(2 голоса, среднее 5.00 из 5)

Леонид Светличный и «Щ-204»
Сергей Белкин

Я расскажу вам о своем дяде – Леониде Светличном. И о его подводной лодке.

На фото: Леонид и Ксения Светличные, 1939 г., Севастополь

Леонид Степанович Светличный (1913 - 1941) был мужем тети Ксении – младшей сестры моей матери. Ксения родилась в 1917 году в Мариуполе, где с конца XVII века проживали мои предки Христофоровы, переселенные в 1777 году из Крыма в ходе знаменитой «спецоперации» Екатерины Великой по «спасению христианского населения Крыма».
Ксения родилась в большой семье, до нее у Павла Константиновича и Любови Ивановны Христофоровых уже было шестеро детей: Василий, Елена, Леонид, Валентин, Виталий и Людмила – моя мать. О судьбе каждого из них я уже писал и напишу еще. А сейчас – о тете Ксении и ее муже. Перешагну в своем рассказе трагические годы Революции и Гражданской войны, в ходе которых семья осталась без отца  – моего деда Павла Константиновича, умершего от тифа в 1920,  и без старшего брата Василия, утопленного в колодце в 1918 или 1919. Пережив и войны, и голод, и эпидемии, и нищету, семья, все-таки, выжила. А когда старшая сестра Елена в 1928 году вышла замуж за красноармейца Жарова Николая Константиновича (дядя Коля), жить стало полегче. Дядя Коля взял на себя заботу обо всех. Подраставшие братья уезжали на учебу – в Харьков, в Днепропетровск, а дядя Коля переезжал согласно назначениям из одного города в другой: три-четыре года в Днепропетровске, года три – в Шепетовке. За ним следовали теща и сестры его жены. В 1936 году дядю Колю перевели в Севастополь.
В Севастополе Ксении исполнилось 20 лет и, надо отметить, что она была хороша собой, отличаясь к тому же веселым характером. Вполне закономерно, что самый красивый молодой офицер Леонид Светличный полюбил самую красивую девушку Ксению. Они поженились. В 1938 году у них родился сын Валерий. Началась спокойная, счастливая жизнь семьи морского офицера-подводника.

***

А тем временем в Ленинграде на заводе №192 была заложена, потом перевезена и перезаложена на заводе №200 в Николаеве, там же достроена и в декабре 1935 года спущена на воду подводная лодка проекта “V-бис-2” («Минога»). Лодка под номером  «Щ-204» вступила в строй в составе Бригады подводных лодок Черноморского флота в 1936 году, а с 1939 – под командованием капитана-лейтенанта Ивана Михайловича Гриценко – вошла в состав Первой бригады подлодок ЧФ. Старший лейтенант Л.С.Светличный служил на этой лодке помощником капитана.
В начале войны лодка была в Севастополе. Севастополь подвергся яростной бомбардировке уже на рассвете 22 июня 1941 года.  На третий день войны лодка  вышла в первый боевой поход из Севастополя в район Синоп-Самсун для разведки  турецкого побережья: не исключалась возможность вступления Турции в войну, более того: ожидался проход через черноморские проливы главных сил итальянского флота. Экипаж с задачей справился скрытно и 7 июля прибыл в Феодосию, а через две недели вернулся в Севастополь.
В свой второй боевой поход лодка вышла утром 22.7.1941 из Севастополя  в район мыса Шаблер вблизи румыно-болгарского побережья. Утром 24.7.1941 прибыла на позицию, а 1.8.1941 по приказу командования перешла в район северо-восточнее Босфора, где на протяжении пяти дней производила разведку в районе мыса Зейтин-Бурну. 7 августа 1941 из-за неисправности кормовых горизонтальных рулей и зенитного перископа начала возвращение в базу, куда и прибыла на второй день.
Лодка простояла на ремонте до 22 октября 1941 года. Напомню, что в конце сентября немцы захватили Перекоп, в Крыму уже шли сухопутные бои. К середине ноября весь Крым – кроме Севастополя – был оккупирован. Лодка Щ-204 6 ноября была перебазирована из Севастополя в Поти, а потом – в Туапсе.
В свой третий боевой поход лодка вышла 22 ноября из Туапсе в направлении мыса Эмине – это между Варной и Бургасом. Боевым распоряжением лодке предписывалось 25.11.1941 в 5.00 занять позицию, на которой находиться до 19.00 8.12.1941, в Туапсе прибыть в 12.00 11.12.1941. Однако, лодка на связь не вышла, на базу не вернулась. О судьбе лодки и 42 членов экипажа долгие годы ничего не было известно. Надо сказать, что гибели лодки тогда, не смотря на войну, не ожидали. Считалось, что ни немцы, ни румыны на потопление лодок в то время не претендовали. Экипаж считался пропавшим без
вести.

