Воскресенье, 25 Августа, 2019
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

 

Рекитаизация китайского дискурса делает его все более сложным и все менее понятным для внешних наблюдателей. В политической лексике заметно расширилось использование категорий древней мысли, которые зачастую не поддаются однозначному переводу на европейские языки. Для их прояснения нужны толкования, и тогда к одной фразе Си Цзиньпина придется добавлять комментарий на пару абзацев. В описании китайских проблем для иностранной аудитории отсутствуют сложные культурно-исторические нюансы, но без них рождаются умозрительные схемы, лишенные китайского содержания.

На первый взгляд, перенасыщение древними цитатами и квазиклассическими формулировками не позволяет китайскому дискурсу обрести мировое влияние, поскольку его категории непонятны и чужды носителям других культур. Вместе с тем древние формулировки менее уязвимы для западной критики. Аргументы против «коммунистического тоталитаризма» были отшлифованы и заучены до автоматизма в годы холодной войны. Но как вести спор, когда две системы говорят на разных концептуальных языках?

К примеру, Си Цзиньпин в октябре 2013 г. провозгласил политику «родственности», «искренности», «благодеяния» и «инклюзивности» в отношениях с соседями. Западные политологи часто критикуют действия Пекина в Южно-Китайском море, но если слова непонятны, оценить их соответствие делам непросто. Четыре иероглифа, описывающие политику Китая на сопредельных территориях, обладают богатой смысловой нагрузкой, их трактовка неразрывно связана с древнекитайским наследием. Китайская этика издревле подчеркивала отношения взаимности, включая проявление лояльности в обмен на милости. Если соседи отказываются от этики взаимных обязательств и обращаются за помощью к США в надежде выбить у Китая уступки, они ведут себя как лишенные моральных ориентиров «мелкие людишки», а не как конфуцианские «благородные мужи». И никакие ссылки на формальные нормы международного права не перечеркнут этой оценки, основанной на традиции.

На Западе мысль о возможности создания Китаем жизнеспособной альтернативной системы ценностей стараются не принимать всерьез. России следует смотреть на эту проблему более трезво и объективно. Уже ставший второй экономикой мира Китай собирается претендовать на ценностное влияние, которое будет проецироваться прежде всего на китайской периферии.

В октябре 2013 г. на рабочем совещании по дипломатии с сопредельными странами Си Цзиньпин призвал «усилить пропаганду и разъяснение, сделав акцент на взаимном соединении китайской мечты с надеждами на лучшую жизнь народов всех сопредельных стран, с перспективами развития региона, чтобы сознание общности судьбы пустило корни в сопредельных странах». Реализация проекта «Экономический пояс Шелкового пути» создаст дополнительные предпосылки для расширения нематериального влияния Китая на евразийском пространстве.

Можно предположить, что расцвет «китайских ценностей» станет катализатором дискуссий о пути развития России. Сторонники «европейского выбора», скорее всего, будут критиковать «китайские ценности». Оппоненты, напротив, начнут искать в китайском дискурсе обнадеживающие параллели с «русскими идеями» патриотизма, коллективизма, государственничества и цивилизационной самодостаточности. Желательно, чтобы подобным спорам предшествовало адекватное и непредвзятое понимание китайского материала.

Источник: www.globalaffairs.ru

Joomla Templates and Joomla Extensions by ZooTemplate.Com


НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2019 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 1674 гостей онлайн