Воскресенье, 21 Апреля, 2019
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

 

В свою очередь, Турция в последние недели активно шантажировала США, угрожая резким похолоданием в двусторонних отношениях после попытки военного переворота. Основным публичным требованием турецких властей была выдача живущего в США проповедника Фетхуллаха Гюлена, которого они считают вдохновителем неудавшегося путча. Однако не менее – а, возможно, и более важным – требованием стало остановить продвижение курдов и добиться их ухода на восточный берег реки Евфрат (то есть очистить только что взятый Манбидж). В связи с этим демонстративное сближение Турцией с Россией, визит президента Реджепа Тайипа Эрдогана в Петербург можно частично рассматривать также как элемент шантажа. Добавим к этому и озвученные планы Эрдогана посетить в ближайшее время Тегеран. Однако сводить дело только к шантажу не следует – турецкое руководство заинтересовано в обеспечении своих интересов в Сирии и пытается договориться о компромиссе не только с США, но и с ключевыми игроками, поддерживающими Асада.

В этих условиях на минувшей неделе состоялся визит в Турцию вице-президента США Джо Байдена, который заявил, что США не хотели бы, чтобы Гюлен находился на их территории, но его выдача находится в компетенции суда. Трудно представить себе, чтобы Гюлен был выдан, но формулировка Байдена показывает направление возможного компромисса – выезд Гюлена в третью страну, где ему будет запрещено заниматься политической деятельностью. Кроме того, Байден предупредил курдские силы о необходимости отступить за реку Евфрат, если они рассчитывают на продолжение поддержки США. Таким образом, создается основа для налаживания американо-турецких отношений.

В это же время турецкие войска впервые перешли сирийскую границу и оказали поддержку протурецким оппозиционерам, занявшим 24 августа приграничный город Джераблус, из которого отступили игиловцы. Турецкая операция направлена как против ИГИЛ, так и – в первую очередь – против курдов, поскольку препятствует их дальнейшему продвижению на запад вдоль границы. Под давлением США курды были вынуждены объявить об уходе из Манбиджа, хотя и остаются в его окрестностях в сельской местности – оборонять город от турок у них нет возможностей, что не исключает ведения в будущем партизанских действий (перестрелки уже начались). Контроль над Манбиджем передан арабам, но лояльным не туркам, а курдам. Удастся ли Турции поставить во главе города своих людей, пока неясно.

Ввод турецких войск в Сирию, похоже, был согласован и с Россией. Официальная реакция российского МИДа на это событие была весьма сдержанной – он лишь выразил «глубокую обеспокоенность» происходящим в районе сирийско-турецкой границы. В то же время источник в МИД неофициально сообщил ТАСС, что «контртеррористические действия в Сирии сейчас как никогда актуальны, тем более в районе сирийско-турецкой границы», хотя и дополнил это высказывание стандартной формулировкой, что эффективность подобных действий зависит от координации с Дамаском.

26 августа прошла очередная встреча Сергея Лаврова с Джоном Керри, на которой речь шла о сирийском урегулировании. По ее итогам Керри заявил, что «мы завершили последний раунд технических консультаций», причем остались «некоторые небольшие нерешенные проблемы», которые будут обсуждаться на экспертном уровне в течение последующих дней.

Таким образом, «антиигиловский» компромисс с участием ведущих игроков, вовлеченных в сирийский конфликт, становится возможным на основе неформального раздела сфер влияния в стране и гарантий представленности интересов всех игроков. Однако на пути этого компромисса стоит недоверие сторон друг к другу и связанная с этим «зыбкость» любых коалиций. В этих условиях будет крайне сложно создать конструкцию будущего Сирии, основанную на стратегическом компромиссе – и еще сложнее ее реализовать. Что касается борьбы с ИГИЛ, то даже в случае вытеснения террористов из Ракки и Мосула (что потребует немалых сил и средств) они все равно сохранят свое присутствие в сельских районах – и могут попытаться взять реванш в случае уменьшения внимания ведущих держав к сирийской и иракской проблематике. Как это происходит в Афганистане, где после сворачивания военной операции международной коалиции талибы расширяют свое влияние.

Источник: www.iran.ru

Joomla Templates and Joomla Extensions by ZooTemplate.Com


НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2019 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 1105 гостей онлайн