***

В июне  1941 года дядя Коля – Николай Феоктистович Жаров, преподаватель зенитно-артиллерийской академии в Севастополе, – проводил занятия в летних военных лагерях в Каче, близ Севастополя. С ним там находилась вся его «большая семья»: теща, жена, две дочери, а также сестры жены – Людмила и Ксения с сыном Валерием. Когда началась война, дядю Колю срочно вызвали в Москву, где ему пришлось оставаться в распоряжении Генштаба вплоть до 1944 года. А всем остальным пришлось эвакуироваться в разные города России. Тетя Ксения – как жена моряка-подводника – была эвакуирована в Поти, где и встретила известие о невозвращении лодки Щ-204 с боевого задания.
О судьбе лодки и экипажа долгие годы не было известно ничего. Тетя Ксения вышла замуж – и снова за моряка: капитана второго ранга Попова Михаила Степановича, у них родилось двое детей, сын и дочь, мои двоюродные сестра и брат. Валеру – сына Леонида Светличного – дядя Миша усыновил. Валерий Попов тоже стал моряком,  капитаном. О судьбе Леонида и о нем самом вспоминали часто, бережно хранили его фотографии, но никаких известий никто из них так и не получил. Хотя, как выяснилось совсем недавно, ныне покойные тетя Ксения и Валерий могли бы еще при жизни узнать о судьбе и лодки и своего отца и мужа.

***

Болгарские рыбаки порой теряли свои сети, цеплявшиеся время от времени за что-то на дне вблизи мыса Святой Атанас, недалеко от селения Бяла. Когда в июне 1983 года за что-то намертво зацепились сети сейнера «Алка», решили позвать на помощь экспедиционное судно «Созопол», а затем, когда стало ясно, что сети цепляются за орудия лежащей  на грунте подводной лодки, пригласили и советское спасательное судно «СС-21». Было произведено 158 спусков в воду, судно было обследовано. Вот описание найденного.

«Корпус лодки находился на глубине 32 метра на ровном киле по курсу 90º с небольшим дифферентом на нос, погруженный в ил на 3,5 – 4,5 метра. В корпусе имелись обширные пробоины в районе второго отсека – длиной 4 метра, пятого отсека – длиной 2 метра, в районе седьмого отсека – длиной 5 метров. Отсутствовало кормовое орудие и 2 метра ограждения прочной рубки. Корпус и надстройка имели многочисленные осколочные и пулевые пробоины. Командирский перископ выдвинут на 1 метр, развернут на 15º и загнут назад. Носовое орудие с закрытой пробкой развернуто почти на 90` на правый борт. Волнорезные щиты торпедных аппаратов закрыты. Крышка шахты забора воздуха дизелями приоткрыта, верхний и нижний кормовой люк седьмого отсека открыт, рубочный люк закрыт. На борт "СС-21" были подняты: носовое орудие, у которого продолжало исправно действовать кинематика наводки, правый гребной винт, кран-балка, фрагмент латунного леера ограждения рубки, тифон, часть рубочного оборудования. Также было обнаружено большое количество документов (сигнально-наблюдательный журнал и др.), по которым было установлено, что это именно Щ-204. Часы в отсеке показывали 20.45. Последняя запись в навигационном журнале датирована 6.12.1941.»

Было произведено несколько возможных реконструкций происшедшего.

Первые предположения состояли в том, что, за неделю до гибели Щ-204 произвела торпедную атаку со стрельбой из кормовых аппаратов по конвою, шедшему  в северном направлении в Бургас, в составе болгарского транспорта "Царь Фердинанд" и румынского транспорта "Carpati". По зарубежным данным торпеды прошли вблизи болгарского транспорта "Царь Фердинанд", а по данным обследования корпуса лодки в кормовых аппаратах торпеды отсутствуют. Возможно, этими выстрелами был выявлен факт нахождения лодки в водах, к ее поиску была подключена авиация и 6 декабря 1941 г. лодка была обнаружена и обстреляна болгарским или немецким самолетом, при этом вероятно было и попадание авиабомбы. Рассматривается также вариант подрыва лодки  на мине румынского заграждения S-18, выставленного заградителем "Dachia"  с последующим нанесением по корпусу затонувшей подлодки дополнительных разрушений глубинными или авиационными бомбами, сброшенными в центр масляного пятна.

А вот как реконструирует возможные события   Андрей Лазарев  (http://dive.azur.ru/index.php?menuid=87). Пересказываю с сокращениями.

