(1 голос, среднее 5.00 из 5)

Вернуть потерянную связь
Сергей Кургинян

Метафизическая война – неотменяемая обязанность живого духа

ЦРУ не может отвечать за разрушение СССР. За это могут отвечать только КГБ и КПСС. Данное утверждение есть следствие общего правила: вы всегда ответственны за все, что с вами происходит. Если вас обманули – то отвечает не обманщик, а вы. Если вас поработили – то же самое. Вы хотите поквитаться с поработителем? Станьте воином – то есть восстановите внутри себя смысл и ответственность. Как только вы сделаете этот первый шаг – вы встанете на путь метафизической войны. И победите – если не свернете в сторону и будете до конца идти по выбранному пути.

Метафизическая война – неотменяемая обязанность живого духа. Отказавшись от этой войны, ты теряешь связь с этим духом. И либо заключаешь союз с мертвым духом, либо оказываешься вне духа как такового.

Мертвый дух уничтожает душу. Порабощает ее, скукоживает, съедает. Человек превращается в гибрид беса и скота.

Иной, но ничуть не лучшей является судьба души, потерявшей связь с живым духом и не попавшей (с чего бы это?) под власть духа мертвого. Такая душа теряет ориентацию полностью. Она всеядна и пуглива, доверчива и обидчива. Она способна любовно прилепиться к чему угодно и столь же легко – пугливо и безвольно – сменить предмет обожания.

Лучше всего это описано в рассказе Чехова «Душечка». Рассказ-то этот, по большому счету, отнюдь не бытописательский, а феноменологический. Феноменологическое – это раскрывающее метафизическое в бытовом. Не пренебрегающее бытовым и не растворяющееся в нем, а сохраняющее безупречность бытового описания и способность приподымать это описание до высочайшей степени обобщения.

Впрочем, душу, оставшуюся без духа вообще, я обсужу чуть позже. Сейчас же – о духе живом, а значит, воительном.

Я живу на войне уже не одно десятилетие. Еще не было никакой перестройки... Еще болтали советские номенклатурщики о мирном сосуществовании, о разрядке, о прочих успокоительных глупостях. А я уже твердо знал, что идет война. И что мой долг –сражаться сообразно отпущенным мне возможностям и способностям. За что сражаться? Против кого?

«Какая-то в державе датской гниль», – говорит один из стражей замка Эльсинор, увидев призрак погибшего короля, отца героя пьесы Шекспира «Гамлет». Сам же герой, узнав о призраке, говорит: «Отцовский дух в доспехах… Дело скверно».

Призрак воина в доспехах, вызывающего тебя для сокровенного разговора – не с этого ли начинается тот путь, встав на который, ты идешь до конца? Но разве до того, как Дух в доспехах приходит к Гамлету, этот самый Гамлет пребывает в полном неведении? Он не видит окаменевшие лица придворных? Ему ни о чем не говорят наглые речи дяди, ставшего королем датским? Его не пугает поведение матери?

Допустим, что все эти частности не способны поколебать безмятежность принца-философа, приехавшего из Виттенбергского университета на похороны отца и торопящегося уехать обратно для продолжения философских занятий. Но неужели только в финале он осознает, что гнойник довольства и покоя, прорвавшись внутрь, может погубить все доброе и прекрасное? Неужели его не тошнит от гнилостности датской державы?

Кто ты такой, если не чувствуешь, как вспухают мерзкие гнойники на теле любимой Родины? Как нечто, драгоценное для тебя, вдруг начинает источать отвратительный гнойный запах?

В передаче «Суд времени» я решал две одинаково важные задачи.

Первая – доказать, что хула в адрес Советского Союза и Красного проекта носит невероятно лживый характер.

Вторая – показать подлинные лица хулителей. Содрать с них лощеные интеллигентские маски. Обнажить их подлинную вражеско-пропагандистскую сущность.

Люди убеждались в лживости того, что считали ранее неопровержимыми свидетельствами исторической порочности советского периода, да и всей нашей истории вообще. Люди возмущались, обнаруживая, что Сванидзе и Млечин – это не душки-историки, а пропагандистские волки. Но разве все это, явленное в ходе телепередач «Суд времени», было ранее тайной за семью печатями? Разве Сванидзе и Млечин не были теми, кто они есть, уже в разгар брежневского застоя? То есть тогда, когда они яростно бичевали не «сталинщину», а пороки буржуазного общества?

