Четверг, 18 Октября, 2018
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

Вернуть потерянную связь
Сергей Кургинян

Метафизическая война – неотменяемая обязанность живого духа

ЦРУ не может отвечать за разрушение СССР. За это могут отвечать только КГБ и КПСС. Данное утверждение есть следствие общего правила: вы всегда ответственны за все, что с вами происходит. Если вас обманули – то отвечает не обманщик, а вы. Если вас поработили – то же самое. Вы хотите поквитаться с поработителем? Станьте воином – то есть восстановите внутри себя смысл и ответственность. Как только вы сделаете этот первый шаг – вы встанете на путь метафизической войны. И победите – если не свернете в сторону и будете до конца идти по выбранному пути.

Метафизическая война – неотменяемая обязанность живого духа. Отказавшись от этой войны, ты теряешь связь с этим духом. И либо заключаешь союз с мертвым духом, либо оказываешься вне духа как такового.

Мертвый дух уничтожает душу. Порабощает ее, скукоживает, съедает. Человек превращается в гибрид беса и скота.

Иной, но ничуть не лучшей является судьба души, потерявшей связь с живым духом и не попавшей (с чего бы это?) под власть духа мертвого. Такая душа теряет ориентацию полностью. Она всеядна и пуглива, доверчива и обидчива. Она способна любовно прилепиться к чему угодно и столь же легко – пугливо и безвольно – сменить предмет обожания.

Лучше всего это описано в рассказе Чехова «Душечка». Рассказ-то этот, по большому счету, отнюдь не бытописательский, а феноменологический. Феноменологическое – это раскрывающее метафизическое в бытовом. Не пренебрегающее бытовым и не растворяющееся в нем, а сохраняющее безупречность бытового описания и способность приподымать это описание до высочайшей степени обобщения.

Впрочем, душу, оставшуюся без духа вообще, я обсужу чуть позже. Сейчас же – о духе живом, а значит, воительном.

Я живу на войне уже не одно десятилетие. Еще не было никакой перестройки... Еще болтали советские номенклатурщики о мирном сосуществовании, о разрядке, о прочих успокоительных глупостях. А я уже твердо знал, что идет война. И что мой долг –сражаться сообразно отпущенным мне возможностям и способностям. За что сражаться? Против кого?

«Какая-то в державе датской гниль», – говорит один из стражей замка Эльсинор, увидев призрак погибшего короля, отца героя пьесы Шекспира «Гамлет». Сам же герой, узнав о призраке, говорит: «Отцовский дух в доспехах… Дело скверно».

Призрак воина в доспехах, вызывающего тебя для сокровенного разговора – не с этого ли начинается тот путь, встав на который, ты идешь до конца? Но разве до того, как Дух в доспехах приходит к Гамлету, этот самый Гамлет пребывает в полном неведении? Он не видит окаменевшие лица придворных? Ему ни о чем не говорят наглые речи дяди, ставшего королем датским? Его не пугает поведение матери?

Допустим, что все эти частности не способны поколебать безмятежность принца-философа, приехавшего из Виттенбергского университета на похороны отца и торопящегося уехать обратно для продолжения философских занятий. Но неужели только в финале он осознает, что гнойник довольства и покоя, прорвавшись внутрь, может погубить все доброе и прекрасное? Неужели его не тошнит от гнилостности датской державы?

Кто ты такой, если не чувствуешь, как вспухают мерзкие гнойники на теле любимой Родины? Как нечто, драгоценное для тебя, вдруг начинает источать отвратительный гнойный запах?

В передаче «Суд времени» я решал две одинаково важные задачи.

Первая – доказать, что хула в адрес Советского Союза и Красного проекта носит невероятно лживый характер.

Вторая – показать подлинные лица хулителей. Содрать с них лощеные интеллигентские маски. Обнажить их подлинную вражеско-пропагандистскую сущность.

Люди убеждались в лживости того, что считали ранее неопровержимыми свидетельствами исторической порочности советского периода, да и всей нашей истории вообще. Люди возмущались, обнаруживая, что Сванидзе и Млечин – это не душки-историки, а пропагандистские волки. Но разве все это, явленное в ходе телепередач «Суд времени», было ранее тайной за семью печатями? Разве Сванидзе и Млечин не были теми, кто они есть, уже в разгар брежневского застоя? То есть тогда, когда они яростно бичевали не «сталинщину», а пороки буржуазного общества?

Если вы любите, то как вы можете не почувствовать угрозы любимому? Если вы живы, то как вы можете не уловить смрада и не восстать против источающего этот смрад мертвого духа? Если вы честны, то как можете не уловить лжи? Если вы умны, то как можете отказаться от постижения подлинной сути этого смрада и этой лжи?

Метафизическая война – это не что-то заоблачное и максималистское до предела. Это самоочищение, которое начинается с очень элементарных вещей. Таких, как требовательность и честность. Разворачивается подобное самоочищение в лоне политического и иного быта. И представляет собой процедуру, в которой бытовое, оставаясь бытовым, приобретает общий высокий смысл. Очень важно, чтобы оно при этом не теряло свою конкретную бытовую природу. В этом разница между феноменологизацией быта и его понятийным освоением. Ибо при понятийном освоении бытовая конкретность испаряется. А абстракция может стать жертвой чего угодно. Феноменологическая же трансформация самых что ни на есть бытовых вещей действительно может стать основой самостоятельного рефлексивного очищения.

Приведу простейший пример. Движение «Суть времени», которое я возглавляю, препятствует реализации чьих-то целей. Иначе может быть только в одном случае – если это движение неуловимо, как знаменитый ковбой Джо, который, как известно, неуловим потому, что никому не нужен. То, что движение «Суть времени» до невозможности бесит либералов, леваков, некие окосневшие донельзя оппозиционные силы, свидетельствует только об одном. Что наше движение не этот ковбой Джо.

Должны наши враги в этом случае атаковать движение «Суть времени»?

Они не просто должны, а обязаны это делать. Если они считают себя нашими врагами и исповедуют принцип «на войне как на войне», если они готовы брать на вооружение методы военной пропаганды, которая никогда не хлопочет особо по поводу истинности своих обвинений, то почему бы им не сказать, что и Кургинян, и все движение «Суть времени» – это кремлевский проект?



НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2018 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 1016 гостей онлайн