(1 голос, среднее 4.00 из 5)

Аристократы дельфиньего духа
Юлия Крижанская, Андрей Сверчков

При таком отношении к сложившейся при советской власти системе образования, основное направление реформы может быть только одно – разрушительное. Именно его мы и наблюдаем

Белоленточные «дельфины» нашли себе новое «дело». Они заняты тем, что выискивают плагиат в диссертациях чиновников, депутатов, членов «Единой России», находят его и потом громко и долго возмущаются с криками «Доколе?». Причем ищет плагиат (то есть делает хоть какую-то работу), понятное дело, сугубое меньшинство, а подавляющее большинство – копипастит их находки во всех соцсетях и подконтрольных СМИ (полагая, видимо, что нажатие кнопки «репост» – это их неоценимый вклад в смертельную борьбу с «кровавым режимом»).

Казалось бы, дело хорошее. Почему, действительно, не вывести на чистую воду всех этих липовых «кандидатов в доктора»? Тем более что и в самом деле, что-то развелось их в последнее время видимо-невидимо. И нет никаких сомнений, что большая часть их диссертаций – липа, состряпанная исключительно с целью получения более высокого статуса. Но что-то мешает радоваться тому, что, дескать, белоленточники занялись, наконец, чем-то полезным. Это «что-то» включает несколько моментов.

И первый из этих моментов – да простят нас коллеги – удивление по поводу предмета возмущения «борцов против плагиата». Плагиат ведь – это банальное воровство, присвоение себе чужого (на либеральном языке это называется «приватизация»). Этим, как все знают, у нас занимаются (или хотят заниматься) многие, и либералы-белоленточники – в первых рядах. Причем тырят приватизируют все подряд, что под руку попадется: деньги, вещи, заводы-пароходы, славу отцов и дедов, историческую память, идеалы и ценности (не только материальные, но и духовные). Спрашивается, почему украсть у населения триллион рублей, совокупно накопленных на капитальный ремонт жилья, – это хорошо и правильно, а украсть страницу текста у какого-то никому не известного человека – это ужас-ужас-ужас? Почему украсть у людей бесплатное качественное образование и такую же медицину, заменив их дорогущими подделками под образование и медицину – это достойно, а списать у кого-то пару-тройку страничек – нет? Почему украсть чужих детей и потом продать их заграницу (как это делают ювенальщики) – это честно и законно, а выдать чужую диссертацию за свою – нечестно и незаконно? Почему украсть деньги под видом оплаты за услуги ЖКХ – это нормально, а украсть диссертацию – преступление? Почему приватизировать (то есть опять же украсть) советские НИИ и потом торговать краденым наработками сотен советских ученых за границей – это «просто бизнес», а приватизировать чей-то персональный научный труд – это моральное падение? Как-то не просматривается во всем этом логики.

Но это только на первый взгляд. А на второй все становится понятно. Потому как воровать можно и должно – у анчоусов. А вот у своих – креативных – нельзя. Самое смешное, что уже найдены случаи плагиата, так сказать, второго и третьего порядка – когда диссертация списана с другой диссертации, которая, в свою очередь, тоже списана с другой, которая... тоже не написана самостоятельно, а бодро, с чувством собственного достоинства приватизирована у кого-то. И ведь все эти «научные труды» – это «креатив» дельфинов (потому как кто у нас пишет диссертации? – не анчоусы же!). А у дельфинов воровать нельзя! – можно только у анчоусов.

Думаете, мы передергиваем? Ничего подобного! Мы просто обнаружили тут одну книжку и идейно подковались. Вооружились, так сказать, современным знанием. Книжка – аж 2007 г. То есть написана задолго то всяких Болотных и Сахарова. Однако дельфины к нам приплыли оттуда. Называется книжка «Постчеловечество». На обложке крупными буквами (крупнее, чем название) написано: «Под научной редакцией М. Ходорковского» (напоминаем: М. Ходорковский с 2003 г. находится в заключении, то есть он оттуда «научно редактировал»). В предисловии научный редактор пишет о возникающем глобальном «новом неравенстве». Которое имеет не социальную, а биологическую природу: оно возникает между людьми, способными и неспособными к творческому труду (угадайте с трех раз – кто «равнее»?). В информационном обществе, дескать, только творческие способности особо востребованы. И неравенство теперь – между теми, кто наделен ими, и теми, кто обделен. Первые – вырабатывают смыслы, идеи, проекты, а вторые – «только» воплощают их в жизнь. Первые право имеют, вторые – твари дрожащие. В общем, дельфины и анчоусы (до этой прогрессивной терминологии авторы книжки не додумались, но теория-то живая – последователи постарались).

В книжке этой есть большая статья В. Иноземцева. Когда его представляют в наших СМИ, то лепят из него большого ученого. Выглядит это примерно так: «Владислав Иноземцев – известный экономист, доктор экономических наук. Основатель и научный руководитель автономной некоммерческой организации «Центр исследований постиндустриального общества» (Москва). С 2003 года – главный редактор журнала «Свободная мысль», с 2002 года по начало 2006 года – председатель научно-консультационного совета журнала «Россия в глобальной политике». Автор более 300 печатных работ, опубликованных в России, Франции, Великобритании, США и Китае, в том числе – автор 13 монографий, четыре из которых переведены на английский, французский, японский и китайский языки». И вот этот большой ученый – под научным руководством М. Ходорковского – написал статью «On modern inequality. Cоциобиологическая природа противоречий XXI века», которая, по сути, может быть охарактеризована как манифест дельфинов нашего времени.

Не можем сказать, что «научная часть» статьи, ее аргументация производит хоть какое-то впечатление. Скорее, наоборот. Однако разбирать мы ее сейчас не будем: в данной статье для нас важны всего несколько моментов.

Во-первых, в статье провозглашается, что новым господствующим классом, о котором так долго говорили большевики грезили либералы, будет креативный класс, то есть они сами: «главным объектом собственности, дающим представителям этого нового класса основания занимать доминирующие позиции в обществе, являются ... информация и знания, которыми обладают конкретные люди... Эта страта ... не есть аристократия, хотя представители этого нового класса в большинстве случаев оказываются выходцами из состоятельных слоев общества и имеют целый ряд серьезно сближающих их черт».

Во-вторых, объясняется, что господствовать они будут совсем не потому, что креативные такие, а потому что они уже находятся вверху пирамиды: «влияние данной группы определяется прежде всего ее доминирующим положением в соответствующих социальных иерархиях – бизнесе, армии, политических институтах, научных учреждениях; при таком подходе правительственная бюрократия, профессиональные и академические эксперты и техноструктура, то есть лица, так или иначе причастные к управлению и стоящие у начала информационных потоков... В силу переплетенности различных социальных институтов попасть в класс ... можно отнюдь не только на основе способности человека усваивать информацию и генерировать новое знание...»

В-третьих, констатируется, что с приходом этого креативного класса к господству над обществом о такой демократической ценности, как равенство, можно будет забыть: «новое общество может стать – и de facto становится – менее эгалитаристским... складывающееся ... социальное устройство может быть только пародией на демократию...»

Наконец, главное – постулируется, что способности, определяющие попадание человека в ряды господствующего класса дельфинов, – генетически заданные: «принадлежность к новому высшему классу определяется способностями: человек относится к управленческой или научной элитам прежде всего из-за наличия у него таланта к усвоению информации и превращению ее в новое знание. Однако очевидно, что ... эта способность не может быть приобретена ни мгновенно, ни в ограниченные сроки, а в определенной мере заложена на генетическом уровне... Таким образом, по мере того, как новый высший класс будет вбирать в себя особо достойных представителей иных слоев общества, потенциал оставшихся будет снижаться... Имеются веские основания предположить, что общество XXI века будет жестко поляризованной классовой структурой, которая вызовет к жизни противоречия более острые, нежели те, какими были отмечены предшествующие ступени общественной эволюции». Надо сказать, что по книжке порхает то тут, то там выражение «новая раса»... Новая раса!

Поскольку конфликт дельфинов и анчоусов неминуемо будет нарастать, то большое значение будет иметь позиция государства, которому дается следующий совет: «Мы полагаем, что выход из складывающейся в настоящее время ситуации может быть только эволюционным; государству следует обеспечить все условия для ускорения «революции интеллектуалов» и в случае возникновения конфликтных ситуаций, порождаемых социальными движениями «низов», быть готовым не столько к уступкам, сколько к жесткому следованию избранным курсом, ибо только он ведет к выгодному в конечном счете всем быстрому росту общественного богатства».

Ну, вы поняли? Поддержка «революции интеллектуалов» и жесткое следование избранным курсом! Это вот «жесткое следование» должно было, по всей видимости, произойти прошлой зимой. Но... сами знаете.

