеснены из Узбекистана в результате силового воздействия Ислама Каримова на исламистских боевиков. Карательные меры против ИДУ и других боевиков усилились после того, как в 1999 году они попытались убить президента Каримова, а в 2004 году осуществили серию нападений на американские и израильские объекты в Узбекистане. Однако, начиная с середины 1990-х боевики смогли разместить базы в Таджикистане, воспользовавшись нестабильностью страны после гражданской войны 1992-1997 гг., и обеспечить свое присутствие в северных областях Афганистана под контролем «Талибана».

В октябре 2001 года, после вторжения американцев в Афганистан с целью искоренения «Талибана» и его союзников, ИДУ нашло прибежище в Пакистане. С 2001 по 2007 гг. группировка создавала тренировочные лагеря в Южном Вазиристане под покровительством полевого командира вазиристанских талибов Маулви Назира (Maulvi Nazir), чьи боевики использовали преимущество гористой местности, чтобы осуществлять перегруппировки и нападать на американские вооруженные силы в Афганистане.

В 2007 году Маулви Назир изгнал ИДУ из Южного Вазиристана в другие части Федерально управляемых племенных территорий Пакистана, отчасти из-за того, что узбекские боевики нарушали местные обычаи и действовали на пуштунской территории, как «оккупационные» силы. Когда где-то в 2009 году ИДУ присоединилось к группировке талибов Байтуллы Мехсуда (Baitullah Mehsud), им пришлось принять приоритеты Мехсуда, первостепенным из которых была борьба с пакистанским государством.

Сегодня ИДУ и пакистанский «Талибан» остаются в партнерских отношениях, при этом узбеки совершают самые дерзкие нападения на пакистанские силы безопасности и такие операции, как теракт в аэропорту Пешавара в декабре 2012 года и организация побега из тюрьмы Банну в апреле 2012 года, в результате которого был освобожден Аднан Рашид (Adnan Rashid), ожидавший смертной казни за подготовку убийства президента Первеза Мушаррафа (Pervez Musharraf) в 2003 году. После побега Рашид признал свою вину в организации заговора с целью убить Мушаррафа, несмотря на то, что годами отрицал это, находясь за решеткой.

Группировка СИД, которая сначала называлась «Группой исламского джихада», была основана в 2002 году в Южном Вазиристане двумя этническими узбеками – бывшими боевиками ИДУ, включая Абу Яхьяма Мухаммада Фатиха (Abu Yahya Muhammad Fatih), известного также под именем Наджмуддин Джалолов (Najmiddin Jalolov). В противоположность ИДУ, уходящему корнями в Наманган в Ферганской долине в постсоветском Узбекистане, СИД сформировался на афгано-пакистанской границе в среде многонационального джихада, объявленного после теракта 9 сентября 2011 года, где Америка определяется в качестве главного врага. Даже если Фатих, может быть, и хотел бы, чтобы СИД сосредоточивался на Узбекистане, изначально эта группировка обращалась с призывом к молодым и интернационально настроенным «зарубежным» боевикам, включая таджиков, киргизов, казахов, уйгуров, немцев и турков, чтобы пополнить ими свои ряды.



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №14, сентябрь 2015

Захирджан Кучкаров:
«Без концептуального проектирования управляемость не восстановить»

стр. 54

Интервью академика РАЕН, директора Центра инноваций и высоких технологий «Концепт» З.А. Кучкарова альманаху «Развитие и экономика»



Сергей Черняховский.
Романтика и Твердость. Некогда эта страна была значительно сильнее…

стр. 98

Центральный пункт советского наследия и советского мира – это уверенность в том, что мир изменяем, познаваем и созидаем.



Людмила Булавка-Бузгалина.
СССР – незавершенный проект. Семь поворотов

стр. 108

Обращения к историческим и культурным практикам Советского Союза не только не прекращаются, но и становятся всё более частыми.



Владимир Карпец.
Исцеление (от) права

стр. 134

Одним из результатов перестройки стала «правовая реформа», которая фактически означала ломку всей правовой системы под лозунгом «демократизации советского права».



Александр Коврига.
Глобальный кризис и переустройство государственного дела: вспомним камерализм?

стр. 146

В современном мире полномасштабный суверенитет, значимые цивилизационные инициативы и государственная политика импортозамещения возможны лишь при условии мировоззренческой, идеологической самостоятельности, для чего весьма полезными окажутся наследие и исторические уроки камерализма.



Олег Фомин-Шахов.
Русский уклад в XXI веке

стр. 184

У России есть колоссальный властный, экономический, культурный и демографический потенциал, чтобы оказаться стратегической победительницей в противостоянии цивилизаций.

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2017 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 956 гостей онлайн