(1 голос, среднее 5.00 из 5)


Политологи о бессмысленности интервью
премьер-министра

Вера Кичанова

Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев в прямом эфире ответил на вопросы журналистов пяти телеканалов – «Первого», «Россия-1», Рен-ТВ, НТВ и телеканала «Дождь». Политологи с трудом понимают, зачем нужно было такое предсказуемое интервью, а его амбиции по поводу второго президентского срока советуют не воспринимать всерьез.

Станислав Белковский

Мы не узнали ничего интересного, кроме повышенной лояльности Дмитрия Медведева к Анатолию Сердюкову. Наверное, можно расценивать это как некоторое признание того, что премьер и министр обороны были заодно в реализации мегапроектов по освоению 20 триллионов рублей на реорганизацию вооруженных сил. Поэтому отставка Сердюкова была ударом по их совместным планам и косвенно по Медведеву и его кабинету. И то, что в нынешней ситуации Медведев не побоялся публично признать работу Сердюкова высокоэффективной, подтверждает глубину их связи. Все остальное было обычным медведевским набором банальностей в духе «свобода лучше, чем несвобода». Он отвечал так, как должен был бы отвечать, и если бы меня заранее спросили, что он ответит, думаю, я не сильно бы ошибся. Разговор о том, что нет внесистемной оппозиции, это отражение юридического сознания или, если угодно, юридического кретинизма Дмитрия Медведева, который все переводит в рамки юридической науки. Хотя различение системной оппозиции и внесистемной не относится к компетенции юридической науки – это вопрос политологический. Разговоры о том, кто будет следующим президентом России, обострились на фоне ухудшения состояния здоровья Владимира Путина, которое уже невозможно скрывать. С другой стороны, влиятельные группы элит не хотят реализации обещания, которое Путин дал Медведеву перед рокировкой в сентябре 2011-го, вернуть Медведева на президентский пост в случае собственного ухода. Против этого сейчас выступает и администрация президента в полном составе, и люди, которых Путин считает крупнейшими специалистами по экономике и финансам в стране, в частности Алексей Кудрин и Герман Греф. Чем больше будет слухов о путинской спине, тем ожесточенней будет борьба за то, чтобы убрать Медведева превентивно, исключив саму возможность его возвращения на президентский пост.

Алексей Макаркин

Медведев сказал, что закон нужно судить по правоприменительной практике. Но человек, который будет привлечен к ответственности по этому закону, – надо подумать и о нем, практика-то касается живых людей. Взять, допустим, закон об НКО: что происходит? Мы уничтожим какие-то организации, следуя этому закону, а потом выясняется, что закон требует поправок. Я думаю, что такой подход достаточно проблематичен. Деление на системную и внесистемную оппозицию очень условно. Системной обычно называют тех, кто готов идти на компромисс, и это разделение могло отражать политические реалии с точки зрения власти. Но ряд организаций, которые ранее носили внесистемный характер, теперь сформировали свои партии. Борьба с коррупцией не должна сводиться к преследованию чиновников как класса, абсолютно согласен. С другой стороны, важно, будет ли неформальное разграничение, против кого можно открывать дела, а кто пользуется неприкосновенностью? Я думаю, что на сегодняшний момент иском все может и ограничиться. Отставку Медведеву предсказывали еще этой осенью, я бы не торопился с такими предсказаниями. Такое впечатление, что у президента есть желание, чтобы действующее правительство выполнило как можно большее количество непопулярных мероприятий. И отставлять премьер-министра до того, как это будет сделано, было бы неразумно: в этом случае виноватым будет следующее правительство. Президент хочет, чтобы ответственность за непопулярные реформы легла на правительство Медведева, а не на самого президента. Тогда общество признает Медведева виновным в негативных изменениях, и разговоры о втором сроке станут еще менее уместными.

Источник: slon.ru

Joomla Templates and Joomla Extensions by ZooTemplate.Com