Если вы любите, то как вы можете не почувствовать угрозы любимому? Если вы живы, то как вы можете не уловить смрада и не восстать против источающего этот смрад мертвого духа? Если вы честны, то как можете не уловить лжи? Если вы умны, то как можете отказаться от постижения подлинной сути этого смрада и этой лжи?

Метафизическая война – это не что-то заоблачное и максималистское до предела. Это самоочищение, которое начинается с очень элементарных вещей. Таких, как требовательность и честность. Разворачивается подобное самоочищение в лоне политического и иного быта. И представляет собой процедуру, в которой бытовое, оставаясь бытовым, приобретает общий высокий смысл. Очень важно, чтобы оно при этом не теряло свою конкретную бытовую природу. В этом разница между феноменологизацией быта и его понятийным освоением. Ибо при понятийном освоении бытовая конкретность испаряется. А абстракция может стать жертвой чего угодно. Феноменологическая же трансформация самых что ни на есть бытовых вещей действительно может стать основой самостоятельного рефлексивного очищения.

Приведу простейший пример. Движение «Суть времени», которое я возглавляю, препятствует реализации чьих-то целей. Иначе может быть только в одном случае – если это движение неуловимо, как знаменитый ковбой Джо, который, как известно, неуловим потому, что никому не нужен. То, что движение «Суть времени» до невозможности бесит либералов, леваков, некие окосневшие донельзя оппозиционные силы, свидетельствует только об одном. Что наше движение не этот ковбой Джо.

Должны наши враги в этом случае атаковать движение «Суть времени»?

Они не просто должны, а обязаны это делать. Если они считают себя нашими врагами и исповедуют принцип «на войне как на войне», если они готовы брать на вооружение методы военной пропаганды, которая никогда не хлопочет особо по поводу истинности своих обвинений, то почему бы им не сказать, что и Кургинян, и все движение «Суть времени» – это кремлевский проект?


 

Коль скоро они воюют, то имеют право обвинять нас не просто в прокремлевскости, но даже в людоедстве. Ибо цель победы над противником оправдывает применяемые ради победы средства. Но мало заявить, что Кургинян и «Суть времени» являются проектом Кремля. Надо привести доказательства.

И вот приводится убийственное доказательство. Говорится: «Ведь Кургиняна выпускают на телевидение! Да еще как! Он является аж одним из телеведущих в программе «Суд времени», выходящей пять раз в неделю на «Пятом канале» федерального телевидения! Это неопровержимо доказывает, кем именно является Кургинян!».

Итак, Сергей Кургинян – это кремлевский проект, потому что он является одним из телеведущих программы «Суд времени», выходящей на «Пятом канале». Но телеведущим другой программы («Картина маслом»), выходящей на том же «Пятом канале», является Дмитрий Быков. И Дмитрий Быков, и Сергей Кургинян приглашены одним и тем же генеральным продюсером «Пятого канала» Натальей Никоновой.

Введя в оборот мем «кремлевский проект» (кто не знает, мем – это яркое образное клеймо), вожди информационной войны против Кургиняна запускают монстра. Кремлевский проект – это мем, который способен освобождаться от конкретного носителя, к которому он прикреплен. И, подобно гоголевскому Носу, гулять в отдельности от своего обладателя.

Нельзя прикрепить этот мем к Сергею Кургиняну, не прикрепив его к Дмитрию Быкову. А кто такой Дмитрий Быков? Сейчас пройдут белоленточные праймериз, и может оказаться, что Дмитрий Быков – это главный и общепризнанный вождь белоленточного движения. В любом случае это, как минимум, один из главных вождей.

Мем, который должен съесть Кургиняна, съедает Быкова. Потом Собчак. Если Кургинян – кремлевский проект, потому что ему дают телевидение, то кто такая Собчак? Ей тоже дают телевидение. Потом – Сванидзе и Млечина.

Но ведь и это еще не всё.

Что такое кремлевский проект? Что это такое с полноценно-обществоведческой точки зрения? Это констатация того, что позициями в обществе людей наделяет власть. Что люди не сами завоевывают позиции в силу тех или иных своих качеств – упорства, способностей, таланта, удачи и так далее. Все это обнуляется. Место каждого из людей определяется решением Кремля. Кремль больше благоволит – предоставляет больше возможностей. Меньше благоволит – предоставляет меньше возможностей.

