Суббота, 21 Октября, 2017
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

 

Рекитаизация китайского дискурса делает его все более сложным и все менее понятным для внешних наблюдателей. В политической лексике заметно расширилось использование категорий древней мысли, которые зачастую не поддаются однозначному переводу на европейские языки. Для их прояснения нужны толкования, и тогда к одной фразе Си Цзиньпина придется добавлять комментарий на пару абзацев. В описании китайских проблем для иностранной аудитории отсутствуют сложные культурно-исторические нюансы, но без них рождаются умозрительные схемы, лишенные китайского содержания.

На первый взгляд, перенасыщение древними цитатами и квазиклассическими формулировками не позволяет китайскому дискурсу обрести мировое влияние, поскольку его категории непонятны и чужды носителям других культур. Вместе с тем древние формулировки менее уязвимы для западной критики. Аргументы против «коммунистического тоталитаризма» были отшлифованы и заучены до автоматизма в годы холодной войны. Но как вести спор, когда две системы говорят на разных концептуальных языках?

К примеру, Си Цзиньпин в октябре 2013 г. провозгласил политику «родственности», «искренности», «благодеяния» и «инклюзивности» в отношениях с соседями. Западные политологи часто критикуют действия Пекина в Южно-Китайском море, но если слова непонятны, оценить их соответствие делам непросто. Четыре иероглифа, описывающие политику Китая на сопредельных территориях, обладают богатой смысловой нагрузкой, их трактовка неразрывно связана с древнекитайским наследием. Китайская этика издревле подчеркивала отношения взаимности, включая проявление лояльности в обмен на милости. Если соседи отказываются от этики взаимных обязательств и обращаются за помощью к США в надежде выбить у Китая уступки, они ведут себя как лишенные моральных ориентиров «мелкие людишки», а не как конфуцианские «благородные мужи». И никакие ссылки на формальные нормы международного права не перечеркнут этой оценки, основанной на традиции.

На Западе мысль о возможности создания Китаем жизнеспособной альтернативной системы ценностей стараются не принимать всерьез. России следует смотреть на эту проблему более трезво и объективно. Уже ставший второй экономикой мира Китай собирается претендовать на ценностное влияние, которое будет проецироваться прежде всего на китайской периферии.

В октябре 2013 г. на рабочем совещании по дипломатии с сопредельными странами Си Цзиньпин призвал «усилить пропаганду и разъяснение, сделав акцент на взаимном соединении китайской мечты с надеждами на лучшую жизнь народов всех сопредельных стран, с перспективами развития региона, чтобы сознание общности судьбы пустило корни в сопредельных странах». Реализация проекта «Экономический пояс Шелкового пути» создаст дополнительные предпосылки для расширения нематериального влияния Китая на евразийском пространстве.

Можно предположить, что расцвет «китайских ценностей» станет катализатором дискуссий о пути развития России. Сторонники «европейского выбора», скорее всего, будут критиковать «китайские ценности». Оппоненты, напротив, начнут искать в китайском дискурсе обнадеживающие параллели с «русскими идеями» патриотизма, коллективизма, государственничества и цивилизационной самодостаточности. Желательно, чтобы подобным спорам предшествовало адекватное и непредвзятое понимание китайского материала.

Источник: www.globalaffairs.ru

Joomla Templates and Joomla Extensions by ZooTemplate.Com


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №14, сентябрь 2015

Захирджан Кучкаров:
«Без концептуального проектирования управляемость не восстановить»

стр. 54

Интервью академика РАЕН, директора Центра инноваций и высоких технологий «Концепт» З.А. Кучкарова альманаху «Развитие и экономика»



Сергей Черняховский.
Романтика и Твердость. Некогда эта страна была значительно сильнее…

стр. 98

Центральный пункт советского наследия и советского мира – это уверенность в том, что мир изменяем, познаваем и созидаем.



Людмила Булавка-Бузгалина.
СССР – незавершенный проект. Семь поворотов

стр. 108

Обращения к историческим и культурным практикам Советского Союза не только не прекращаются, но и становятся всё более частыми.



Владимир Карпец.
Исцеление (от) права

стр. 134

Одним из результатов перестройки стала «правовая реформа», которая фактически означала ломку всей правовой системы под лозунгом «демократизации советского права».



Александр Коврига.
Глобальный кризис и переустройство государственного дела: вспомним камерализм?

стр. 146

В современном мире полномасштабный суверенитет, значимые цивилизационные инициативы и государственная политика импортозамещения возможны лишь при условии мировоззренческой, идеологической самостоятельности, для чего весьма полезными окажутся наследие и исторические уроки камерализма.



Олег Фомин-Шахов.
Русский уклад в XXI веке

стр. 184

У России есть колоссальный властный, экономический, культурный и демографический потенциал, чтобы оказаться стратегической победительницей в противостоянии цивилизаций.

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2017 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 768 гостей онлайн