Пятница, 15 Декабря, 2017
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

 

Попыток ограничить продажу или использование западных учебников после выступления министра не было. Однако в середине марта многие китайские вузы получили специальные уведомления. Преподавателям предписано в кратчайшие сроки заполнить опросные листы, поведав о том, какие зарубежные пособия они используют, какое место они занимают в учебном процессе, откуда были получены и каким образом вуз санкционировал их применение.
Получать такие разрешения было несложно. Преподаватели широко пользовались предоставленной свободой, выбирая понравившиеся им западные учебники на языке оригинала или в переводе. В прошлом десятилетии Минобраз КНР настойчиво требовал расширять двуязычное образование с опорой на передовые иностранные учебники. Под вывеской «интернационализации» и «стыковки с внешним миром» флагманы китайской высшей школы создавали лекционные курсы на основе западных пособий (по данным на 2007 г., в Университете Цинхуа таких курсов было около 500, в Пекинском университете – 30). Чаще всего используются иностранные учебники по экономике, социологии, теории управления, политологии, психологии, теории СМИ.

Внутри Китая призывы к ограничению преподавания «западных политических ценностных воззрений» объясняют несоответствием китайской реальности и тем, что их распространение способно спровоцировать общественные потрясения. Заместитель директора Центра исследований культурной безопасности государства и строительства идеологии Академии общественных наук Чжу Цзидун пояснил, что «западные ценностные воззрения» не включают в себя «правильные знания западных общественных наук». Речь идет об «ошибочных» идейных течениях и ценностях – конституционной демократии, «всеобщих ценностях», гражданском обществе, неолиберализме, историческом нигилизме.

Власти намерены ограничить масштабы вестернизации высшего образования, чтобы студенты не считали западную модель единственно возможной для развития страны. Один из комментаторов откровенно заявил: «Китайские вузы решительно не позволят появиться второму или третьему Университету Гонконга, Китай категорически не позволит сделать из него бывший СССР». Инициатива по укреплению идеологической работы в вузах возникла в 2014 г. на фоне протестных акций гонконгского студенчества. Перспектива распространения этой волны в материковой части Китая воспринимается как серьезная угроза дестабилизации с дальнейшей возможностью развала по советскому образцу.

Заслуживает внимания открытое письмо преподавателям философии и общественных наук «Учитель, пожалуйста, не говорите так о Китае», опубликованное в ноябре 2014 г. в газете «Ляонин жибао» (орган комитета КПК северо-восточной провинции Ляонин). Газета организовала в Интернете опрос «Каким должен быть Китай в аудитории», собрав более трехсот историй о том, как преподаватели ругают Китай и превозносят западные страны. Свыше 80% принявших участие в опросе студентов заявили, что сталкивались с «любящими поворчать» профессорами, которые преподносят китайское государство и общество в черном цвете, это особенно заметно в курсах по праву, административному управлению, экономике.

Чтобы лучше понять проблему, журналисты «Ляонин жибао» прослушали лекции в двух десятках вузов в пяти разных городах и пришли к заключению, что преподавателям в первую очередь недостает теоретических убеждений. Некоторые из них в «игривой манере» читают идейно-теоретические предметы, разоблачают «личные тайны» Маркса и Энгельса, сравнивают Мао Цзэдуна с древними императорами, игнорируют теоретические инновации КПК, приравнивают конкретные практические проблемы к теоретическим просчетам. Во-вторых, им недостает политической убежденности. Некоторые демонстрируют «чувства учившихся за рубежом» – они поклоняются западному «разделению трех властей», считают, что Китаю нужно идти западным путем, открыто критикуют политику ЦК, преувеличивают проблемы коррупции, социального равенства и социальной справедливости. В-третьих, им недостает контроля над эмоциями. Некоторые преподаватели жалуются на собственные трудности, кичатся своим нежеланием вступать в партию, используют в лекциях сомнительную информацию из Интернета, пугают студентов «злом общества» и рекомендуют им беречь себя. Журналисты заявили, что так быть не должно, в вузовской аудитории следует показывать «четкий путь», «целостную модель» и «светлое будущее» Китая.

Китайское руководство озабочено негативным влиянием на молодежь подобных настроений профессорско-преподавательского состава. На совещании по претворению в жизнь выпущенного в октябре 2014 г. совместного документа ЦК КПК и Госсовета КНР «Мнения по дальнейшему укреплению и продвижению пропагандистской идейной работы в вузах в новой ситуации» глава Минобраза Юань Гуйжэнь запретил преподавателям вузов выступать с нападками на партию, очернять социализм, выплескивать на студентов личные жалобы и обиды.

Власти взялись за «воспитание воспитателей». Высокий спрос на квалифицированных преподавателей с докторскими степенями именитых западных университетов сохраняется. Однако навязчивое стремление рассказать студентам о том, что за границей все хорошо, а в Китае все плохо, способно стать серьезным препятствием для карьерного роста.

Государству нужна китайская добродетель

Китай заявляет не только о том, какие ценности для него неприемлемы, но и о том, какие являются для него базовыми. Конструирование собственного дискурса строится на широкой основе, идеологическую дилемму «капитализм-социализм» рассматривают в контексте давнего спора о соотношении культур Китая и Запада.