Вернемся к диссертациям. И заранее просим не обижаться всех тех, кто занимается наукой и пишет или уже защитил диссертации, – мы не о них; наш объект исследования – белоленточно-креативный класс, которого наука совершенно не интересует, а волнует только то, что какие-то анчоусы посягают на их бесценные творения. И это очень важно – во всей развернувшейся кампании по поискам плагиата ни разу никто ничего не сказал про науку и научную ценность хоть каких-то работ – неважно, списанных или оригинальных. Потому что для наших «оппозиционеров» диссертация – это только способ получения звания и корочек, о содержании никто и не вспоминает. А звание и корочки – это своего рода пропуск в креативную элиту, или хотя бы к ней в предбанник. Именно поэтому они так и истерят разволновались: к ним в предбанник залезли чужие.


 

Итак, как явствует из изложенного выше манифеста «новой расы», диссертации – это продукт жизнедеятельности начинающих дельфинов и одновременно – доказательство наличия у них «таланта к усвоению информации и превращению ее в новое знание». Наряду с айпадами, айфонами, норковыми шубками и пр. атрибутами «настоящих людей». И конечно, не дело, если кто-то будет защищать диссертации «на халяву»! Это все равно что покупать титул – фу! Как можно!

Мы понимаем эти дельфиньи страдания. Но разделить их не можем. Потому что находимся в плену пережитков и считаем, что должна быть справедливость, и раз можно воровать у граждан чувство человеческого достоинства – то можно и у дельфинов диссертации.

А еще – за науку обидно. Потому что большинство диссертаций, о которых идет речь – и более сворованные, и менее сворованные, – это какое-то издевательство над наукой. В единственном (который удалось найти в сети) отзыве об этой кампании про плагиат, в котором хоть как-то обсуждалось содержание диссертаций, можно прочесть следующее: «Вот сейчас в блогах живая тема: воровство диссертаций и плагиат. Да, наверно плохо списывать, точнее неэтично, но давайте обратимся к первоисточникам. Вот диссертация, с нее позаимствовала материал некий депутат. Зеленский Юрий Борисович. «Механизм стимулирования инвестиций в промышленное производство», 1998 г.

Человек защитился, а смысл? Помните 1998-й? Было промышленное производство в 98-м? Или это были сопли? И в чем новизна? Да и вообще, в чем практическое применение? ... То, что я сейчас встречаю в верхах крупных компаний не на порядок ниже [советских выпускников МГУ, которых автор ругает], а даже не знаю, как охарактеризовать. Зато много кандидатов и докторов наук, только науки-то в этом никакой нет и смысла нет».

Но может быть, мы чего-то недопонимаем? И такие бессмысленные диссертации защищают только чиновники, депутаты и члены «Единой России»? А настоящий креативный класс – защищает настоящие диссертации?

Что ж, давайте проверим. Заодно составим себе представление о его (креативного класса) интеллектуальном и ином потенциале.

Для исследования мы выбрали диссертации, защищенные в последние годы в «Высшей школе экономики». Во-первых, потому что этот вуз – настоящий питомник креаклов: согласно социологическим исследованиям, на Болотной и Сахарова было огромное количество и студентов, и преподавателей «Высшей школы экономики».

Во-вторых, потому что «Высшая школа экономики» – это новый вуз, появившийся уже после перестройки и при этом сознательно позиционирующий себя как прогрессивно-либеральный: его бессменным научным руководителем (и одновременно президентом фонда «Либеральная миссия») является один из отцов перестройки Е. Г. Ясин, бывший министром экономики РФ в 1994–97 гг.; президентом ВШЭ является А. Н. Шохин – многократный вице-премьер в правительствах при Ельцине, вице-спикер Думы, член руководящих органов партий (последовательно) «Наш дом – Россия» и «Единая Россия»; а ректором трудится Я. И. Кузьминов, о котором стоит сказать отдельно.

В 1994 году Я. И. Кузьминов вошел в рабочую группу, готовящую программу Правительства России, в 1999–2000 гг. участвовал в подготовке так называемой программы Грефа. Начиная с 2000 года, входит в состав ряда Президентских и Правительственных комиссий, в 2000–2007 гг. член Коллегии Министерства экономического развития и торговли России.

В настоящее время Я. И. Кузьминов является:

Как всякий может убедиться, все комиссии, в которые входит ректор ВШЭ, «блестяще» справились с поставленными перед ними задачами: государственное управление усовершенствовано по самое не могу, бюджетные расходы исключительно результативны, административная реформа все ведется и ведется, управленческих кадров наготовили таких, что мама не горюй... В общем, блестящий либеральный экономист и управленец.

А еще (по совместительству) Я. И. Кузьминов женат на Э. С. Набиуллиной, экс-министре экономического развития и будущем главе ЦБ.

Так вот, главное дело жизни Я. И. Кузьминова – это реформирование образования. Его не без оснований считают главным идеологом «реформ» по ликвидации всеобщей грамотности в стране». Неудивительно, что именно он возглавляет главный постсоветский вуз, получающий многомиллиардное финансирование из бюджета страны.

Взгляды Кузьминова на образование подлинно либеральные. Вот что пишет журналистка Виктория Соколова в статье газеты «Совершенно секретно» в 2011 г.: «в 2004 году г-н Кузьминов представляет на обсуждение ... фундаментальный доклад о совершенствовании структуры образования в России (документ был направлен Президенту России Владимиру Путину).

В докладе говорилось ни больше ни меньше – о необходимости реструктуризации всей системы российского образования. Три важнейших принципа образования – всеобщность, бесплатность и фундаментальность – подвергались полному пересмотру как нерентабельные.

По мнению г-на Кузьминова, выходило, что страна у нас слишком образованная. Где это видано – «в нищей России учится 98,6 % подростков в возрасте 16 лет, на среднее образование тратится больше, чем на высшее»! Специалистов с высшим образованием – также переизбыток... А сколько средств оседает на программах ПТУ?..

Деньги государства, по мнению г-на Кузьминова, уходят сквозь пальцы: содержание и питание детей в детских садах, содержание воспитанников профтехучилищ, поддержание малокомплектных сельских школ... Отдельный возмутительный факт – стандарт не позволяет школам России предоставить платные образовательные услуги за пределами учебного плана. Всё это следует в корне переменить».

Кажется, все ясно. Очевидно, что при таком отношении к сложившейся при советской власти системе образования, основное направление реформы может быть только одно – разрушительное. Именно его мы и наблюдаем. При этом разрушение идет по всем направлениям и с такой скоростью, что совершенно дезориентирует даже заинтересованных наблюдателей. Приведем еще одну цитату из «Совершенно секретно»:

«Подминающая под себя всех и вся лавина преобразований, за которыми сегодня трудно уследить даже более или менее компетентному человеку, уничтожает массовое высшее образование, всеобщее среднее образование, в принципе лишает основную массу населения России права на образование, что уж говорить о его качестве...

Происходит тихая и бескровная революция: направляемое «серыми кардиналами» [имеются в виду Кузьминов и Набиуллина] ведомство устраняет от управления образованием государство и общество. И в результате этой «модернизации» последнее, возможно, будет окончательно и безнадежно разделено на «быдло» и выпускников «Наивысшей школы экономики». Вот именно! Именно! Как раз деление граждан на «быдло», то есть «анчоусов», и креативный класс, то есть «дельфинов», – это есть главная задача реформы образования имени Кузьминова. То есть, по сути, его деятельность направлена на введение в России дискриминационной модели образования, при которой как раз и будет формироваться та самая «новая раса» господ, о которой писалось в книжке под научным руководством Ходорковского.

По чертежам Кузьминова будет построена система, в которой доступ в элиту будут получать только обладатели дорогостоящих и недоступных большинству дипломов престижных вузов. Причем дипломы они будут получать вне зависимости от образованности. (По стечению обстоятельств, мы оба были знакомы с несколькими журналистами-выпускниками «Высшей школы экономики», причем недавними выпускниками. Ну что сказать... Более неграмотных (и в смысле правил русского языка, и в общем смысле – элементарных знаний по истории, географии и пр.) людей мы не встречали. Честно говоря, нам было даже непонятно, как они при таком уровне знаний могли поступить в вуз.)

А что же диссертации, которые защищают в ВШЭ? Что ж, исследовать их оказалось очень интересно.

Сначала мы разделили диссертации на группы. Просмотрев на сайте ГУ ВШЭ диссертации, защищенные с 2009 по 2013 гг., мы,

во-первых, исключили из анализа диссертации по математике и программированию (в этих областях мы совсем не копенгагены не компетентны, поэтому ничего об их качестве сказать не можем);

во-вторых – разделили оставшиеся диссертации на 4 группы – в зависимости от основного смысла и содержания работы.


