Вторник, 21 Сентября, 2021
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

 

Астрологи и маги подтверждали, настал благоприятный момент для какого-то важного поворота, а Гессу суждена важная историческая миссия. Он уговорил Гитлера – британским жестам доброй воли можно верить. Это соответствовало убеждениям самих Гитлера и Гесса, что двум «братским» народам воевать не из-за чего, надо держаться вместе. Да и в любом случае договориться с Англией было не лишне – наступая на Россию, быть спокойными за свои тылы. Миссия была строго секретной. Участие в ней Гитлера вообще скрыли, представили как личную инициативу Гесса. В Первую мировую он служил пилотом, вылетел на истребителе. В шотландском имении Гамильтона была специально оборудована посадочная полоса, чтобы принять единственный самолет. Но Гесс не заметил ее. Покружился, израсходовал горючее, выпрыгнул с парашютом и был задержан патрулями местной самообороны.

Через некоторое время к нему прислали чиновника министерства иностранных дел, и гость изложил привезенные условия мира: Англия должна выступить на стороне Гитлера в войне с СССР, вернуть Германии ее бывшие колонии. За это немцы прекращают боевые действия против британцев, сохраняют в неприкосновенности их колониальную империю. Его слушали, кивали. Заверили, что Англия не отказывается от обещания подписать мир – как только начнется война с русскими, сразу выполнит. Но записи беседы с Гессом подредактировали и… переправили в Москву.

Между тем, о сенсационном перелете заместителя фюрера раструбили британские газеты и радио. Гитлер понял – если тайна не соблюдается, значит, немцев надули. Он отрекся от миссии, велел министру пропаганды Геббельсу публично объявить, будто Гесс повредился в уме. Однако и расчеты Черчилля не оправдались. Подразумевалось – Сталин убедится, что немцы его враги. Начнет наводить мосты с Англией, примется готовить свою армию. Но именно эти факты можно подсунуть в обратном направлении, Гитлеру!

А на самом-то деле советские спецслужбы имели в Англии великолепную агентуру, в том числе в британской разведке! От Черчилля Сталин получил протоколы предложений Гесса, но попутно получил и донесения, что перелет и переговоры состоялись по приглашениям самих  англичан. Таким образом, провокация послужила лишним доказательством двурушничества Лондона, усилила недоверие Сталина к информации, поступающей из-за рубежа. Требовалось держать ухо востро, чтобы не попасться в ловушку…  Но предложения о личной встрече с Гитлером немцы спускали на тормозах. А наращивание германских группировок у советских границ становилось все более очевидным. К штабам танковых соединений начали прибывать танки. Не отреагировать на это было уже нельзя. Советские войска располагались несколькими эшелонами, в приграничных районах их было явно недостаточно. В конце мая из внутренних областей началось выдвижение 28 дивизий, четырех армейских управлений. Задачи им ставились сугубо оборонительные, а сами перевозки намечалось вести постепенно, по мирному графику работы железных дорог – чтобы не нагнетать атмосферу, не вызвать дипломатических обострений. В результате эти соединения не успели даже разместиться в новых местах, освоиться с новыми для себя районами. Многие части не успели и сдвинуться с прежних баз. Только готовились к переездам, собирали имущество.

14 июня нарком обороны Тимошенко и начальник генштаба Жуков представили Сталину крайне тревожный доклад. Напрашивался вывод – надо немедленно приводить войска в боевую готовность, иначе можно опоздать. Сталин ответил: «Вы предлагаете провести в стране мобилизацию, поднять сейчас все войска… Вы понимаете, что это означает войну?» Он сослался на печальный опыт царской России, на Первую мировую. Николай II попытался предотвратить войну демонстрацией силы, объявил мобилизацию. А Германия придралась к факту мобилизации и открыла боевые действия.