Но ведь Зюганову Кремль явным образом предоставил больше возможностей, чем Кургиняну, Собчак, Быкову, Сванидзе и Млечину вместе взятым. Одно дело телеведущие – а другое дело руководитель крупной парламентской партии. Тут вам и деньги, и статус, и влияние, мало ли еще что. Значит, и Зюганов – это стопроцентный кремлевский проект. А кто не проект? Те, кто ни на телевидении, ни в политике, ни в бизнесе (Чубайс уж точно кремлевский проект, но и Касьянов, Каспаров, Немцов – тем более!). Все они не являются кремлевскими проектами только до тех пор, пока не появляются на телевидении и в других публичных местах. Как только появляются – сразу становятся кремлевскими проектами.

Обезумевший мем «кремлевский проект» начинает самым свирепым образом уничтожать жизнь как таковую. Ибо принятие единого подхода, продиктованного этим мемом, не может не уничтожить жизнь.

Итак, есть Кургинян плюс мем (первая фаза мемизации).

Есть деперсонализованный мем (мем, освобожденный от конкретного имени «Кургинян») – вторая фаза мемизации.

И есть подход, вытекающий из наличия этого деперсонализированого мема (третья фаза мемизации).

А еще есть неизбежность перехода от одной фазы к другой. Неизбежность логическая. А также психологическая и иная.

Допустить переход от первой фазы мемизации ко второй и третьей фазе вожди войны против Кургиняна не могут.

Отказаться от первой, собственно кургиняновской фазы мемизации они не хотят.

Остановить мемизацию на первой фазе они могут, только наплевав на логику, психологию и все остальное. То есть начав форсировано развивать слабоумие в собственной среде. А также в обществе в целом.

Но это же смердит, а не просто источает определенный идеологический запах. Ибо определенный идеологический запах может кому-то нравиться, а кому-то нет. А запах тлена может нравиться только разлагающимся трупам, а также стервятникам.

Ну, хорошо, стервятники правят бал и лакомятся мертвечиной, которой их угощают трупы. А остальные? Их от этого не тошнит? Они не понимают, чем это чревато для них самих, для их семей?

Они не понимают, что, не защитив от этого свое бытие, неизбежно превращаешься в обитателя мертвого царства. А защитить это бытие можно, только став воином. Ибо такая экспансия мертвого духа требует от духа живого предельной мобилизованности.

В заключение – о том, что такое жизнь души в отсутствие духа.

Сегодня вы боготворите Сталина, завтра вы проклинаете его. Сегодня вы боготворите Горбачева, а назавтра испытываете к нему глубочайшее отвращение. То же самое с Ельциным, Лебедем, Путиным и кем угодно еще. Сегодня вы оказываетесь под властью одного мема, завтра под властью другого. Потом в вас начинают с разных сторон вгрызаться разные мемы.

Отказавшись быть субъектом метафизической войны, вы не обретаете покой, а оказываетесь объектом этой войны. То есть жалким, подавленным, страдающим, терзаемым информационными мухами существом. Вы хотите спрятаться – но не можете. И тогда у вас возникает одно естественное желание – освободиться от души, которую раздирают эти самые миллионы не вами порожденных и не вами контролируемых терзаний.

Когда душа теряет связь с духом, она теряет и способность различать. Она влюбляется во что попало. И разочаровывается так же легко, как и влюбляется. Она шарахается из стороны в сторону под давлением разных манипуляторов и рано или поздно теряет доверие к чему угодно, ибо ей представляется, что кроме манипуляторов и манипуляций нет и не может быть ничего. Она становится жертвой и в качестве таковой способна лишь пугаться и прятаться, прятаться и пугаться. Но ее все равно настигают и подвергают очередным очарованиям и разочарованиям. То есть манипуляциям. В чем же выход? И есть ли в жизни что-то, кроме манипуляций? Есть ли альтернатива этим самым манипуляциям в информационную эпоху, эпоху всевластья мемов?

Порабощение мемами возможно только при отчуждении души от духа. Восстановление связи между духом и душой – вот альтернатива всевластию манипуляторов. Ибо манипуляторы не просто управляют вашим поведением, вашими мыслями и чаяниями, вашими прилеплениями и отлеплениями. Они еще и создают отчуждение духа от души как важнейшее условие успешности своих манипуляторских процедур. Подчеркиваю, они это отчуждение не просто используют, они его создают.

Жизненно необходимо вернуть потерянную связь, душу с духом соединить. То есть вернуть людям утерянную ими полноценную человечность. А также способность воевать:  где дух живой – там война. Добро пожаловать в мир духа, способного к воительству и победе!


Источник:
gazeta.eot.su
Joomla Templates and Joomla Extensions by ZooTemplate.Com