 

Первая, самая большая группа – диссертации, написанные для обслуживания интересов хозяев в широком смысле слова – «акульего» (странно, что в перепалке дельфинов и анчоусов, действующий правящий класс остался без своего звериного тотема (ну вот «акулы», например), хотя какая же прислуга будет в лицо обзывать хозяев? – разве что при увольнении.) крупного бизнеса, банков, предпринимателей, то есть господствующего (сейчас) класса. Вот несколько примеров подобных диссертаций, направленность которых ясна из названий: Щукина Л. Г. «Влияние корпоративных конфликтов на эффективность управления персоналом в России: на примере нефтяных компаний»: Киселева М. С. «Секьюритизация факторинговых активов»; Камротов М. В. «Режимы функционирования рынка валютной пары евро-доллар: подход на основе реконструкции динамических систем». В диссертациях этих излагается, как лучше спекулировать на рынке, как спасать коммерческие банки во время кризиса за счет бюджета, как, отдав на съедение ВТО целые отрасли экономики, бороться потом за увеличение доли России на рынке международных транспортных и информационных услуг с 1 до 2 %, как мотивировать персонал работать за маленькие деньги или формировать у него лояльность к фирме (и хозяину). И все это – с дифференциальными уравнениями и изощренными математическими моделями, объясняется даже как «равновесно» делить прибыль между хозяином и фирмой, видимо это нужно понимать как «по-честному» или «по совести»)

Вторая группа состоит из диссертаций о том, чего на свете нет или есть только на бумаге: Бадулина Е. В. «Обеспечение конституционного права граждан на жилище органами местного самоуправления»; Безлепкин П. А. «Права потребителей как фактор регулирования предпринимательской деятельности»; Коргунюк Ю. Г. «Становление партийной системы в современной России». Кто из вас, дорогие читатели, видели в природе «обеспечение права граждан на жилище», «права потребителей» или «партийную систему»? То-то! Этого всего (и многого другого) в реальной России нет, а в диссертациях ВШЭ – есть.

Третья группа – диссертации-кальки с иностранных исследований или, возможно, выполняющиеся в рамках международных проектов: Ермаков С. А. «Влияние курения на заработную плату»; Станковская Е. Б. «Структура и типы отношения женщины к себе в аспекте телесности». Именно с помощью этих исследований выполняются ВШЭ идеологические заказы иноземных интересантов, проводится политика, часто враждебная интересам России.

И, наконец, четвертая группа – честные диссертации-трюизмы. Это диссертации, в которых с помощью иногда сложнейшего математического и статистического аппарата доказываются истины, которые известны в нашей стране всем, и по поводу которых нет никаких вопросов. Только об этой группе мы сможем рассказать кратко в этом выпуске. Остальное – в следующем номере.

Диссертации-трюизмы, хоть они и трюизмы, все-таки отличаются честностью, и поэтому часто вскрывают и глаголом жгут. Вот, например, кандидатская диссертация А. С. Камышева, защищенная в 2011 г. «Общественные выгоды и потери от дерегулирования российской электроэнергетики». В выводах диссертации констатируется: «Полученные количественные оценки показали, что (1) размер ежегодных безвозвратных потерь общественного благосостояния в 2007–2010 гг. составлял соответственно 46, 43, 11 и 23 млрд руб., (2) объем ежегодного перераспределения ресурсов от производителей к потребителям, связанного с наличием тарифного регулирования, в 2007–2010 гг. оценивался соответственно в 184, 197, 138 и 149 млрд руб. С переходом отрасли в 2011 г. на конкурентные принципы ценообразования общественное благосостояние должно возрасти на величину безвозвратных потерь. Однако при этом потребители лишатся ресурсов, ранее перераспределяемых им при тарифном регулировании, в пользу производителей. Результаты сравнительной индикативной оценки позволили говорить, что процессы, происходившие в ходе дерегулирования российской электроэнергетики в 2007–2010 гг., были по многим показателям сопряжены с негативным влиянием как на потребителей, так и на производителей электроэнергии».

С данными выводами не согласятся разве что авторы реформы А. Чубайс и М. Касьянов (именно им, по всей видимости, полностью или частично утекли «ежегодные безвозвратные потери общественного благосостояния в 2007–2010 гг. … 46, 43, 11 и 23 млрд руб.»). Нет ни одного физического и юридического лица в России (включая детей), кто на своей шкуре не прочувствовал результаты этой реформы и не мог бы написать подобную диссертацию, если бы умел «начертить пару формул» и был настоящим дельфином. Хорошо, если бы эти выводы были процитированы в соответствующем отчете Счетной палаты.

Столь же честны и столь же тривиальны выводы диссертации Е. И. Борисовой «Анализ эффективности некоммерческих организаций в сфере жилищно-коммунального хозяйства», в которой речь идет о работе пресловутых ТСЖ. Автор приходит к неожиданным выводам: «Основными факторами эффективности ТСЖ выступают характеристики материального актива ТСЖ (дома) и специфический социальный капитал. Традиционный тип социального капитала способен объяснить лишь незначительную часть вариации оценок эффективности ТСЖ.

Важным для эффективности ТСЖ выступает качество работы правления. Однако оно требует «поддержки» в виде специфического социального капитала, в отсутствии которого качество управления ТСЖ резко падает. Таким образом, успех ТСЖ зависит от способности людей распорядиться предоставленными им возможностями нового института».

Под социальным капиталом автор понимает уровень доверия среди жильцов, навыки принятия групповых решений, добровольный труд жильцов по обслуживанию дома и компетентность руководителей ТСЖ. При наличии такого «социального капитала» ТСЖ с большей вероятностью работают эффективно, доказывает автор. Да кто бы сомневался! Понятно, что если в группе есть доверие, если люди не ссорятся и готовы вместе работать, то и они будут работать вместе эффективно. Стоило ли писать диссертацию? Но самое смешное, что такие выводы делаются на фоне бесконечных скандалов с ТСЖ, когда всерьез рассматривается вопрос об отмене ТСЖ как формы управления многоквартирным домом. То есть описанная автором ситуация в ТСЖ практически не встречается. А встречается обратная. Но о ней мы диссертации не нашли. Возможно, правда, это будет докторская.



Юбилейная встреча выпускников Высшей школы экономики, 24 декабря 2012 года

 

2

Можно констатировать, что за бюджетные (то есть частично наши с вами) деньги и по решению российской (то есть частично нами с вами выбранной) власти посреди Москвы сооружен институт, нацеленный на уничтожение России и россиян методом либероидного удавления, который в непрерывном режиме производит убежденных вредителей и врагов народа

Почти 50 лет назад, в одной из школ рабочей окраины Ленинграда, в 1-м классе шел урок арифметики. Темой урока было умножение – об этой операции рассказывалось впервые, объяснялось, что это такое, и т. д. Все вроде уже всё поняли, урок подходил к концу. И тут учительница задала классу неожиданный вопрос. «Дети, – сказала она, – вот мы с вами долго изучали сложение. И как все вы, наверное, сегодня поняли, те задачи, которые решаются умножением, можно решить и с помощью сложения – только дольше. Но люди все-таки придумали умножение. Как вы думаете, зачем? Зачем нужно было изобретать умножение, когда уже было известно сложение?». В классе повисла абсолютная тишина (что было невероятной редкостью в этом классе, да и вообще, наверное, редко бывает в любом 1-м классе). Все напряженно думали, но... не могли ничего придумать. Выждав приличествующую моменту паузу, учительница – весьма торжественно – сказала: «Люди придумали умножение... чтобы продвигать человечество вперед!».

Это открытие поразило нас до глубины души. Нет, не открытие умножения. А мысль о том, что люди изобретают, чтобы продвигать человечество вперед. Именно тогда, наверное, в тех первоклассниках зародился и остался навсегда пиетет перед наукой и исследованием любого рода. И – что еще важнее – восторг перед людьми, которые делают что-то ради продвижения человечества вперед. И конечно, именно тогда – в 1-м классе школы – начал формироваться (абсолютно по нынешним временам неадекватный) критерий оценки разнообразных достижений – в первую очередь, в науке, но и не только. Достижением (а значит, и единственно стоящей целью) раз и навсегда стало только то, что «продвигало человечество вперед».

С. Е. Кургинян сказал бы, наверное, что та учительница была человеком Модерна, и поэтому для нее такой важной была ценность прогресса («продвижения человечества вперед»). Да и вообще – у нее были какие-то идеалы, цели... Но ведь ее допустили к детям! И она навсегда «испортила» десятки душ. Заразила их неправильными представлениями о науке, о прогрессе, о целях... И сколько было таких учительниц...

А что делать теперь тем бывшим первоклассникам? – с их целями и критериями оценки. Да и какие нынче цели? Как следует из статей Ю. В. Бялого о концептуальной войне, общество Постмодерна не интересуется целями. Вообще. Никакими. Как писал П. Рикёр, в наши дни наблюдается «гипертрофия средств и атрофия целей». Да и вообще... «продвигать человечество вперед» можно лишь тогда, когда известно, где перёд. А где он нынче?

В прошлом выпуске мы начали краткий обзор диссертаций, защищенных в главном дельфинарии самом продвинутом вузе России – «Высшей школе экономики». Честно говоря, мы не очень представляли себе, с чем столкнемся. Но действительность, как это часто бывает, превзошла все ожидания.

