Пятница, 22 Сентября, 2017
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

«Европа рискует стать огромной мусульманской империей»

Андрей Кончаловский – о том, к чему может привести фальшивая либеральная философия

26 ок­тяб­ря в ки­но­те­ат­ре «Ху­до­же­ст­вен­ный» отк­ры­ва­ет­ся рет­рос­пек­ти­ва филь­мов Анд­рея Кон­ча­ло­вс­ко­го. С ре­жис­се­ром, ко­то­рый в этом го­ду от­ме­ча­ет 75-ле­тие со дня рож­де­ния и пол­ве­ка твор­чес­кой де­я­тель­нос­ти, встре­ти­лась кор­рес­пон­дент «Из­вес­тий».

– На ка­кие филь­мы ва­шей рет­рос­пек­ти­вы, мо­жет быть, не столь из­ве­ст­ные ши­ро­кой пуб­ли­ке, вы по­со­ве­то­ва­ли бы схо­дить?

– Спро­си­те Че­хо­ва, что бы он по­со­ве­то­вал по­чи­тать из его твор­че­ст­ва. Смот­ри­те, что хо­ти­те. Мои кар­ти­ны от­ра­жа­ют мою жизнь: сна­ча­ла я жил в Со­ве­тс­ком Со­ю­зе, по­том уе­хал за гра­ни­цу, сни­мал ки­но там, по­том вер­нул­ся в Рос­сию и го­во­рил о том, что ме­ня тог­да вол­но­ва­ло. Я не объ­ек­ти­вен по от­но­ше­нию к то­му, что я сде­лал. И со­ве­то­вать мо­гу толь­ко близ­ко­му дру­гу: «Тем­но­та! Схо­ди пос­мот­ри, это мое серь­ез­ное ки­но».

– Свой двой­ной юби­лей вы от­ме­ти­ли премь­е­рой в Те­ат­ре Мос­со­ве­та, пос­та­ви­ли «Трех сес­тер» Че­хо­ва. Как вы чувству­е­те се­бя в те­ат­ре – в сво­ей та­рел­ке или на чу­жой тер­ри­то­рии?

– Я не чувствую се­бя в те­ат­ре на чу­жой тер­ри­то­рии, прос­то это дру­гой жанр. Но в мос­ко­вс­кой те­ат­раль­ной сре­де я аб­со­лют­ный иност­ра­нец. Я де­лаю свое де­ло, но ме­ня ста­ра­ют­ся не за­ме­чать. Хо­тя ка­за­лось бы – за­чем тол­кать­ся, мес­та всем хва­тит. Ми­ке­ла­нд­же­ло тер­петь не мог Ра­фа­э­ля, но они оба ве­ли­кие.

– Да, но фи­нан­си­ро­ва­ния хва­тит не всем.

– Это дру­гой воп­рос. Я то­же сей­час не мо­гу най­ти де­нег на свои ки­ноп­ро­ек­ты. Серь­ез­ное ки­но ни­ко­му не нуж­но. Но лю­ди не ви­но­ва­ты в том, что они ли­ше­ны воз­мож­нос­ти ви­деть хо­ро­шие кар­ти­ны. Ки­не­ма­тог­ра­фис­ты не ви­но­ва­ты, что их лен­ты не до­хо­дят до рус­ско­го зри­те­ля. Ви­но­ва­та власть, ибо она не по­ни­ма­ет, что пуб­ли­ку на­до вос­пи­ты­вать. У зри­те­ля долж­на быть воз­мож­ность не пой­ти на аме­ри­ка­нс­кое ки­но, а у не­го нет вы­бо­ра. На­ша власть бе­зот­ве­т­ствен­но от­но­сит­ся к то­му, что не яв­ля­ет­ся ма­те­ри­аль­но ощу­ти­мы­ми ве­ща­ми. А ду­хов­ную дег­ра­да­цию нель­зя из­ме­рить в день­гах или при­бы­ли. Вред, ко­то­рый сов­ре­мен­ный про­кат на­но­сит на­шей на­ции, я на­зы­ваю «coca-ко­ло­ни­за­ци­ей» – это мой тер­мин.

– За­чем же влас­ти вос­пи­ты­вать лю­дей, ес­ли го­раз­до про­ще иметь де­ло с се­рой мас­сой?

– Это на­ив­ная ле­вая ил­лю­зия. Я ду­маю, что Фи­дель Каст­ро был бы счаст­лив иметь де­ло не с быв­ши­ми ра­ба­ми, а с ци­ви­ли­зо­ван­ны­ми людь­ми. Не­да­ром он ска­зал: «Ес­ли б я жил в Анг­лии, я бы то­же был кон­сер­ва­то­ром». Лю­бая власть очень хо­те­ла бы опи­рать­ся на на­род – в этом за­лог ее проч­нос­ти. Но опи­рать­ся на на­род в Рос­сии не­воз­мож­но. Наш на­род ни­че­го не хо­чет знать о влас­ти, он толь­ко жа­лу­ет­ся: до­ро­ги не чи­нят, во­ру­ют. А зас­та­вить власть за­ни­мать­ся де­лом на­ро­ду в го­ло­ву не при­хо­дит.

– А то­та­ли­та­ризм в прин­ци­пе сов­мес­тим с ев­ро­пейс­ки­ми цен­нос­тя­ми, за ко­то­рые вы ра­ту­е­те?