6 декабря 1941 года, суббота. Была тихая, зимняя, пасмурная погода. На море штиль. Видимость не более 1 мили, низкая облачность. Командир подводной лодки Щ-204 капитан-лейтенант Иван Гриценко находится у себя в каюте в третьем отсеке. До момента начала возвращения в базу оставалось чуть менее двух суток… Лодка С-34, которую пришла сменять Щ-204, погибла. «Соседка» Щ-205 подорвалась на двух минах при всплытии. Командир принимает решение временно уйти из района боевого патрулирования и уводит лодку в море дальше от берега. На мостике выставлена вахта сигнальщиков. Переборки задраены, наблюдение за морем из ЦП ведется через перископ. Командир понимал, отправив радиограмму в базу, противник его обязательно запеленговал. Судьба сыграла злую шутку – эту роковую радиограмму в нашей базе не получили, зато противник запеленговал.
Экипажу гидросамолета Не-115 из состава 161 эскадрильи Королевских ВВС Болгарии была поставлена задача: в море в районе в 15 милях от болгарского селения Бяла в районе мыса Свети-Атанас, под утро запеленгована работа радиостанции советской подводной лодки. По радиопеленгам определен район. Необходимо лодку обнаружить, атаковать и уничтожить. На море был штиль, низкая облачность. Ветер – северо-западный. Штурман – капитан Королевских ВВС Болгарии Тихомир Мушанов произвел расчет предполагаемого района поиска лодки, выработан боевой курс, определены бомбардировочные средства поражения: 2 х 100кг бомбы (SD100) на внешней подвеске под крылом, и 6 х 50кг бомб (SC50) в 2-х кассетах в бомбовом отсеке.
Гидросамолет Не-115 вывалился из низкой облачности неожиданно. Сигнальщики успели соскочить в шахту боевой рубки и закрыли верхний рубочный люк. Минуя боевую рубку, они скатились по вертикальному трапу в центральный пост, не успев закрыть нижний рубочный люк. В этот момент на корпусе лодки над третьим и седьмым отсеками взорвались бомбы с интервалом в долю секунды. Предположительно 100 кг (SD100). В третьем, втором и четвертом, шестом и седьмом отсеках люди погибли или получили сильную контузию. Лодка потеряла управление и самое главное возможность погружаться. Многие механизмы были сорваны с штатных мест и фундаментов. Именно о первом попадании бомбы в район третьего отсека говорит загнутый назад перископ и повернутое орудие. Его погнуло ударной волной от взрыва. Лодка начала набирать воду и тонуть, двигаясь по инерции. Самолет сделал второй заход и произвел серийное сбрасывание 3-х бомб калибром 50 кг (SC50). Атака производилась с левого борта. Одна из бомб попала в ограждение за прочной рубкой. Остальные взорвались вокруг лодки. Этим объясняется множество пробоин в легком корпусе и ограждении прочной рубки от осколков. После получения пробоины в районе 5-го отсека, лодка окончательно лишилась хода, быстро погрузилась и легла на дно. Летчики наблюдали агонию гибели подводной лодки. На поверхности появилось радужное маслянистое пятно. Был сделан третий заход на цель с контрольным бомбометанием (3 бомбы калибром 50 кг) и облет места потопления. Еще некоторое время Не-115 барражировал в районе потопления лодки Щ-204. На поверхности плавали обломки и все расширяющееся маслянистое пятно. На берег командир экипажа Не-115 сообщил координаты места потопления советской подводной лодки. Корабельные часы в ЦП продолжали отсчет времени уже в потусторонней жизни подводной лодки и ее экипажа. Они остановили свой ход в 20 час 45 мин. Работа часов продолжалась, так как ЦП был загерметизирован, поэтому и не был затоплен. По воспоминаниям водолазов, перед открытием люка в нем было просверлено несколько отверстий, и воздух пузырями выходил на поверхность около 7 часов. Оставшиеся в живых люди в 1, 2, 4 отсеках приняли жуткую смерть от удушья в темноте и холоде.

***

При осмотре лодки в июне 1983 года в  четвертом отсеке были обнаружены и подняты на поверхность останки семи подводников, один из них  –  помощник командира старший лейтенант Светличный Л.С.
Приказом командующего Краснознаменным Черноморским флотом точка гибели лодки объявлена памятным местом отдания воинских почестей.
Останки семи членов экипажа были торжественно похоронены в Севастополе на Мемориальном кладбище. На надгробии выбиты имена всех членов экипажа.

Об этом писали многие газеты, сейчас появилось немало сайтов в интернете, где рассказывается об этой лодке и ее экипаже. Например, тут: http://hurley.narod.ru/BOATS/sh204.htm.

 

Но мы - родственники - так ничего и не знали вплоть до самых последних лет, когда я наткнулся на историю лодки "Щ-204" в интернете. Вот так: еще жива была и жена Л.Светличного Ксения, и сын Валерий, ныне уже покойный  – но никто обо всем этом так и не узнал!

***

Полный список экипажа есть на сайте:http://www.deepstorm.ru/DeepStorm.files/memory/sh204.htm
Вот его фрагмент - трое первых:
1. Грищенко Иван Михайлович, 1903 г.р.  командир ПЛ  кап-лейт. чл. ВКПб
2. Мясковский Зуня Меерович,  1911 г.р.  военком ПЛ политрук, чл. ВКПб
3. Светличный Леонид Степанович,  1913 г.р.  пом.к-ра ПЛ ст.лейт. чл. ВКПб

...

Вечная память подводникам, погибшим при исполнении служебного долга перед Родиной!

Источник: belkin-sergey.livejournal.com
Joomla Templates and Joomla Extensions by ZooTemplate.Com