У Сюэцинь из Центра изучения социализма с китайской спецификой провинции Аньхуэй отметил, что силой оружия и денег Запад создал «неразумный мировой политико-экономический и культурный порядок». Западная дискурсивная система «свободы и демократии» господствует в мире и стремится подчинить себе незападные цивилизации. Однако некритичное восприятие западной системы неизбежно придает научному языку воспринимающей культуры «вестернизированный, пустой и абстрактный беспорядочный облик».

Требования модернизации и развития не являются достаточным основанием для восприятия западных ценностей. Нужна альтернативная дискурсивная система для обоснования легитимности ценностей китайского социализма. Необходимо также выявить несостоятельность трактовки традиционных китайских ценностей как источника экономической неразвитости и авторитаризма.

Профессор Национального университета Сингапура Чжэн Юннянь считает, что западные мыслители долго и целенаправленно искали подтверждения существования «восточного деспотизма». Запад развивал и совершенствовал свою интерпретацию «азиатских ценностей» как синонима отсталости. Примерами таких концепций могут служить «азиатский способ производства» Карла Маркса, сопоставление религиозных культур Макса Вебера, «ирригационное общество» Карла Виттфогеля. Первая позитивная трактовка «азиатских ценностей» появилась в Азии в 1980-е гг. на волне экономических успехов Японии и «четырех маленьких драконов» (Тайвань, Южная Корея, Гонконг, Сингапур). После финансового кризиса 1998 г., обнажившего слабости «азиатского чуда», обсуждение «азиатских ценностей» прервалось. Интерес к этой теме возобновился после мирового финансового кризиса 2008 г., когда в центре внимания оказалась «китайская модель».

По мнению Чжэн Юнняня, если возвышение Китая приведет к возрождению «азиатских ценностей», Запад начнет идейный «карательный поход» против Пекина. «Поскольку полем битвы в спорах стал Китай, другие азиатские страны не чувствуют прямой связи с происходящим. Однако вслед за возвышением Китая и расширением его геополитического влияния эта дискуссия распространится на другие азиатские общества».

Поворот к поиску «китайских ценностей» начался еще в 1990-е гг., когда китайское интеллектуальное сообщество взялось за попытки восстановить «национальное учение» (госюэ) как традиционную систему знания, существовавшую до заимствования западных наук. На страницах главной партийной газеты «Жэньминь жибао» директор Института национального учения при Университете Цинхуа профессор Чэнь Лай выделил четыре основных различия китайских и западных ценностей – в Китае ответственность предшествует свободе, долг предшествует правам, коллектив стоит выше индивида, гармония – выше конфликта. А западной культуре присуще стремление к конфликту, эгоцентричное желание покорять и подчинять себе других. «По этой причине в истории Запада религиозные войны были очень жестоки, в Китае таких религиозных войн не было. Можно сказать, что в ХХ веке было две большие мировые войны, их культурный источник находился не на Востоке».

Официальный список «сердцевинных социалистических ценностных воззрений» впервые был представлен в ноябре 2012 г. в отчетном докладе ЦК на XVIII съезде КПК. Набор из 12 ценностей состоит из трех групп. Ценности государства – богатство и сила, демократия, цивилизация, гармония. Ценности общества – свобода, равенство, справедливость, правовое правление. Ценности индивида – патриотизм, преданность делу, честность, дружественность.

Хотя здесь нет идеологически окрашенных лозунгов, бросается в глаза непривычная для западной культуры иерархия ценностей. Она построена «сверху вниз» – от государства к обществу и далее к человеку. Главенствующее положение занимает богатое и сильное государство, а не свобода личности. Присутствие в списке свободы, демократии и правового правления показалось многим наблюдателям проявлением эклектики. Но в китайских комментариях подчеркивается, что речь идет о трактовке свободы и демократии в русле марксизма и китайской традиции, а не об их абстрактном понимании в западной идеологии.



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №14, сентябрь 2015

Захирджан Кучкаров:
«Без концептуального проектирования управляемость не восстановить»

стр. 54

Интервью академика РАЕН, директора Центра инноваций и высоких технологий «Концепт» З.А. Кучкарова альманаху «Развитие и экономика»



Сергей Черняховский.
Романтика и Твердость. Некогда эта страна была значительно сильнее…

стр. 98

Центральный пункт советского наследия и советского мира – это уверенность в том, что мир изменяем, познаваем и созидаем.



Людмила Булавка-Бузгалина.
СССР – незавершенный проект. Семь поворотов

стр. 108

Обращения к историческим и культурным практикам Советского Союза не только не прекращаются, но и становятся всё более частыми.



Владимир Карпец.
Исцеление (от) права

стр. 134

Одним из результатов перестройки стала «правовая реформа», которая фактически означала ломку всей правовой системы под лозунгом «демократизации советского права».



Александр Коврига.
Глобальный кризис и переустройство государственного дела: вспомним камерализм?

стр. 146

В современном мире полномасштабный суверенитет, значимые цивилизационные инициативы и государственная политика импортозамещения возможны лишь при условии мировоззренческой, идеологической самостоятельности, для чего весьма полезными окажутся наследие и исторические уроки камерализма.



Олег Фомин-Шахов.
Русский уклад в XXI веке

стр. 184

У России есть колоссальный властный, экономический, культурный и демографический потенциал, чтобы оказаться стратегической победительницей в противостоянии цивилизаций.

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2017 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 484 гостей онлайн