Вторник, 19 Сентября, 2017
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)


Будущее центрально-азиатской политики США
Николай Пахомов

Сегодня ясно, что вывод основного контингента американских войск из Афганистана в 2014 году приведёт к коренному изменению расстановки сил в Центральной, а, в перспективе, и Южной Азии. Эксперты сегодня пытаются предсказать, какими будут новая ситуация и возможная политика США и других ведущих держав в регионе. Один из вариантов развития событий становится очевиден после прочтения нового доклада Центра стратегических и международных исследований, одного из ведущих американских исследовательских институтов.

После знакомства с докладом складывается ощущение, что его автор, Джефри Манкофф, один из самых заметных молодых американских экспертов по ситуации на постсоветском пространстве, так и не решился примкнуть к одному из двух основных лагерей американского внешнеполитического истэблишмента, обсуждающих сегодня внешнюю политику страны. Несколько упрощая, можно сказать, что представители первого даже не могут допустить мысли о том, что возможности современной Америки не позволяют проводить такую же активную в глобальном масштабе, сверхамбициозную внешнюю политику, которую можно было наблюдать ещё десять лет назад. Они, например, продолжают настаивать, что такая, кажущаяся в принципе непосильной для любой страны задача, как глобальное продвижение демократии, должна быть основой американской внешней политики.

Второй лагерь экспертов предлагает Вашингтону «жить по средствам» – проявлять активность в международных отношениях только тогда, когда это отвечает основным американским национальным интересам, или когда без американского участия невозможно поддержание международной безопасности, необходимой всем участникам международного сообщества.

Две этих позиции можно усматривать и при обсуждении будущей американской политики в Центральной Азии. Кто-то говорит, что Вашингтон должен продолжать пытаться решать все проблемы жителей государств региона, гарантировать безопасность, суверенитет и успешное экономическое развитие стран Центральной Азии, да ещё по возможности и обеспечивать развитие демократии и защиту прав человека.

Другие исследователи и ветераны дипломатии обосновано предлагают не расходовать в Центральной Азии ставшие дефицитными в последнее время внешнеполитические ресурсы Америки и вмешиваться в дела региона тогда, когда под угрозой находится безопасность США.

Последняя угроза, очевидно, маловероятна, следовательно, сворачивание военного присутствия в Афганистане будет означать (конечно, если победит эта точка зрения) сокращение американского присутствия и влияния в Центральной Азии. Повторим: Манкофф не занимает в этом споре однозначной позиции, однако его исследование убеждает в серьёзности этой дискуссии. С одной стороны, эксперт живописует блага, которые Соединённые Штаты могут получить, если сумеют осуществить курс на самое серьёзное вовлечение в регионе, с другой, сообщает читателям, что такой курс может не только втянуть Америку в улаживание споров государств региона, но и обострит отношения с Пекином и Москвой, также имеющих интересы в Центральной Азии.

При чтении доклада Манкоффа постоянно возникает вопрос, почему, ради достижения каких целей автор ожидает (иногда, кажется, что даже требует) от Вашингтона тех или иных действий в Центральной Азии. Например, неамериканскому объективному и информированному читателю можно понять только с большим трудом, почему в интересах Соединённых Штатов находится поддержка реформ в государствах региона. Вопросов множество. Каких именно реформ? Какими средствами Америка может поддержать эти реформы? На большинство из этих вопросов автор не даёт ответов, и именно такое молчание, пожалуй, является наиболее интересным моментом в работе: ясно, что оно свидетельствует не о некомпетентности Манкоффа, в действительности являющегося одним из самых сильных современных американских специалистов по постсоветскому пространству, а о тупике, в который зашла американская внешняя политика в погоне за как идеалами либерального интервенционизма, так и умозрительными проектами неоконсерваторов.

Именно в качестве иллюстрации такого тупика в Центральной Азии интересен нынешний доклад Центра стратегических и международных исследований. Нужно иметь в виду, что Манкофф не просто выражает свою субъективную оценку происходящего – логика его работы во многом соответствует логике принятия американских внешнеполитических решений по Центральной Азии.

Следовательно, можно с уверенностью прогнозировать снижение в обозримой перспективе эффективности американской политике в регионе – в погоне за всеми «зайцами» сразу Вашингтон будет лишь впустую расходовать внешнеполитические ресурсы. Соответственно сокращение влияния Вашингтона будет сопровождаться ростом влияния Москвы и Пекина.

Правда, в США может возобладать разумная точка зрения, в соответствии с которой в Центральной Азии Америка должна ограниченно действовать в случае крайней необходимости. Однако и в этом случае можно ожидать роста влияния в регионе России – для Вашингтона (впрочем, как и для значительной части элит государств Центральной Азии) Москва очень желанный партнёр в деле сдерживания Китая.

Так что нынешние американские трудности в Центральной Азии создают условия для успехов российской политики в регионе. Похоже, что особенно явными эти успехи станут после вывода американских войск из Афганистана в 2014 году.

Источник: afghanistan.ru

Joomla Templates and Joomla Extensions by ZooTemplate.Com

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №14, сентябрь 2015

Захирджан Кучкаров:
«Без концептуального проектирования управляемость не восстановить»

стр. 54

Интервью академика РАЕН, директора Центра инноваций и высоких технологий «Концепт» З.А. Кучкарова альманаху «Развитие и экономика»



Сергей Черняховский.
Романтика и Твердость. Некогда эта страна была значительно сильнее…

стр. 98

Центральный пункт советского наследия и советского мира – это уверенность в том, что мир изменяем, познаваем и созидаем.



Людмила Булавка-Бузгалина.
СССР – незавершенный проект. Семь поворотов

стр. 108

Обращения к историческим и культурным практикам Советского Союза не только не прекращаются, но и становятся всё более частыми.



Владимир Карпец.
Исцеление (от) права

стр. 134

Одним из результатов перестройки стала «правовая реформа», которая фактически означала ломку всей правовой системы под лозунгом «демократизации советского права».



Александр Коврига.
Глобальный кризис и переустройство государственного дела: вспомним камерализм?

стр. 146

В современном мире полномасштабный суверенитет, значимые цивилизационные инициативы и государственная политика импортозамещения возможны лишь при условии мировоззренческой, идеологической самостоятельности, для чего весьма полезными окажутся наследие и исторические уроки камерализма.



Олег Фомин-Шахов.
Русский уклад в XXI веке

стр. 184

У России есть колоссальный властный, экономический, культурный и демографический потенциал, чтобы оказаться стратегической победительницей в противостоянии цивилизаций.

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2017 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 602 гостей онлайн