Сталин опять не последовал примеру царя. С мобилизацией решил обождать. Вместо нее был придуман, как представлялось, тонкий дипломатический и психологический ход. Последовало заявление ТАСС: «В иностранной прессе муссируются слухи о близости войны между СССР и Германией. Несмотря на очевидную бессмысленность этих слухов, ответственные круги в Москве все же сочли необходимым заявить, что эти слухи являются неуклюжей пропагандой враждебных СССР и Германии сил, заинтересованных в дальнейшем расширении и развязывании войны». Советский Союз демонстрировал свою верность договорам, хотел вызвать ответные заявления со стороны Германии. На столь откровенный жест немцы должны будут хоть как-нибудь отреагировать! Тут-то и приоткроются настроения… Нет, они не отреагировали. Никак. Промолчали.

А молчание само по себе служило крайне нехорошим признаком.  Становилось очевидным – воевать придется. Впрочем, мобилизация еще не объявлялась. Но дивизиям, выдвигаемым к границе, поступили команды – ускорить перебазирование.  19 июня, последовали распоряжения наркома обороны – с 21 июня вывести управления округов на полевые командные пункты, замаскировать аэродромы и другие важные объекты, рассредоточить авиацию, перекрасить машины и танки в защитный цвет. Увы, эти распоряжения запоздали. Выполнить почти ничего не успели. И уж тем более поздно, 22 июня в 0 часов 30 минут в западные округа полетела директива: “В течение 22 – 23 июня 1941 г. возможно внезапное нападение немцев…» Хотя даже в этой директиве указывалось: «Задача наших войск – не поддаваться ни на какие провокационные действия».

В Кремле и в командовании Красной армии надеялись, что войны еще удастся избежать. Правда, наши разведчики сообщали о сроках нападения, но таких сроков называлось уже несколько! Докладывали, что война начнется в апреле. Потом – 15 мая. Потом в конце мая. Сохранялась вероятность, что срок 22 июня тоже не подтвердится. А кроме того, самые ценные и надежные агенты в Берлине, группа Харнака и Шульце-Бойзена, работавшая в центральных учреждениях Рейха и имевшая доступ к самой секретной информации, докладывала, что войне будет предшествовать ультиматум.Гитлер потребует от России выступить против Англии. Сталин ждал сперва ультиматума. Так или иначе, это открывало возможности для переговоров… Хотя никаких вариантов с предъявлением ультиматума в верхушке Рейха даже не рассматривались. Очевидно, разведчики передали непроверенные слухи или еще одну дезинформацию, запущенную нацистами. Гитлеру вообще не требовались предлоги для войны. Вторжение давно было предрешено и началось без всяких предлогов. Без объявления войны.

В послевоенные годы по политическим и пропагандистским причинам было внедрено представление о единоборстве Советского Союза и Германии. Точнее, даже не единоборстве – ведь против Германии действовала антигитлеровская коалиция. Прочие европейские страны и народы изображались жертвами Гитлера, чуть ли не сплошь антифашистами. Однако реальная картина столкновения была совершенно иной. Отнюдь не «один на один». И не коалиция на одну Германию. Гитлер сплотил под своей властью и повел на Россию почти всю Европу!

Вместе с немцами двинулись две румынских, две финских, венгерская, итальянская армии. У Словакии и Хорватии возможности были поменьше, но и они отправили на фронт по две-три дивизии. Из союзников Гитлера только болгарское правительство учло чрезвычайные симпатии своего народа к нашей стране. Болгарские войска на восток не посылали, войну Советскому Союзу не объявляли. Зато болгарский царь Борис III не отказался послать свою армию для оккупации Югославии и Греции. А это давало возможность высвободить германские части для действий в России.

Впрочем, когда мы говорим о германских частях – в германской форме, с германским вооружением, под германским командованием, следует сделать немаловажную поправку. Они состояли не только из немцев. Далеко не из одних немцев! Ряд стран и областей был непосредственно присоединен в состав Рейха – Австрия, Чехия, часть Польши, Эльзас и Лотарингия. Здешние жители или их предки до 1919 г. являлись подданными Германии или Австро-Венгрии, в Первую мировую служили в германской или австрийской армиях. Они получали право заполнить соответствующие анкеты и как бы возвращали германское гражданство после 20-летнего перерыва. Но приобретали и обязанности – их призывали в армию.