С нашей точки зрения – кондовой, сформированной такими вот, как вышеописанная, учительницами или, как написано в «Программе развития Государственного университета – Высшей школы экономики на период 2009–2015 гг. и до 2020 г.» (112 страниц, между прочим!), «десятилетиями идеологического догматизма и изоляции от мировой науки» – диссертации, защищенные в ВШЭ, поражают своей мелкотравчатостью, тривиальностью, вторичностью и сервильностью.

И даже не возникает вопроса о возможности плагиата (как вы помните, поводом для нашего микроисследования стало повальное увлечение дельфинов-белоленточников поиском плагиата в диссертациях политиков и чиновников). Потому что даже если диссертации из ВШЭ (если и не все, то большинство) совершенно оригинальны, наука все равно в них просматривается с очень большой натяжкой. Вопрос ведь о плагиате существен, когда существенны полученные результаты. А когда результатов нет... Или они очевидны без всякого исследования... Или они всем известны тысячу лет (а Волга впадает в Каспийское море, представляете?)... Все это было бы смешно, если бы не было так... загадочно.

Посудите сами: государство выделяет миллиарды рублей «Высшей школе экономики». В том числе – на научные исследования. Чтобы исследовать, куда впадает Волга? Или узнать (что, практически, то же самое), что в результате реформы электроэнергетики все проиграли (кроме отдельных граждан, фамилии которых тоже всем известны)? Или научно доказать, что лучше «жить дружно», чем ссориться? Это же какое-то научное вредительство получается!

Но ведь есть еще и другие диссертации. Нет-нет, не подумайте, что в них есть какие-нибудь научные достижения! Чего нет, того нет. Но и такими же безвредными, как предыдущие, они тоже не кажутся. Потому что у них более явно выражена направленность, так сказать «социальная» составляющая научного «вредительства».

Во-первых, это диссертации, напрямую обслуживающие интересы хозяев жизни – владельцев заводов, газет, пароходов и пр. Большей частью эти диссертации посвящены исследованиям по экономическим дисциплинам. Их содержание, как правило, сводится к разработке, улучшению параметров или оправданию – путем наукообразного забалтывания и/или снабжения громоздким математическим аппаратом – какого-нибудь очередного, 1189-го способа «отъема денег у населения». Очевидный вред подобных «исследований» понятен – они легитимируют этот самый «отъем денег у населения». Причем с помощью использования уважения к науке, что особо противно.

А во-вторых, это диссертации, посвященные легитимации «рыночных» и «демократических» «реформ» в целом, нацеленные на оправдание и «онормаливание» совершенно ненормальных общественных процессов и практик, которые навязываются нашей стране либеральной элитой. Такие диссертации, как правило, посвящены не экономике («как украсть миллион»), не управлению («как украсть миллион у своих работников»), а социальным процессам, обществу, так сказать, в чистом виде.

Вот, например, диссертация о том, как строятся отношения менеджеров по закупке торговых сетей и фирм-поставщиков. Сии отношения находились не так давно в поле зрения разгневанной общественности и властей в связи с резким повышением цен на продовольственные товары. Потом законодатели «все отрегулировали», нужные поправки приняли, а цены по-прежнему растут. Поэтому исследование это – большой общественной значимости.

Итак, отношения эти – между торговыми сетями и поставщиками продукции – принципиально неравноправные: торговая сеть в этих отношениях делает что хочет, так как она монополист. И это, с точки зрения исследователя, – ничего, нормально. Сети заставляют поставщиков платить за право поставки? – и это тоже нормально, потому что так дело обстоит не только в России.

Далее автор обнаруживает, что большая часть контактов (60–63 %) между сетями и поставщиками носит долговременный характер. «Получены эмпирические доказательства тому, что отношениям российских закупщиков торговых сетей и их поставщиков свойственна ориентация на продолжительность и устойчивость. Это подтверждают, в том числе, следующие результаты:

– преобладают партнеры, отношения с которыми продолжаются более пяти лет (в 2010 г. их средняя доля у закупщиков торговых сетей составляет 60 %, а у поставщиков – 63 %);

– как правило, участники рыночного обмена стремятся возобновить контракты в следующем периоде (в 2010 г. закупщики торговых сетей собираются пролонгировать их в среднем с 89 % партнеров, а поставщики – с 92 % партнеров);

– средняя доля новых партнеров у участников рыночного обмена относительно невелика, составляя у закупщиков торговых сетей 9 %, а у поставщиков – 11 % в 2010 г.»

 


 

То есть, монополия (которая приводит к неконтролируемому снаружи росту цен) в данном случае организуется путем поддержания долговременных отношений с одними поставщиками и высокой «входной платой» для других. Но это – наш вывод. Автора исследования такие пустяки не интересуют. Его интересует «наука»! – он упоенно изучает устойчивость торговых связей (моментами кажется, что семейные отношения изучаются). Вы только вчитайтесь: «Ключевым результатом является то, что поставщики более склонны к выстраиванию продолжительных отношений рыночного обмена по сравнению с закупщиками торговых сетей при прочих равных условиях. Кроме того, именно механизмы формирования институционального скрепления помогают поставщикам справляться с проблемой властной асимметрии в цепях поставок. Виды отношений обмена, практикуемые закупщиками торговых сетей в отличие от поставщиков, в значимой мере варьируются от одного региона к другому, демонстрируя их зависимость от локальных институтов».

«Институциональное скрепление»! «Проблема властной асимметрии в цепях поставок»! «Виды отношений обмена, практикуемые закупщиками»! Поэма, чистая наука, будто про папуасов или полинезийцев читаешь, Миклухо-Маклая или Малиновского! Романтика! А ведь речь идет всего лишь о таких будничных вещах как воровство, откаты, вымогательство, о ценовых сговорах и обманутых потребителях. Так красиво об обыденном не каждый Быков поэт напишет.

А вот, к примеру, диссертация о «трансформации (то есть коммерциализации) профессии врача в результате реформы (то есть разрушения) здравоохранения». Исследуется определенная группа врачей – врачи муниципальных поликлиник. В результате разнообразных исследований (!), которые длинно и путано описываются, выясняется, что в России некоторые отдельные врачи разбогатели, а большинство – обнищало, пообносилось. (Скажите, уважаемые читатели, смогли бы вы установить этот медицинский факт без специальных методик? Смогли бы? Вот поэтому вы и не сможете защитить диссертацию в ВШЭ! Потому что там кандидатами и докторами наук становятся только те, кто умеет выявлять такие факты путем многолетних исследований).

Но это еще не всё. Оказывается, за разные результаты этой «трансформации» врачей ответственность несут совершенно разные «агенты». Когда врачи некоторых специальностей богатеют – это результат правильных «либеральных реформ» здравоохранения, в результате которых наша медицина приближается к «лучшим европейским образцам».

А вот в том, что большинство врачей обеднело, виновато, как и положено, государство (а не те же «реформы», как кто-то мог подумать), которое своим ужасным патернализмом не дает невидимой руке рынка установить справедливые цены на медицинские услуги и приблизить, наконец, нашу медицину к настоящей, «как у людей». Что остается врачам и медсестрам, которые попали в это обедневшее большинство медработников? Правильно! – у них есть только один «научно обоснованный» выход – брать дополнительную плату с пациентов. Ну не оставаться же бедными, но честными? Такого в природе не бывает!

И вот что поразительно – в результате всех этих «процессов» престиж профессии врача в целом упал. Этот факт устанавливается, но никак не комментируется – очевидно, автор не имеет научных доказательств связи «реформ» с падение престижа медицинских профессий. Поэтому что делать дальше для «трансформации» профессии врача, непонятно. Но это ничего – ценность исследования от этого не уменьшается.

Есть примеры диссертаций и еще более удивительной научной и практической значимости. Например, в кандидатской диссертации, посвященной проблеме ксенофобии в России и США, приведены данные по динамике негативного отношения к мусульманам. При этом в США речь идет именно об исламофобии, а в России – о негативном отношении, прежде всего, к народам Кавказа. За 10 лет после 11 сентября 2001 г. уровень негативного отношения к мусульманам вырос в США с 17 до 38 %, а негативизм к кавказским народам среди россиян увеличился с 23 до 29 % (тогда как к народам Средней Азии – с 4 до 6 %).

Из этих данных автор делает вывод о том, «что современная наука не располагает данными о возможности политически влиять на различные аспекты ксенофобии и ее динамику», а ниже пишет: «Конструктивизм рассматривает этносы как идеальные модели, конструкции, создаваемые политической элитой для достижения каких-либо целей… Конструктивистский подход представляет этническое чувство как интеллектуальный конструкт. Такой конструкт – результат целенаправленно созданных объективированных представлений о социальном мире, транслируемых при помощи СМИ». Ну, какой вывод напрашивается, читатель? Если в США уровень исламофобии вырос более чем в два раза, а в России за тот же период – на четверть, а сама исламофобия – это «конструкт, созданный политической элитой» для каких-то своих целей, то... что? Вроде бы в США этим конструктом пользуются примерно в 9 раз эффективнее, чем в России. Так ведь? Ну, или США заинтересованы в росте антиисламских настроений в 9 раз больше.

