Среда, 29 Сентября, 2021
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

 

Вот как это описал в свое время Леонид Черняк на сайте «Открытые системы». Он рассказал о своих впечатлениях от бостонского музея: «Идя от метро мимо бывших складов, ныне превращенных в современнейшие лаборатории, и новых зданий авангардистской архитектуры, войдем в легендарное здание МТИ под большим куполом. Пройдем через холл имени Ванневара Буша, известного своей гипотетической машиной memex. Не меньшая заслуга этого, без всякого сомнения, великого человека в том, что за время пребывания на посту советника президента США по науке он сумел повлиять на взгляды боевого генерала Айка Эйзенхауэра, а заодно и членов Конгресса. Когда им пришло время решать, как ликвидировать отставание Соединенных Штатов от СССР в космической области и в образовании, они смогли найти решение, позитивные последствия которого ощущаются и поныне.

Пройдем и по легендарному главному коридору МТИ, сплошь увешанному студенческими объявлениями; сюда же выходят стеклянные стены лабораторий, где ведутся самые авангардные исследования. В этом вавилонском смешении студенческой вольницы с высокой наукой обнаруживается и простенько сделанная стенгазета, посвященная Норберту Винеру, который, оказывается, работал за соседней дверью».

В такой атмосфере в 1958 году было создано агентство по передовым исследовательским проектам Advanced Research Projects Agency (ARPA). Инициатором создания агентства был сам президент Эйзенхауэр, а целью — стимулирование и спонсирование научных исследований, но отнюдь не управление учеными. Поэтому, отдавая распоряжение о создании ARPA, Эйзенхауэр отверг любые попытки централизованного управления наукой.

Следует подчеркнуть, что само агентство было небольшим, что-то около 200 человек. Главной его функцией было управление огромным бюджетом, распределение средств между многочисленными университетами и лабораториями. А это значит, что ставка делалась на креативных людей с аналогом таких же идей.

Существует миф о том, что Интернет был создан разработчиками Министерства обороны. Это не совсем так.

Дуайт Эйзенхауэр, 34-й президент США, во время войны был верховным главнокомандующим экспедиционными войсками союзников в Западной Европе. Позже командовал оккупационными силами США в Германии, затем – Вооруженными силами НАТО. Этот бравый генерал позже оказался единственным из президентов США, стоявшим когда-либо на трибуне Мавзолея во время Парадов Победы в Москве.

Но несмотря на все это «железный Айк», вероятно, разделял мысль о том, что «война – слишком ответственное дело, чтобы доверять его генералам». Иначе с чего бы ему пришло в голову приглашать на должность первого директора ARPA некоего Нейла Макэлроя, человека, родившегося в семье школьных учителей, окончившего университет и начавшего работать в корпорации Procter & Gamble? Здесь он проделал путь от рекламного агента до главы компании. Макэлрой первым предложил теорию продвижения на рынке не конкретных моющих средств, а прежде всего брендов. Еще он отличился тем, что придумал сериалы для домохозяек, которые с тех пор стали называть «мыльными операми».

Но попробуем вдуматься, где мыло, а где Интернет.

Да что там агентство ARPA! Президент Эйзенхауэр предложил Макэлрою пост министра обороны на время, пока тот будет управлять разработкой новой коммуникации. Нейл согласился, оговорив, что затем обязательно вернется в Procter & Gamble.

Поощрение американским президентом научного свободомыслия привело к тому, что конкурс, организованный агентством ARPA, выиграла небольшая компания BBN, созданная в 1948 году в Массачусетском технологическом институте. Причем несмотря на свою малость, это была компания с заслугами. Вскоре после основания она участвовала в проектировании зала Генеральной Ассамблеи ООН, консультируя архитекторов по вопросам акустики. Но подлинным звездным часом компании стали именно работы в области сетевых коммуникаций.

Обычную канальную связь может представить себе каждый. В этом смысле кабельный телефон сравним с водопроводом: есть начальная и конечная точки, в которые нужно передать информацию или ту же воду.