В рядах вермахта и СС служили австрийцы. Служили отлично, по качеству ничем не уступали германским солдатам и офицерам. Служило и 500 тыс. поляков (в основном, из областей, ранее принадлежавших Германии) – Познани, Поморья, Силезии. Тоже служили хорошо. Нет ни одного упоминания о их ненадежности, склонности сдаваться в плен, переходах на сторону противника. В германскую армию призывали и чехов. Хотя чешское правительство оказалось менее откровенным, чем польское. Цифры своих солдат под знаменами со свастикой замалчивает. Но известно, что после войны в советском плену насчитали 70 тыс. чехов. Это не считая погибших на фронте, попавших в плен к западным союзникам или перекинувшихся бороться с фашистами.

Добросовестно призывались под ружье французы из Эльзаса и Лотарингии. Ну а как же! После разгрома они вдруг оказались в привилегированном положении, им предоставили возможность числить себя германскими гражданами. Ради этого можно было постараться! Но хозяева Европы предоставили возможность выслужиться и другим французам. Когда началась война с Россией, объявили набор добровольцев. Желающих оказалось сколько угодно! Из них создали легион (полк), направленный на восточный фронт. Позже началось формирование французской дивизии СС «Шарлемань». Причем выяснилось – можно было набрать гораздо больше солдат! Но самих немцев насторожил массовый наплыв добровольцев, они поставили ограничения.  Аналогичным образом в рядах вермахта и СС служило 15 тыс. норвежцев, 22 тыс. голландцев, 13 тыс. бельгийцев, 7,5 тыс. датчан, 3 тыс. граждан Люксембурга и Лихтенштейна. Три дивизии вермахта было укомплектовано добровольцами из хорватов (это не считая армии марионеточного Хорватского государства).

Испания считалась нейтральной, но Франко послал Гитлеру добровольческую Голубую дивизию, около 19 тыс. солдат (всего за время войны в германской армии служило 50 тыс. испанцев). Нейтральной заявляла себя и Швейцария, но в германской армии служило 1300 ее граждан. Нейтральная Швеция разрешила транзит немецких войск через свою территорию. С международными нормами нейтралитета это никак не согласовалось! Вдобавок, Швеция поставляла железную руду, на которой работала вся германская промышленность, сформировала несколько полков добровольцев в состав финской армии.

Но и те европейские обыватели, кому не довелось надеть военные мундиры, всеми силами помогали Гитлеру устанавливать «новый мировой порядок». Промышленные гиганты Чехии, Франции, Бельгии, Австрии выплескивали с конвейеров потоки первоклассного оружия, машин, боеприпасов. Здешние инженеры, техники, рабочие были прекрасными специалистами, выполняли свою работу четко и качественно. Саботажа и диверсий не отмечено нигде! Ни единого факта! Добросовестно трудились на Третий Рейх и норвежские рыбаки, датские животноводы, французские и голландские фермеры. Добросовестно трудился даже персонал парижских или варшавских увеселительных заведений, помогая оккупантам полноценно отдохнуть и восстановить силы, чтобы ринуться на новые подвиги.

С боеприпасами и техникой у немцев сложилось такое положение, которое не снилось ни в какие времена никакой армии. Фантастическое изобилие! Ничего не надо беречь, не надо экономить. Выпускай очередями магазин в белый свет и меняй новый! Засыпай неприятеля бомбами и снарядами – подвезут сколько угодно. Поломалась или подбита машина, танк, самолет – чепуха. Лишь бы уцелели танкисты и летчики, а из тыла уже везут новую технику, лучше прежней. Германская армия наращивала силу прямо в ходе войны. Переходила с винтовок на автоматы, на более мощные танки. На Россию двинулось не немецкое, а общеевропейское нашествие. «Двунадесять языков».

Источник: zavtra.ru
Joomla Templates and Joomla Extensions by ZooTemplate.Com


НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2021 belkin.tmweb.ru. Все права защищены.
Сейчас 1333 гостей онлайн