– В Ев­ро­пе сей­час то­же не все глад­ко. У них уже Брей­вик по­я­вил­ся. Там дик­та­ту­ра по­ли­ти­чес­кой кор­ре­кт­нос­ти и фаль­ши­вой ли­бе­раль­ной фи­ло­со­фии при­ве­ла к то­му, что Ев­ро­па рис­ку­ет по­те­рять свою са­мо­и­ден­ти­фи­ка­цию и стать ог­ром­ной му­суль­ма­нс­кой им­пе­ри­ей.

– А у вас-то ка­кая по­зи­ция?

– Лич­но у ме­ня нет граж­да­нс­кой по­зи­ции. Я ху­дож­ник, я не с пра­вы­ми и не с ле­вы­ми. Иног­да бы­ваю ре­ак­ци­о­не­ром, иног­да ли­бе­ра­лом. Я не ан­га­жи­ро­ван, по­э­то­му ме­ня кри­ти­ку­ют все, ко­му не лень – и спра­ва, и сле­ва.

– Вы то­же счи­та­е­те, что ху­дож­ни­ки и ре­жис­се­ры не долж­ны за­ни­мать­ся по­ли­ти­кой?

– По­че­му не долж­ны? Я сам не за­ни­ма­юсь по­ли­ти­чес­ким те­ат­ром, но не счи­таю, что это пло­хо. За­ме­ча­тель­ные ве­щи в этом ро­де де­лал Брехт.

– Ну, а пос­ле Брех­та, в сов­ре­мен­ном те­ат­ре?

– Сов­ре­мен­ный те­атр я не смот­рю, как и ки­но. Мне дос­та­точ­но чи­тать книж­ки, ко­то­рые сде­ла­ли ме­ня луч­ше лет 50 на­зад. Жал­ко вре­ме­ни. Я смот­рю то, что уже име­ет ка­кую-то ре­ко­мен­да­цию.

– Вер­нем­ся к «Трем сест­рам». Боль­ше все­го там удив­ля­ет об­раз Вер­ши­ни­на, ко­то­рый у вас прев­ра­тил­ся в про­тив­но­го ре­зо­не­ра. Мас­ла в огонь под­лил и Алек­сандр До­мо­га­ров, рас­ска­зав­ший, как все его ак­те­рс­кое су­ще­ст­во про­ти­ви­лось та­ко­му ри­сун­ку ро­ли.

– Зна­е­те, у нас уко­ре­ни­лась глу­бо­ко оши­боч­ная тра­ди­ция – восп­ри­ни­мать текст как ру­ко­во­д­ство к действию, а сло­ва и мыс­ли пер­со­на­жа при­рав­ни­вать к ав­то­рс­ким. Но, на мой взгляд, у Че­хо­ва все слож­нее, иног­да он вкла­ды­ва­ет в ус­та ге­роя свою точ­ку зре­ния, а иног­да прос­то соз­да­ет не­кий ха­рак­тер. И дис­тан­ция меж­ду ним и ав­то­ром мо­жет быть очень боль­шой. Вот Вер­ши­нин, он жи­вет с же­ной, ко­то­рая все вре­мя тра­вит­ся. Ведь это ко­ми­чес­кая чер­та. Ес­ли б она хо­те­ла от­ра­вить­ся по-нас­то­я­ще­му, то дав­но бы это сде­ла­ла. А так, «по­пу­гать» – это фарс. Так что Вер­ши­нин для ме­ня пер­со­наж не ге­ро­и­чес­кий, а, как бы ска­зать, не очень со­лид­ный. Прос­то все при­вык­ли к оп­ре­де­лен­ным ле­ка­лам, а мне ин­те­рес­но что-то най­ти но­вое вмес­то сте­ре­о­ти­па. Это мож­но де­лать по-раз­но­му. Мож­но осов­ре­ме­ни­вать пь­е­су или под­го­нять ее под се­бя. А мож­но, не из­ме­нив ни сло­ва, прос­то най­ти дру­гой ра­курс.


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №14, сентябрь 2015

Захирджан Кучкаров:
«Без концептуального проектирования управляемость не восстановить»

стр. 54

Интервью академика РАЕН, директора Центра инноваций и высоких технологий «Концепт» З.А. Кучкарова альманаху «Развитие и экономика»



Сергей Черняховский.
Романтика и Твердость. Некогда эта страна была значительно сильнее…

стр. 98

Центральный пункт советского наследия и советского мира – это уверенность в том, что мир изменяем, познаваем и созидаем.



Людмила Булавка-Бузгалина.
СССР – незавершенный проект. Семь поворотов

стр. 108

Обращения к историческим и культурным практикам Советского Союза не только не прекращаются, но и становятся всё более частыми.



Владимир Карпец.
Исцеление (от) права

стр. 134

Одним из результатов перестройки стала «правовая реформа», которая фактически означала ломку всей правовой системы под лозунгом «демократизации советского права».



Александр Коврига.
Глобальный кризис и переустройство государственного дела: вспомним камерализм?

стр. 146

В современном мире полномасштабный суверенитет, значимые цивилизационные инициативы и государственная политика импортозамещения возможны лишь при условии мировоззренческой, идеологической самостоятельности, для чего весьма полезными окажутся наследие и исторические уроки камерализма.



Олег Фомин-Шахов.
Русский уклад в XXI веке

стр. 184

У России есть колоссальный властный, экономический, культурный и демографический потенциал, чтобы оказаться стратегической победительницей в противостоянии цивилизаций.

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2017 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 594 гостей онлайн