Интернет же работает иначе. При так называемой пакетной связи информация разбивается на пакеты и доставляется от отправителя к получателю через множество путей и узлов, составляющих паутину (сеть). Нарушение какого-то узла или соединения между узлами не приводит к разрыву коммуникации, любой пакет тут же перенаправляется маршрутизатором по одному из иных маршрутов. Таким образом, соединение между двумя компьютерами проложено постоянно. При этом каждый из них может быть соединен с несколькими другими. А каждый другой – со следующими. Так возникает сеть с огромным количеством узлов.

В итоге сообщение, разбитое на пакеты, поступает к получателю и собирается в целостное послание. Такая пакетная связь как математическая теория появилась еще в конце 50-х годов. Тогда у разработчиков были опасения: не возникнут ли в сетях очереди, которые не будут рассасываться? Можно ли при этом гарантировать время доставки пакетов? Не пойдет ли пакет по кругу, то есть не «зациклится» ли он?

На осмысление ушло 10 лет, пока не пришел некий Лоуренс Робертс, который по гранту ARPA два года разрабатывал проект первой экспериментальной сети. Она-то и стала прототипом Интернета. Затем наступило время того самого конкурса, который выиграла BBN. Кстати, в соревновании участвовала и знаменитая IBM, но проиграла, предложив проект сети с пятиуровневым административным управлением. То есть планировалось создать пять уровней администрирования. Сеть получалась негибкой, слишком зависимой от управляющих решений.

А в проекте BBN почти все технические разработки координировал один человек.

...Исследователи до сих пор спорят о том, кто же стал «отцом» Интернета и когда точно появилась Сеть. При всех разногласиях, порой бессмысленных, эксперты признают, что автор концепции «Галактической сети» (Galactic Network) Джон Ликлайдер был первым человеком, выдвинувшим идею информационной связи, охватывающей Землю.

Вкладывать в людей, а не в структуры

Фактически Ликлайдер предвидел создание глобальной сети взаимосвязанных компьютеров, с помощью которой можно быстро получить доступ к данным и программам, расположенным на любом из них. По духу концепция, выдвинутая им в 60-е годы, очень близка к современному состоянию Интернета.

Эту работу высоко оценили специалисты, и Джон Ликлайдер был приглашен в ARPA, где он проявил себя как блестящий организатор. Именно он предложил вкладывать средства ARPA в людей, а не в структуры, отдавая предпочтение специалистам из университетов и образуя центры средоточия интеллектуального потенциала. Так, в 1963 году он привлек к участию в проекте Леонарда Клейнрока, опубликовавшего первую статью по теории пакетной коммуникации. Он также пригласил на работу и Лоуренса Робертса, который впоследствии создал первую локальную компьютерную сеть.

Таким образом, 2 сентября 1969 года Леонард Клейнрок из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе с двумя аспирантами Винтом Серфом и Стивом Крокером впервые соединили пятиметровым кабелем компьютер с маршрутизатором. А первая настоящая пакетная связь с помощью маршрутизаторов между городами состоялась тремя месяцами позже. Сам Клейнрок признавал, что днем рождения Интернета можно назначить любой день со 2 сентября до конца ноября 1969 года.

Как подытожил в российской сетевой газете «Компьютер-Центр» Александр Сергеев, «это было поистине героическое время, когда самая простая идея могла воплотиться в проект мирового значения».

Так совершенно неожиданно в конце 1971 года появилось новшество, навсегда вошедшее в обиход интернетчиков. В то время большинство компьютеров были многопользовательскими, и на многих уже существовала система передачи сообщений от одного пользователя к другому. А в сети ARPANET имелась программа для пересылки файлов между компьютерами.

Обнаружив это, Рей Томилсон, работавший в компании BBN, просто объединил компьютеры вместе, и получился прообраз современной электронной почты. Для записи адресов он использовал символ @ (at), чтобы отделять имя адресата (кому) от имени компьютера (куда). Впоследствии знак @ стал неформальным символом Интернета.


НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2021 belkin.tmweb.ru. Все права защищены.
Сейчас 7490 гостей онлайн