Но автор далек от таких выводов. Его задача в другом – он должен каким-то образом «вписать» стремительный рост исламофобии в США в пейзаж «сложившегося гражданского общества», «развитых демократических институтов»... И автор пишет: «Сам факт сходства тенденций роста ксенофобии в столь разных странах, как США и Россия, (а в чем сходство тенденций?) наводит на мысль о недостаточной обоснованности представлений (чьих?), согласно которым страны с развитыми демократическими институтами, сложившимся гражданским обществом и укоренившимся правосознанием населения менее подвержены ксенофобии, чем страны с недостаточно модернизированной политической системой». А откуда взялись эти «недостаточно обоснованные» представления? Похоже, из головы (а может, из сердца) автора, из его веры в мощь «укоренившегося правосознания». Видимо автор искренне уверен, что если бы не гражданское общество, демократия и политкорректность, то уровень исламофобии среди американцев был бы под 100 %.

Вот еще интересный пример передовой науки ВШЭ – диссертация о нормативно-ролевых требования в организациях, но не в смысле требований, а как элементе организационной культуры, в чем собственно новизна диссертации и состоит. Автор диссертации нормативные требования рассматривает как ценности, присущие сотрудникам различного уровня 80 московских организаций: рядовым сотрудникам, специалистам и начальникам.

Нужно сказать, что большинство авторефератов диссертаций написано так, что понять, что конкретно делалось автором, невозможно. Описание методик в автореферате, как правило, отсутствуют. Наш случай не исключение: ясно только одно – что проводился опрос сотрудников организаций по непонятной анкете, по неизвестным вопросам. В тексте нет ни итоговых таблиц, ни графиков. Поэтому перейдем сразу к новаторским (креативным – каша из топора) выводам диссертации.

«1. В структуре наиболее разделяемых норм организационных культур российских компаний центральное место занимает соблюдение формальных требований на рабочем месте – дисциплины, добросовестности и правил безопасности труда. (Перевод – для тех, кто не владеет языком диссертантов ВШЭ: главное в частных конторах – не высовываться и досконально выполнять любые требования начальства).

2. Организационные культуры большинства российских компаний внутренне неоднородны. Лишь на 40 % исследованных предприятий выявлено совпадение типов организационных культур рядовых работников и специалистов. (К сожалению, перевод невозможен – это непереводимый набор слов).

3. Субкультура руководителей оказывает существенное влияние как на содержание субкультур, так и на поведение рядовых сотрудников. (Удивительно! Не может быть!) Связи поведения рядовых сотрудников с нормативно-ролевыми требованиями субкультуры руководителей оказались более сильными, чем с субкультурой рядовых сотрудников... (Сотрудники в частных конторах никогда не солидаризуются друг с другом – это опасно, а действуют строго по указке начальства). Это позволяет говорить о том, что культура в организации формируется «сверху» и может быть, согласно функционалистской парадигме, объектом целенаправленного управленческого воздействия. (Тех, кто действует в соответствии со своими нормами и принципами, входящими в противоречие с начальственными, немедленно увольняют).

4. Наиболее сильная связь нормативных типов субкультур зафиксирована с индивидуальным восприятием и оценочными суждениями работников. (На уровне болтовни у всех есть нормы и принципы). Значительно слабее связь нормативных типов с установками в сфере труда и индивидуальным трудовым поведением… (На деле никаких принципов нет – в частных конторах можно только тупо выполнять все пожелания руководства). Связей нормативных субкультур с экономическими показателями выявлено не было. (Поскольку все ведут себя одинаково сервильно, за покорность специально не доплачивают).

Вывод: Таким образом, культурные нормы могут в лучшем случае опосредованно влиять лишь на социальную среду компании, что доказывает необоснованность широко распространенных среди менеджеров-практиков убеждений об определяющем воздействии организационной культуры на экономическую эффективность организаций».

А в разделе «Научная значимость» читаем: «Полученные результаты вносят вклад в понимание механизмов воздействия реально существующей (а не декларируемой) организационной культуры на итоговые результаты компании».

В выводах не воздействует, а в «научной значимости» – воздействует! Здорово? А все потому, что должно воздействовать – так в учебнике сказано. А Козьму Пруткова выпускники ВШЭ не читали. Хорошо, если вообще знают, кто это.

Все, не будем больше мучить читателя выдержками из этих «научных» трудов – слишком уж они мутные, запутанные, завуалированные. Подчеркиваем – мы совсем не хотим сказать, что эта муть и путанность – произвольные, специально делающаяся дымовая завеса. Совсем нет. Просто реальная задача, стоящая перед диссертантами ВШЭ, для них непосильна. Ну не могут они ее решить, кишка тонка.

Задача эта может быть сформулирована следующим образом: взять любую тему, любой материал, любые методики, и с помощью всего этого доказать, что черное – это белое.


 

Конкретнее – так: что все либеральное лучше всего патриотического, все американское лучше всего российского, все рыночное лучше любого государственного. Либеральный монополизм лучше государственной конкуренции, американская ксенофобия – намного лучше российской, новые «пореформенные» врачи – лучше во всех отношениях тех, кто застрял в остатках «совкового» здравоохранения, «культура» частных предприятий намного культурнее, чем в государственных.

То есть эти «ученые» из ВШЭ все вместе решают исключительной важности задачу – научного обоснования благости нынешнего российского правления проамериканских либералов и царящего в стране бандитского капитализма.

И пусть никого не вводит в заблуждение очевидная научная слабость подавляющего большинства этих диссертаций – это неважно! Важно, что их много, что все вместе они составляют некий мутный наукообразный поток, общий смысл которого таков: «Наука доказала, что либеральный фашизм и криминальный капитализм – это современно, хорошо, правильно, законно. А все остальное – устарело, преступно, неправильно, неприлично». И еще – очень важное: «Наука доказала, что тот, кто думает, как мы, будет богатым и знаменитым дельфином, а тот, кто с нами не согласен, будет нищим, никому не нужным анчоусом. Выбирайте!».

Изучая многогранную деятельность «Высшей школы экономики», мы обнаружили, к своему удивлению, что эта задача – научного обоснования и доказательства того, что черное это белое, прямо декларированы ВШЭ в ее Программе развития. Не верите? А вот читайте:

«В начале 1990-х гг. Российская Федерация, приступив к строительству основ рыночной экономики, столкнулась с серьезным дефицитом кадров экономистов, социологов, политологов, менеджеров, способных работать в новой социально-экономической среде. (То есть все эти специалисты были, но они по каким-то причинам работать в «новой» среде не могли. Интересно, почему? Может, считали ее нечестной, несправедливой, криминальной, вражеской?) В этих условиях Постановлением Правительства Российской Федерации от 27 ноября 1992 г. № 736 был создан Государственный университет – Высшая школа экономики (ГУ–ВШЭ) для решения задачи формирования нового корпуса высококвалифицированных профессионалов в области экономики и социальных наук, создания кадровой базы строительства эффективной рыночной экономики. (То есть не просто «профессионалов», а таких, которые будут назначены кадровой базой «рыночной» экономики, которая заранее объявлена эффективной).

Ограниченность ресурсов диктует необходимость формирования в России передового отряда, состоящего из небольшого числа (2–3) (тут ясно – много избранных быть не может) научно-образовательных учреждений социально-экономического профиля с адекватным финансовым и материальным обеспечением (то есть которых будут усиленно кормить, чтобы они не разочаровались в своем выборе), с тем, чтобы затем на их базе приступить к широкому распространению современных подходов (то есть именно для пропаганды)…

В середине 1990-х гг. выполнение этой роли потребовало от Высшей школы экономики перехода в новое качество. ... В этих обстоятельствах в 1995 г. Правительство Российской Федерации приняло решение о преобразовании Высшей школы экономики в университет широкого социально-экономического профиля и поставило вторую задачу – научного и экспертного сопровождения социально-экономических реформ... (Вот оно! «Сопровождение»! Это именно то самое и есть – объяснение, что «реформы» – это благо).

ВШЭ, как сейчас принято говорить, позиционируется как главный вуз страны в области экономики, социологии, управления и менеджмента. Форпост, так сказать. Как написано в Программе развития «стране необходим передовой социально-экономический университет федерального значения, который за счет эффективных образовательных технологий и качества исследований и разработок реально соревновался бы с лучшими мировыми научно-образовательными центрами в области управления, экономики и социальных наук, способствуя глобальной конкурентоспособности России в инновационной экономике».

Мы не знаем, что такое «глобальная конкурентоспособность России в инновационной экономике» ни в целом, ни по частям (за исключением слова «Россия», все остальные слова как-то не находят в нас отклика – никакого). Однако после проведенного анализа диссертаций ВШЭ очень интересно, почему же в качестве «передового» университета «федерального значения» не подошел МГУ? Или СПбГУ? Что же такого передового именно в ВШЭ?

