Четверг, 22 Августа, 2019
   
(2 голоса, среднее 3.00 из 5)

 

В связи с принятым решением о поддержке «Солидарности» в Польше президент поручил Совету национальной безопасности (СНБ) составить документы, обрисовывающие американские цели в Восточной Европе. Как отмечают сами исполнители, подготовленный документ был весьма радикален. «В результате мы сочли Ялтинскую конференцию недействительной», – вспоминает Эдвин Миз, бывший член СНБ.

«NSDD-32 предписывала более активную позицию и порывала с прошлым, – также вспоминает Уильям Кларк (советник президента США по национальной безопасности в 1982–1983 годах). – Рональд Рейган ясно изложил позицию Соединенных Штатов, которые не соглашались с советским преобладанием в Восточной Европе. Мы стремились создать широкомасштабную стратегию, имеющую своей целью ослабление советского влияния, а также укрепление внутренних сил, борющихся за свободу в этом регионе. В сравнении с такими государствами, как Болгария, Румыния и Чехословакия, Польша создавала уникальную возможность сопротивления режиму. Это не значит, что в остальных странах мы тоже не искали возможностей, чтобы как открыто, так и тайно ослаблять влияние Москвы».

Эмбарго США на строительство СССР газопровода было оценено в Европе как объявление экономической войны Советскому Союзу. Однако Западная Европа и дальше намеревалась торговать с Кремлем. Президент Рейган настаивал, чтобы США заняли решительную позицию, склоняющую европейские страны-союзники к отсечению Москвы от новых технологий добычи газа и нефти. Американцы предложили в свете текущих событий введение в Координационный комитет по экспортному контролю (КОКОМ) трех изменений. КОКОМ был создан в 1949 году для объединения взглядов Запада на торговлю технологиями с соцлагерем.

Во-первых, США хотели еще сильнее подчеркнуть запрет на продажу стратегических технологий СССР, включая новейшие компьютеры и электронное оборудование, полупроводники и технологию металлургических процессов. Кроме того, они хотели ограничить строительство западных промышленных предприятий на территории советского блока.

Во-вторых, США предложили, чтобы все контракты с советским блоком на сумму 100 млн долл. или более автоматически представлялись для утверждения в КОКОМ с целью избежать возможной передачи секретных технологий. Это, по сути, давало бы Вашингтону право вето при всех европейских торговых договорах с Москвой.

Третье предложение составляла первая со времени возникновения КОКОМ попытка охватить запретом как можно большее количество технологий и товаров. США добивались создания специального закрытого списка товаров. Франция и Англия выразили согласие присоединиться к американским предложениям, но Западная Германия не выказывала какого-либо желания.

На встрече НАТО по вопросу о санкциях на строительство газопровода министры иностранных дел заняли срединную позицию. Они согласились с тем, что Европа будет участвовать в проекте строительства газопровода, однако, не нарушая американских санкций. Иными словами, расторгнутые контракты американцев не будут заключены и европейскими фирмами. Министры иностранных дел европейских стран предполагали, что администрация Рейгана в действительности не будет добиваться соблюдения этого соглашения и что это сомнительный успех, который останется лишь на бумаге и удовлетворит американцев. Но все получилось как раз наоборот.

США направили также усилия на достижение другой важной цели – затянуть кредитную петлю вокруг СССР. Западная Европа не только давала Москве большие ссуды, но в придачу делала это ниже рыночного курса. Проценты на субсидирование ссуд были для Кремля весьма низки. Французское правительство финансировало часть предприятия на строительство газопровода при опроцентовке 7,8%, или меньше половины того, что СССР заплатил бы при текущих рыночных курсах.

В целом можно констатировать, что рейгановская администрация не спровоцировала кризис советской системы, а лишь серьезно его усугубила.

ПРИЗНАКИ НАЧАЛА НОВОЙ ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ

Период неопределенности во взаимоотношениях России и Запада, когда стороны не видели друг в друге ни друзей, ни врагов, закончился. Кризис на Украине привел к тому, что стороны перешли красную черту и вступили в отношения, не смягченные двусмысленностью, характерной для последних лет после распада СССР и устранения идеологических «измов». В мае 2014 года Александр Вершбоу, заместитель генерального секретаря НАТО, заявил, что НАТО вынуждено начать рассматривать Россию «скорее неприятелем, чем партнером».

