Понедельник, 18 Ноября, 2019
   
(2 голоса, среднее 5.00 из 5)

Что такое революционная легитимность? По большому счету неприкрытое право силы. То есть в революции легитимен тот, кто обладает конкретной силой. Кто силой не обладает - тот не легитимен. Легитимность старого порядка предполагает, что закон опирается на силу, но не только - он опирается и на традицию. Но в революции никакой традиции быть не может, революция - сила как таковая. Потом из нее возникает легитимность уже государственная, легитимность нового порядка. Причем любопытно, что законодательство как бы не предполагает возможность революции, в нем нет такого понятия. Ему известно понятие «переворот», который, естественно, наказывается. А понятия «революция» нет, потому что государство не может наказать революцию. Если революция произошла, государство уже бессильно. Новое государство может ввести революцию в качестве священного понятия в свое законодательство, основывая на ней свою новую традицию.

Тем самым в силу всего вышесказанного монархия перестала существовать в ходе Февральской революции. И если бы Учредительное собрание приняло решение о монархической форме правления для России, то у нас была бы уже другая монархия, монархия волей Учредительного собрания, а не установленная в 1613 году предыдущим учредительным собранием - Земским собором. Который, кстати говоря, действительно имел всероссийский характер и действительно был выборный, в отличие от Земских соборов XVI века.

Сама идея Учредительного собрания - идея французская, идея революционная. Об учредительном собрании говорили революционные народники еще в XIX веке. Говорили и радикальные либералы, говорил в конце 70-х годов XIX века Иван Петрункевич, в дальнейшем - старейший и авторитетнейший член Кадетской партии. Причем Петрункевич в своей брошюре 1879 года «Очередные задачи земства», говоря об Учредительном собрании, выдвинул интересный и, в общем-то, логичный с точки зрения либералов тезис: России нужно Учредительное собрание, но чтобы народ правильно проголосовал, нужно народ хорошо подготовить. Иными словами, Учредительное собрание нужно только в том случае, если на нем будут приняты решения, которые устроят либералов.

Каковы были права у Учредительного собрания? Вопрос требует отдельного тщательного рассмотрения. Строго говоря, Учредительное собрание могло принять любые решения и в любом объеме. Например, как представляется, ничто не мешало Учредительному собранию от имени народа принять решение о самороспуске России.

С 3 марта в России вводится народоправие, то есть демократия, то есть республика. Ведь если верховный орган власти в России - Учредительное собрание, такое означает, что она является республикой. В данном контексте Декларация 1 сентября 1917 года, принятая Александром Керенским, является всего лишь политической декларацией без какой-либо юридической силы. Документ не был внесен в Собрание узаконений. В декларации говорилось следующее: Временное правительство констатирует, что в России существует республика. Тем самым налицо не было введение чего-либо нового. Декларация не претендовала на какое-то новшество. Но раз Временное правительство констатирует факт наличия республики, то оно и провозглашает Россию республикой. Если и было какое-то новшество в декларации, то оно состояло в том, что у новой государственности появлялось название - Российская республика.

Перейду к последнему рубежу в хронологии обрушения легитимности старого, монархического порядка - разгону Учредительного собрания. Данное событие с юридической точки зрения не имеет какого-то принципиального значения. Почему? На протяжении 1917 года по большому счету конкурируют два альтернативных проекта революционной легитимности, которые исходят из права силы. Один из них имеет демократический характер и связан с идеей Учредительного собрания. Причем постулируется дискриминация в избирательных правах, которых лишены представители бывшей династии, слуги прежнего режима и т.п.

Второй проект: революция имеет не демократический, а социалистический характер. Здесь тоже налицо дискриминация представителей правящих классов, эксплуататоров. Но править будет не Учредительное собрание, а съезды рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Второй проект - демократия, только классовая, социалистическая.

Юридически между двумя проектами различий нет. Однако политические последствия от их конкуренции получились весьма серьезными. В частности, депутаты разогнанного Учредительного собрания разъехались по своим регионам и стали создавать антибольшевистские правительства, что означало уже полный распад страны. Тем самым конкуренция двух революционных легитимностей, исходившая из права силы, но черпавшая источник силы в двух разных идеях, показывает, что 1917 год был по большому счету временем борьбы именно идей. Именно идеи сплачивали и мобилизовывали.

У идеи монархии же не было такой мобилизующей силы. Легитимность монархической власти исчезла практически мгновенно после Февральской революции. Вершителям революции в столице, которые были представителями образованного класса, казалось, что царь ни с чем не справляется. И если его сковырнуть, то неважно, кто будет дальше - Михаил Александрович или князь Львов, мы справимся. А потом внезапно оказалось, что основная масса населения, народ, воспринимает все совсем по-другому. Есть свидетельства, что, как только царя не стало, все, крестьяне в том числе, поняли - что-то глобально поменялось. Временное правительство - не период своего рода междуцарствия. Люди поняли, что если нет царя, то царскую землю, да и вообще все, что есть вокруг, пора делить. И начали делить уже весной. Поэтому Декрет о земле ничего не решал.

Как только монархическая легитимность исчезла, моментально началась борьба за, скажем так, царское наследие. И большевикам, когда они пришли к власти, ничего не оставалось, как закрепить уже произошедший по факту передел. Хотя некоторые исследования показывают, что Декрет о земле аграрный вопрос не решил. А уже через несколько месяцев тем же самым правительством была введена продразверстка, и крестьянское счастье закончилось.

Источник: 4pera.ru

Joomla Templates and Joomla Extensions by ZooTemplate.Com


НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2019 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 1692 гостей онлайн