В Программе ВШЭ читаем: «Масштабные проекты развития страны, ориентированные на высокое качество жизни и экономики, порождают потребность в университетах мирового класса». Ну, «университет мирового класса» – это, понятно, ВШЭ. Потому как МГУ, вероятно, потребность вышеназванную не удовлетворяет. И, в общем, слава богу, если так – потому как неясно, где именно ВШЭ видела «масштабные проекты развития страны»? И что она называет масштабностью? Неужели ориентацию на «высокое качество жизни»? А чьей конкретно жизни? А что такое «высокое качество экономики»? (Читатели понимают уже, конечно, что эти вопросы риторические. Потому что целью ВШЭ как раз и является доказательство того, что «высокое качество жизни» – самая грандиозная задача, которая может быть поставлена). Наконец, совершенно непонятно, зачем для «высокого качества жизни» нужны «университеты мирового класса»? Неужели для освоения «высокого качества жизни» недостаточно, например, среднего образования?

Итак, «Высшая школа экономики» – действительно форпост либерализма и криминального капитализма в России. Более того, ВШЭ доверена важнейшая функция – легитимации и «научного» обоснования благости и «единственноверности» людоедских либероидных догматов, а также практик.

Но это – еще не все. ВШЭ действительно растит дельфинов «новую элиту». Во-первых, просто потому, что учащиеся в ВШЭ имеют лучшие условия для обучения (материальные!), и могут позволить себе больше, чем другие студенты и аспиранты. Во-вторых, потому, что выпускники ВШЭ будут иметь лучшие возможности для продвижения, чем выпускники других вузов – потому что ВШЭ – самый правильный вуз и потому что руководство ВШЭ близко к реальному руководству страной и крупного бизнеса. В-третьих, потому, что в процессе учебы студенты и аспиранты ВШЭ волей-неволей становятся дельфинами – иначе не может быть. Потому как вся их «учеба» и «научная деятельность» состоит в оправдании актуальной либероидной политики. Соответственно, они самозомбируются и превращаются и идеальных солдат либерализма – убежденных, уверенных в своем превосходстве, дисциплинированных...

Один из создателей социологии знания, выдающийся немецкий философ Карл Манхейм, писал, что ученый «связан с определенным политическим течением, с одной из борющихся сил не только в своих оценках и волевых импульсах; характер постановки вопроса, весь тип его мышления вплоть до используемого им понятийного аппарата – все это с такой очевидностью свидетельствует о влиянии определенной политической и социальной основы, что в области политического и исторического мышления следует, по моему мнению, говорить о различии стилей мышления, различии, которое простирается даже на логику». Вдумайтесь, даже на логику!

Соответственно, можно констатировать, что за бюджетные (то есть частично наши с вами) деньги и по решению российской (то есть частично нами выбранной) власти посреди Москвы сооружен институт, нацеленный на уничтожение России и россиян методом либероидного удавления, который в непрерывном режиме производит убежденных вредителей и врагов народа.

Хорошо ли это?



На конференции в ВШЭ обсуждают проблемы модрнизации экономики и общества

 

3

Именно «Высшая школа экономики» – это идеологический штаб дельфинов Российской Федерации. Который готовит – идейно и стратегически – перестройку-2. Которая мыслится дельфинами как полное обрушение России с гибелью большей части ненавидимых ими анчоусов. А реализовывать «наработки» ВШЭ по части перестройки-2 будет не кто-нибудь, а Правительство РФ

Расставшись с последней статьей, посвященной аристократам дельфиньего духа, мы вздохнули с облегчением – все-таки наблюдение за этими... гражданами, свободно резвящимися на свободе, удовольствия доставляет мало. Вздохнули-то мы вздохнули и уже начали собирать материал для новой статьи на гораздо более интересную тему, но... Вспомнился И. Бабель: «И в день вступления нашего в Берестечко Емельян Будяк из первого эскадрона пошел уже к начдиву выпрашивать Афонькино седло с желтым потником. Емельян хотел выехать на парад с новым седлом, но не пришлось ему». Вот и нам не пришлось. Потому что 2–4 апреля в гнездо российского дельфиньего либерализма – столь любимую нами «Высшую школу экономики» – слетелись приплыли ученые дельфины разных стран – на XIV Апрельскую международную научную конференцию «Модернизация экономики и общества». При этом конференция проводилась ВШЭ не в одиночестве, а в хорошей компании – при участии Всемирного Банка и Международного валютного фонда. И началось... Мы поняли, что тема аристократии дельфиньего духа до конца не раскрыта. И что придется нам обратиться к ней еще раз.

А что, собственно, началось, – вправе спросить читатель. Сейчас-сейчас... Как говорится, не переключайте каналы, оставайтесь с нами.

Сначала в интернетах разгорелся почти что скандал по поводу выступления на ученой конференции О. Ю. Голодец – аж целого вице-премьера российского правительства. По социальным вопросам, между прочим. То есть отвечающим за состояние таких сфер, как образование, здравоохранение, социальная защита, социальное обеспечение – всех основных театров военных действий по направлению «социальная война». Соответственно, читатели нашей газеты могут ознакомиться в этой рубрике с результатами «трудов» – в виде перечня произведенных разрушений – вице-премьера Голодец и ее предшественников.

Вице-премьер Голодец уже однажды привлекала наше внимание, а также «внимание общественности». Было это в декабре прошлого, 2012 г., когда Голодец написала письмо президенту В. Путину с критикой уже принятого на тот момент Государственной Думой РФ «закона Димы Яковлева», запрещающего усыновление российских детей американскими гражданами. Своим демаршем вице-премьер «попыталась объяснить главе государства, что принятый парламентом закон нарушает не только соглашение между Россией и США, но также Венскую конвенцию, Конвенцию о правах ребёнка и Семейный кодекс РФ». Но самое интересное было не само письмо, а то, что оно, как потом выяснилось, было написано по просьбе Председателя Правительства РФ Д. А. Медведева. Упомянутый Д. А. Медведев, который является по совместительству Председателем партии «Единая Россия», каковая имеет большинство в Государственной Думе и поэтому играла главную роль в принятии «закона Димы Яковлева», неожиданно решил выразить свое несогласие с законом. И поэтому Д. А. Медведев, как он сам пояснил, попросил О. Ю. Голодец написать письмо Президенту.

Согласитесь, история увлекательная – вице-премьер Голодец уже тогда заявила о себе как дельфине первого ряда. Но ее выступление на конференции в «Высшей школе экономики», безусловно, затмило ее первый успех.

Вице-премьер сразу решила поразить воображение слушателей и сказала буквально следующее: «Сегодня 86 миллионов человек в трудоспособном возрасте. К сожалению, наш рынок труда практически сегодня не легитимизирован. В секторах, которые нам видны и понятны, занято всего 48 миллионов человек. Все остальные – непонятно, где заняты, чем заняты, как заняты». (Напоминаем для тех, кто забыл: автор высказывания уже без малого год (!) работает заместителем Председателя Правительства РФ как раз по социальным вопросам).

Ну, что сказать? Оставим на совести вице-премьера сами цифры – они не соответствуют действительности, о чем в интернете тут же написали сотни людей (которые почему-то, хотя и понимают социальную статистику лучше госпожи Голодец, в правительстве не работают – не только вице-премьерами, но даже клерками). То есть и людей в трудоспособном возрасте (от 15 до 72 лет) у нас не 86 млн, а 75. И в «непонятно чем занятых» оказались, очевидно, записаны и старшие школьники, и пенсионеры, и студенты, и солдаты-срочники, и гастарбайтеры, и много еще совершенно «понятно чем занятых» граждан. В общем, специалисты, опираясь на данные Росстата, оценивают «нерегулируемый сектор рынка труда в 24–26 % от общего числа занятых, или в 17–18 млн человек», по данным газеты «Ведомости». То есть при подсчете анчоусов правительственный дельфин ошиблась в 2 раза. Ну, подумаешь – 20 млн туда, 20 млн сюда.

Но некоторые представители анчоусов все-таки обиделись. Вот, например, экономист Н. Кричевский высказался довольно резко: «Высказывание Голодец – это верх неквалифицированности и дилетантства. Это недопустимо для человека, который занимает столь высокий пост. Чем занимаются 38 миллионов человек? Учатся в школах, колледжах, университетах, служат в армии, получают пенсию по инвалидности, находятся в отпуске по беременности или пребывают на заслуженном отдыхе». Остальные – «те самые «нахлебники», которые не дают Голодец и всему либеральному правительству спокойно жить.

Я рекомендую Голодец очень хороший вариант для того, чтобы избавиться от этих людей – открыть концлагеря или повысить цены на продукты так, чтобы их никто не смог купить». Правда, грубо?

А знаете, почему? Потому что вице-премьер Голодец сказала не только неверные цифры. «Эти люди создают серьезные проблемы для всего общества», – сказала она далее. И вот с этого места всем почему-то захотелось поподробнее. Какие, собственно, проблемы? В чем они состоят? Чем подтверждается наличие этих проблем? Но мало ли чего хочется разным анчоусам – поподробнее вице-премьер Голодец сказать ничего не могла. «Серьезные проблемы» для Голодец, отвечающей за социальную политику в стране, люди создают уже самим фактом своего существования. «Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать». Потому как, согласитесь, насколько бы легче было вице-премьеру работать, если бы людей вообще не было?!

