Четверг, 24 Мая, 2018
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

Анатомия американского ислама
Владислав Владимиров

Многомиллионная религиозная община на фоне конфликта консерваторов и либералов

Соединенные Штаты и ислам обычно представляются нашему сознанию абсолютными антиподами. Проникшие в США иммигранты-мусульмане устраивают диверсии, начиная с «битвы при Манхеттене» (официальное название теракта 11 сентября 2001 года у «Аль-Каиды») и заканчивая недавним терактом в Бостоне, а американцы отвечают на это «крестовыми походами» в страны Ближнего Востока.

Эта идея антиподии вроде бы логично переходит и в территориальную сферу, накладываясь на наши привычные стереотипы о Штатах как англосаксонской стране где единственным заметным меньшинством являются негры. Представление об Америке как об англосаксонской стране, кстати, не совсем верно, так как несмотря на то, что это бывшая британская колония, большинство ее белых жителей имеют иные корни, чаще всего немецкие.

Мы удивимся, узнав, например, что в том же Бостоне помимо нескольких мечетей существует и халяльный рынок «Аль-Бара», где продают лишь еду, приготовленную в соответствии с законами шариата. Или что в меню некоторых ресторанов McDonald’s в Детройте были включены халяльные блюда. Последнее – не жест толерантности (там нет меню, скажем, для индуистов), а реальный расчет – в той же Франции заведения фаст-фуда включают халяльное меню в городах, где велика доля мусульманского населения. И действительно, в Дирборне, юго-западном пригороде Детройта, где находились эти рестораны, до трети населения (30 тысяч из 100) составляют мусульмане-арабы.

Вопросом «сколько проживает мусульман в США» ведущие американские публицисты стали задаваться еще осенью 2001 года. Дело в том, что официальной статистики на сей счет попросту не имеется. Переписи населения обходят этот момент стороной, ибо – как напоминает правительственный сайт Штатов – «вопросы о религиозной принадлежности запрещены законодательством США». А лидеры крупных исламских организаций, таких как Совет по американо-исламским отношениям (Council on American–Islamic Relations, CAIR) уже в начале нулевых называли цифры в 6 – 7 миллионов своих единоверцев в США.

На языке цифр

Более-менее определенную цифру последователей веры Пророка в Штатах могут дать данные массовых социологических опросов. Опрос, проведенный под эгидой CAIR в 2000 году в 1209 известных на тот момент мечетях страны, дал цифру в 2 миллиона их прихожан, включая членов их семей. Массовые телефонные опросы, которые в феврале-мае 2001 года провели социологи Исследовательского центра Нью-Йоркского университета (The Graduate Center of the City University of New York), после проекции на население США дали основание предполагать наличие в стране 1,1 миллиона мусульман. В 2008 году аналогичные опросы дали цифру в 1,35 миллионов мусульман. По данным исследования Ассоциации американских статистиков религиозных организаций (Association of Statisticians of American Religious Bodies), в США проживал в 2000 году 1 миллион мусульман, в 2010-м – 2,6 миллиона. (Аналогичные данные приводит и авторитетный Pew Research Center). Ислам, отмечают американские социологи, стал «в последние 10 лет самой быстрорастущей религией США».

Вышеупомянутые исследования позволяют и рельефно «наложить» ислам на расовую и географическую карту Штатов. Судя по данным Ассоциации американских статистиков религиозных организаций, мусульмане живут прежде всего на Восточном побережье (в одном Нью-Йорке их около 700 тысяч), в промышленном районе Великих озер, во Флориде, Техасе и Калифорнии:

 

По расовому составу община американских мусульман, по данным Pew Research Center за 2011 год, делится следующим образом: 30% составляют белые (в число таковых в США включают арабов, ливанцев и прочих жителей Ближнего Востока, а также народы Кавказа и Балкан), 23% – негры, 21% – азиаты (выходцы из Юго-Восточной Азии), 6% – латинос, на долю людей смешанного происхождения приходится 19%. По числу прозелитов из числа американцев, по данным опросов в мечетях в 2001 году, лидируют чернокожие (64%), затем идут белые (27%) и латиноамериканцы (6%), на долю прочих расовых групп приходится 3%. Надо отметить, что число латинос-мусульман в США в последние годы заметно растет – в 2011 году они, по опросу имамов 524 (43%) мечетей США, составили уже 12% всех новообращенных. Этим, в том числе, объясняется и отмеченная на карте выше высокая плотность мусульманского населения в Техасе и Флориде.

По данным исследования Pew Research Center за 2007 год, только 35% американских мусульман родились в США (более половины из них, 20%, это «черные мусульмане»), 65% – иммигранты в первом поколении. 24% из них прибыло из арабских стран Ближнего Востока и Северной Африки, 18% – из стран Юго-Восточной Азии (в которую в США включают также Афганистан), 8% – из Ирана, 5% – из Европы (в которую входят как Северный Кавказ, так и Балканы), 4% – из Черной Африки, 6% – из прочих регионов.

Как отмечают социологи из Pew Research Center, «большинство [из ныне живущих в США, но] родившихся за их пределами мусульман приехали в Штаты либо после 2000 года (40%), либо в 1990-е годы (31%). Еще 16% прибыли в период с 1980 года [по 1990 год]. Только 12% прибыли до 1980 года».

Ситуация достаточно интересная – несмотря на вспышку неприязни к мусульманам в США после теракта 11 сентября 2001 года, после которого последовали вторжения в Афганистан и Ирак, страна широко раскрыла двери перед выходцами из исламских стран, достаточно быстро выдавая им гражданство. По данным Pew Research Center, 80% из прибывших в Штаты в 1990-е годы мусульман при опросе в 2011 году заявили, что уже имеют американское гражданство, из прибывших после 2000 года таковых было 42%.

Быстрый рост числа мусульман обеспечивает иностранная миграция – если в 1992 году в Штаты въехало 50 тысяч мусульман, то в 2009-м – уже 115 тысяч. Есть и данные по странам, откуда приезжают иммигранты, среди них устойчиво доминируют Пакистан и Бангладеш, в последние годы также Сомали и Иран.



НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2018 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 520 гостей онлайн