Президент США Барак Обама в своей речи на 70-й, юбилейной, сессии Генассамблеи ООН в отношении введенных Вашингтоном и его союзниками санкций заметил, что «это не желание вернуться к холодной войне». Вместе с тем многие политики и комментаторы в США считают, что новая холодная война, по сути, уже началась.

Прежде всего санкции, введенные США и их союзниками, направлены на ограничение и истощение ресурсов для развития России. Как и раньше, проводятся кампании по резкому уменьшению поступления валюты в Россию в результате поддержания низких цен на нефть, а также ограничения экспорта природного газа на Запад. Затягивается и кредитная петля вокруг России. Прекращено военно-техническое сотрудничество. Запрещен экспорт продукции двойного назначения и товаров, связанных с вооружениями. Фактически возобновлены правила КОКОМ, предусматривающие запрет на передачу технологий и товаров для стратегически важных отраслей российской экономики. Тем самым они добиваются ослабления экономического и военного могущества современной России и уменьшения ее политического влияния в мире как мировой державы.

Правовое регулирование санкций, введенных администрацией США, осуществляется на основании положений публичного закона США от 3 апреля 2014 года «О поддержке суверенитета, целостности, демократии и экономической стабильности на Украине». В его развитие приняты исполнительные распоряжения президента США о блокировании собственности лиц, способствующих ситуации на Украине.

В основе документов лежат «целевые» санкции в отношении любых физических и юридических лиц, внесенных Минфином по согласованию с Госдепом в перечень «Особо назначенных лиц» и «Идентификационный список секторальных санкций». Их реализация осуществляется посредством следующих основных механизмов: блокирование всех активов, находящихся под американской юрисдикцией; запрет на транзакции (через займы, кредитные гарантии и т.д.) и на любой вид деловой деятельности с указанными субъектами; запрет на въезд в США.

Американцы впервые применили так называемое секторальное распоряжение, которое специфицировало перечень секторов российской экономики: финансы, металлургия, энергетика, добыча полезных ископаемых, инжиниринг, оборонно-промышленный комплекс, в отношении предприятий которых могут быть использованы санкции. В специально разработанный Минфином «Идентификационный список секторальных санкций» вошли в основном банки и концерны ТЭК.

В марте 2015 года президент США продлил срок действия вышеуказанных санкций на один год. В Госдепе США при этом отметили, что вопрос о снятии санкций будет рассмотрен только после выполнения Минских соглашений по Украине. Вопрос о продлении европейских санкций будет решен на саммите Евросоюза 17–18 декабря 2015 года.

Важной особенностью нового этапа противостояния является то, что если эпицентр первой холодной войны находился в сердце Европы, то в настоящее время в результате экспансии НАТО в Восточной Европе он переместился на опасную близость к границам России. Сегодня США и НАТО укрепляются на этом ключевом форпосте, размещая там свои военные базы, в том числе и средства глобальной системы ПРО. Разразившийся украинский кризис явился катализатором по ускорению процесса возрождения противоборства между Западом и Россией. Нельзя не заметить, что действия, предпринимаемые странами – членами Североатлантического альянса, ведут к накоплению критической массы враждебности между НАТО и Россией. Это, видимо, как раз и проявилось в том числе в инциденте со сбитым российским бомбардировщиком Су-24 в Сирии истребителем F-16 турецких ВВС.

Почетный профессор Колумбийского университета Роберт Легвольд, модератор Валдайского форума, в статье «Как справиться с новой холодной войной» в журнале Foreign Affairs № 4 за 2014 год пишет: «Не стоит походя называть нынешнее противостояние России и Запада новой холодной войной. В конце концов нынешний кризис едва ли сопоставим по глубине и масштабу с тем, что определял систему международных отношений во второй половине XX века. Предположение, что Россия и Запад снова обречены на подобную конфронтацию, может побудить политиков избрать неверную и даже опасную стратегию. Использование ярлыка – серьезное дело.

Вместе с тем важно называть вещи своими именами, и крах отношений между Западом и Россией действительно заслуживает того, чтобы именовать его новой холодной войной. Жестокая реальность в том, что независимо от исхода кризиса на Украине связи не вернутся в нормальное деловое русло, как это было после войны 2008 года между Россией и Грузией».

Источник: nvo.ng.ru
Joomla Templates and Joomla Extensions by ZooTemplate.Com


НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2019 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 1527 гостей онлайн