Кстати, по признанию пользователей «Живого журнала» самый правильный комментарий к этому «откровению» Голодец оставил некто Виктор Тюрин: «140 млн россиян не понимает, чем занимается наше правительство. По их мнению, «эти люди создают серьезные проблемы для всего общества». Как мы увидим дальше, в этом комментарии практически нет шутки, все – правда.

Ну, шутки шутками, а вся эта история с Голодец весьма показательна. В ней, как в капле воды... Нет, в самом деле. Действительно, непримиримые противоречия дельфинов (которых представляет вице-премьер Голодец, а также остальные участники конференции в ВШЭ – но об этом позже) и анчоусов (которыми являемся все мы, в том числе и интернет-блогеры, комментировавшие выступление Голодец) предстают перед нами во всей красе.

Ведь кто такие эти люди, «создающие проблемы» Голодец?


 

Как пишет С. Корнев, «если Голодец уволят за вопиющую некомпетентность, а меня назначат на ее место, я легко смогу объяснить Путину и Медведеву, куда «делись» 38 миллионов. По секрету: они кормятся с огородов (о чем свидетельствуют данные Росстата), и время от времени перебиваются случайными заработками. Кому-то огород помог вскопать, кому-то продал мешок картошки, кому-то что-то отремонтировал, или на несколько месяцев подрядился в Москву на заработки «на правах таджика». Примерно так и живет половина России (если считать с семьями). Кстати, в последнее время правительство решило расширить эту категорию людей, обложив непомерным соцналогом микроскопических ИП [индивидуальных предпринимателей] в глубинке. Только c начала этого года к 38 миллионам присоединилось еще 300 тысяч человек. Вы же, уроды правительственные, сами и создали этих «лишних» людей, разрушив промышленность и обременяя поборами любую копеечную деятельность».

Каждый из нас может подтвердить – все так и есть. Что живет половина России, перебиваясь случайными заработками. Что даже когда они не случайные, а постоянные, многие работают без оформления. (Кстати, это очень удобно для сторонников ювенальной юстиции, которые хотят отнимать детей у родителей: ведь неважно, что человек содержит семью, но если он официально не работает – это вполне себе повод обвинить его в том, что он не может содержать семью. И они ведь этим пользуются!).

А также верно то, что есть целые отрасли, в которых работодатели отказываются оформлять людей на работу и платить им хоть часть зарплаты официально. Потому что жадные! Потому что неоформленный работник – это бесправный работник, а это так удобно! И потому что права работников ничем и никем не защищены. «Теневое использование трудовых ресурсов во многом обусловлено интересами работодателей, а также недостаточным правовым регулированием трудовых отношений и низкой правовой культурой», – говорит по этому поводу адвокат И. Вялов, добавляя, что меры ответственности, предусмотренные законодательством, не позволяют в должной мере повлиять на изменение ситуации на рынке труда.

Но спрашивается – а кто в этом во всем виноват? Не правительство ли? Не оно ли само создает именно такие условия для работающих в стране, то есть те самые «серьезные проблемы для всего общества»? Похоже, что так и есть. Но тогда главный вопрос в том, а зачем правительство это делает?

Понятно, что госпожа Голодец хочет взвалить вину на самих работников. Потому что она действует в логике дельфинов и анчоусов. Более того. Она хочет этих «создающих проблемы» анчоусов найти и обложить данью. «Она – киллер ... она прокладывает почву для «закручивания гаек», чтобы эти с трудом выживающие 38 миллионов вообще «исчезли». Судя по ее словам, она считает, что эти 38 миллионов – «богатенькие, от налоговой деньги прячут». И подтекст – «надо бы их как-то налогом обложить». И что-то нам подсказывает, что это тоже верно...

Но – вы удивитесь, читатель! – несмотря на безусловную яркость выступления вице-премьера Голодец, продемонстрировавшей истинный аристократизм дельфиньего духа и вожделеющей об обложении данью всех анчоусов, независимо от пола и возраста, главное на этой «научной» конференции, проведенной при помощи МВФ и ВБ, все же было другое.

Главное – и именно это заставило нас продолжить писать про любимых нами аристократов – то, что на этой конференции исключительно рельефно и отчетливо стало видно, что именно «Высшая школа экономики» – это идеологический штаб дельфинов Российской Федерации. Который готовит – идейно и стратегически – перестройку-2. Которая мыслится дельфинами как полное обрушение России с гибелью большей части ненавидимых ими анчоусов. Также стало ясно, что реализовывать «наработки» ВШЭ по части перестройки-2 будет не кто-нибудь, а Правительство Российской Федерации во главе с премьером (которого после обращения его пресс-секретаря Н. Тимаковой к журналистам и блогерам, стало принято называть Недимоном). И именно за этим и ни для чего больше правительство создает «серьезные проблемы для всего общества» – чтобы приблизить и активизировать вожделенную перестройку-2.

Вот, смотрите сами. 30 марта М. Горбачев прочел в РИА «Новости» публичную лекцию «Человек меняет историю или история меняет человека?». Главным посылом этой лекции было обоснование необходимости возобновить перестройку, якобы грубо прерванную в 90-е, то есть призыв к перестройке-2.

Этот призыв немедленно прокомментировал в МК известный гуру оранжизма-дельфинизма Белковский «Современной России не нужна перестройка-2 – и предотвратить ее невозможно. Поскольку она уже идет полным ходом».

И тут же собирается конференция ВШЭ, на которой становится ясно, что авангард либерально-аналитического сообщества активно участвует в идеологической подготовке перестройки-2. И что, в общем-то, подготовка уже завершена: написаны руководящие документы, разработана стратегия... Осталось только реализовать. Чем видимо, и занимается Правительство – в том числе, и вице-премьер Голодец – день и ночь (в то время как население ломает себе головы над тем, чем же «они там все заняты»).

Уже по названиям докладов и круглых столов в программе конференции видно, что «болотная» тематика полностью представлена: «Госзакупки: все должно быть учтено», «Дело Pussy Riot ударило по морально растерянному социуму», «Политизация религии препятствует духовному оздоровлению общества», «Богатые тоже хотят справедливости», «От чего зависит протестная активность», «Госслужба в России не качественная, а количественная», «Восточно-европейский урок для «арабской весны» (это о том, как «освобожденные» от диктатуры ливийцы должны радостно двигаться к демократии, используя опыт польской шоковой терапии).

В последний день конференции был представлен методический доклад по различению «дельфинов» и «анчоусов» – «На социальный статус женщины укажут два пальца». В исследовании ВШЭ было показано, что «соотношение длин указательного и безымянного пальцев и квадрата соотношения длин пальцев статистически коррелируют с уровнем зарплаты. Однако этот эффект характерен только для женской части выборки. Такая же связь обнаружена и для уровня образования». А? Мы, пожалуй, воздержимся от комментариев – боимся за себя: как бы не начать случайно «разжигать ненависть к социальной группе граждан» с соответствующим соотношением квадратов длин пальцев...

Однако настоящая теоретическая база новой перестройки представлена в докладе, подготовленном научным руководителем ВШЭ Е. Ясиным с соавторами.

В самом начале констатируется: «Россия также исчерпала потенциал существующей модели роста с опорой на экспорт сырьевых ресурсов при нынешнем уровне развития институтов и высокой роли государства в экономике. Об этом свидетельствует драматическое замедление темпов экономического роста в конце 2012 – начале 2013 г. до уровня ниже 2 %».

И тут же идет клишированый либеральный рецепт по выходу из «сложившейся ситуации», который не содержит в себе вообще ничего нового по отношению к тому, что осуществляли в перестройку-1. Смотрите: «Формирование новой модели роста невозможно без опоры на частную инициативу, развития институтов рыночной экономики и инвестиций в человеческий капитал». Интересно, а чем занимались последние 20 лет? И почему это не помогло?

«Необходимыми условиями являются:

Реализация принципов верховенства права, последовательное культивирование независимости суда». Ну, это старая песня. Культивировали, культивировали, да невыкультивировали. И всем понятно, почему. Кроме авторов доклада, разумеется.

«Перестройка взаимоотношений между бизнесом и всем блоком правоохранительных и судебных органов, необходимая для повышения доверия бизнеса к государству». Вероятно, имеется в виду еще более полное сращивание бизнеса и правоохранительных структур, чем сейчас?

«Расширение полномочий местного самоуправления. Активизация гражданского общества». Да-да-да! Местное самоуправление – это чтобы разваливать страну было сподручнее. И обязательно – активизация гражданского общества! То есть активизация протестов – без этого перестройка не получится...

«Развитие сферы инвестиций населения: пенсионная реформа, здравоохранение, образование, рынок жилья». Видите, как о нас заботятся! Боятся напугать правдой – дескать, будете платить за все втридорога... Поэтому пишут ласково: «развитие сферы инвестиций».

«Демократизация, создание условий для эффективной политической конкуренции и периодической смены власти». Ну, куда же без этого. Социальный протест анчоусов ведь надо куда-то направлять (иначе он обратится против самих дельфинов). Поэтому – демократизация и честные выборы, конечно!

Определены социальные группы, которые должны реализовать этот оригинальный сценарий модернизации:

«Движущими силами новой модели экономического роста могут стать две набирающие влияние группы. Это «новый бизнес» – динамичные компании, ориентированные на развитие в рыночных условиях, но не имеющие достаточных стимулов для инвестирования в существующих институциональных рамках. И это «новая бюрократия» – продвинутые региональные элиты, заинтересованные в динамичном развитии своих территорий, и эффективные профессионалы на федеральном уровне».

Что это за «новый бизнес», который «ориентирован», но «не имеет стимулов» – не совсем понятно. Зато очень понятно про «новую бюрократию». Во-первых, обратите внимание на «региональные элиты, заинтересованные в динамичном развитии своих территорий» – как вы думаете, куда именно будет тянуть эта «движущая сила»? Не разорвет ли она страну? Ну, а с «эффективными профессионалами на федеральном уровне» все ясно! – это, в первую очередь и главным образом, дельфины из правительства. Вот, как госпожа Голодец – чем не эффективный профессионал?

Далее следует оговорка (а на самом деле – предупреждение, адресованное, очевидно, Путину и его окружению): «При этом весьма традиционные для России попытки «силовых решений» сегодня не только означают растрату ограниченных ресурсов, но и чреваты запуском процесса «взаимного уничтожения» для нынешней элиты».

То есть противной стороне (а кто это, если не Путин?) строго указывается, что «попытки «силовых решений» приведут к... «уничтожению нынешней элиты» (а это кто, если не Путин и его присные?).


 

Дальше – больше. Вся противная сторона (во главе с Путиным, конечно) записывается в реакционеры, объявляется наследниками крепостников и большевиков (что одно и то же): «В 1917 г. произошла Октябрьская революция, за «прогрессивными» лозунгами которой скрывался, как выяснилось позднее, возврат к бюрократической иерархии с эксцессами произвола и массовых репрессий».

Но наконец, народ ненадолго обрел свободу в результате перестройки-1 и гайдаровских реформ (символично, что на конференции присуждаются Гайдаровские премии молодым экономистам): «Демократические преобразования и рыночные реформы 1989–1994 гг. обозначили новый поворот в развитии России, новую попытку продвижения по пути к более современной и богатой внутренними силами социальной организации. Но путь снова оказался весьма сложен».

Потому что опять – с 2003 г., как минимум, (а кто у нас тогда был Президентом, не Путин ли?) – восторжествовали бюрократия и силовики и затормозили развитие своими реакционными мерами (то есть до 2003 года было все здорово, включая залоговые аукционы, расстрел Парламента, две войны на Кавказе и дефолт): «В 2003 г. победила бюрократия, в том числе силовая. Начался новый этап противостояния традиционализма и современности, в котором рыночно-предпринимательские институты примораживались, издавна известные приемы прошедших времен вновь вводились в оборот. … Кризис 2008–2009 гг. разрушил иллюзии».

Далее доказывается, что именно плохая институциональная среда (автором и «держателем» которой является... вы правильно догадались! – Путин) сейчас является основным ограничителем экономического роста в России. И что эту неправильную среду надо менять: «Следует подчеркнуть, что новая модель экономического роста предполагает осуществление в комплексе тех институциональных изменений, которые способны привести в действие в максимально возможном объеме силы, которые скрываются в человеческой личности, составляют исключительные особенности человеческого капитала, ныне у нас недоиспользуемые. Эти силы связаны со свободой, конкуренцией и правом, ставящим свободу и конкуренцию в здоровые рамки».

Далее следует известный набор либеральных рекомендаций из 90-х годов, суть которых сводится к очередному витку приватизации и освящению ее итогов и тотальной коммерциализации всего:

«Новый этап реформ требует важных решений, которые еще предстоит принять. Рассмотрим самые существенные из них.

Реализация принципов верховенства права, изживание случаев предпочтений праву властных или корыстных решений, обусловленных выгодами от них в текущие моменты. Последовательное культивирование независимости суда.

Перестройка взаимоотношений между бизнесом и всем блоком правосиловых органов как важнейшая часть работы по реализации верховенства права. Это абсолютно необходимо для доверия бизнеса к государству и его органам. Без этого подъема экономики не будет.

Расширение полномочий местного самоуправления, в том числе в части установления собственных налогов и сборов. Активизация гражданского общества на основе его участия в местном самоуправлении.

Социальный блок: пенсионная реформа, здравоохранение, образование, рынок жилья. Это вся сфера инвестиций населения, которые оно при советской власти почти не осуществляло.

Демократизация, создание условий для свободной и эффективной политической конкуренции и периодической смены власти».

Всю эту длинную цитату можно заменить двумя словами: «Путин, уходи!». Именно это, с нашей точки зрения, является главным нервом всей этой программы перестройки-2, подготовленной в «Высшей школе экономики». При этом авторов совершенно не смущают ни прямые повторы из 90-х, когда предлагаемые сейчас меры ни к чему хорошему не приводили, ни местами полная и видная невооруженным глазом несостоятельность их аргументации.

Вот, например, полюбуйтесь. Самое главное для авторов в их модели модернизации – это инвестиции в человеческий капитал (они это прямо декларируют). Но как его увеличить? Вы, читатель, небось, думаете, что надо для этого сделать доступным высшее и среднее специальное образование, повысить его качество? А вот и нет! Все прямо наоборот! Надо сделать медицину и образование платными! (Далее – внимательно следите за ходом дельфиньих рассуждений, это важно!)

Зарплаты работников образования и здравоохранения несказанно вырастут за счет поборов с родителей и пациентов. На вакансии в школах и поликлиниках начнут претендовать кандидаты и доктора наук, а возможно, члены-корреспонденты всяких академий – образование российское сразу всех догонит и перегонит. Высокие зарплаты учителей, врачей и медсестер начнут давить на психику миллионов наемных работников, занятых неизвестно чем в непрозрачных для налоговых органов углах и закоулках рынка труда. Неспособные вынести давление (на психику) и зависть строители и программисты, кассиры и мерчандайзеры ломанутся в пед– и медвузы, желая составить конкуренцию уже занявшим теплые места у школьных досок и операционных столов академикам и Нобелевским лауреатам. И вот тогда, чтобы удержать своих работников (любой ценой), жадные нецивилизованные работодатели превратятся в цивилизованных! Зарплаты (белые!) повысят до конкурентного уровня, сами профсоюзы организуют и вступят все в НКО, чтобы на иностранные деньги бороться за права своих наемных работников...

Думаете, мы что-нибудь сочинили? Нет, просто своими словами пересказали вот это: «Для этого услуги, предоставляемые сейчас бюджетными секторами, должны получить адекватную оценку, занятые в этих секторах иметь конкурентную зарплату, а потребители услуг обладать необходимыми ресурсами, реальной возможностью выбора и ответственностью.

Важнейшим последствием перехода к рыночным отношениям в секторе инвестиций в человеческий капитал будет усиление конкуренции на рынке труда и увеличение давления занятых в негосударственном секторе экономики на работодателей в сторону повышения оплаты труда».

Оценили глубину (или высоту?) мысли ученых дельфинов из ВШЭ? То-то.

Что ж, можно подводить итоги. К состоявшейся в ВШЭ конференции дельфинов нужно, как нам кажется, отнестись очень серьезно. Потому что там действительно было заявлено некое «научное» обоснование перестройки-2. А также – что еще важнее – было проговорены (неважно, случайно или намеренно) основные направления и стратегия действий либералов в новой перестройке. Эта стратегия, судя по всему, будет проста как мычание. Главным лозунгом (и главным делом) вначале будет «Путин, уходи!», главным «двигателем» будет «активизация гражданского общества», то есть уличные и иные массовые протесты, а главным возбудителем этих протестов будет Правительство РФ, которое своими осознанными действиями по ухудшению положения населения будет постоянно провоцировать рост социального напряжения. Как видите, ничего нового... Это-то и пугает. Потому что один раз это уже привело к сокрушительным для страны последствиям...

Если совсем по-честному, то среди многочисленных докладов на конференции нам больше всего понравилось предложение австралийского дельфина профессора Саймона Марджинсона из Мельбурна, что России для проведения успешной модернизации было бы неплохо усвоить конфуцианскую этику, чтобы воспользоваться опытом Сингапура и Южной Кореи... А если еще повышать внутриутробный уровень тестостерона у девочек, чтобы безымянный палец стал длиннее указательного, тогда хотя бы у женщин зарплаты гарантированно вырастут. Русские женщины с конфуцианской этикой и с длинными безымянными пальцами... Конечно, мы тогда победим в любой конкурентной борьбе!

Источник: gazeta.eot.su
Joomla Templates and Joomla Extensions by ZooTemplate.Com