Четверг, 18 Июля, 2019
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

 

В 2005/2006 году проявились две сериальные тенденции в России. Во-первых, упрощенчество. Эксперты указывают, что тогда не было ни новых образов, ни новых лиц, создатели эксплуатировали три испытанных жанра — любовный роман, боевик и мелодрама. Во-вторых, в угоду распространению сериалов телеэфир постепенно покидали политическая и социально-культурная аналитика, интерактивные программы, дебаты и злободневная сатира. Сериалы же, особенно рассказывающие о буднях правоохранительных органов, стали активно продвигать в массы государственные приоритеты.[5] Кандидат философских наук Виталий Куренной, однако, полагает, что порядок в царящем развлекательном хаосе способно навести не государство, а «консолидированный интерес экономической и политической элиты».[58]

В 2007 году оборот сериальной индустрии составил в России $400—600 млн.[12] К 2008/2009 году доля российских сериалов в эфире достигла 70—80 %.[11] По версии совладельца и генпродюсера «Леан-М» Тимура Вайнштейна, с 2004/2005 по 2007/2008 годы российский рынок сериалов рос на 20—25 % ежегодно. Первый замгендиректора телеканала «Россия» Александр Любимов, напротив, в любых цифрах сомневался. По его мнению, объёмов сериального рынка не знает никто:[12]

Не хочу оскорблять экспертов, но, скорее всего, это люди, которые больше заинтересованы в том, чтобы их процитировали на страницах вашего издания, чем в том, чтобы прояснить реальное положение дел. Его [объёма российского рынка телесериалов] не знает никто, никто не фиксирует, никаких нет на сериальном рынке ассоциаций, которые подводят объективные итоги за год.

— Александр Любимов, первый замгендиректора ТК «Россия». «Коммерсантъ», 3 октября 2008 года.

В 2008 году ёмкость сериального рынка оценивалась игроками в 3 тыс. часов, и в стремлении полностью покрыть потребности телеканалов продюсерские компании пошли на максимальное («до неприличия», по выражению продюсера Сергея Сельянова) снижение требований к сценариям, режиссуре и актёрскому мастерству.[9] В результате к сезону 2008/2009 года рынок оказался перегрет, игроки стали ожидать замедления роста, а «Видео Интернешнл» спрогнозировало в 2008 году падение темпов роста от 26 % в 2007 году до 8 % в 2012 году.[12]

Процесс

Процесс работы над сериалом идёт по одному из трёх основных бизнес-сценариев. Во-первых, сериал может создаваться по заказу телекомпании. Так работают, например, «Студия 2В» и «Киноконстанта». Во-вторых, для создания сериала продюсерская компания может нанимать производителей-подрядчиков. Так работают «Централ Партнершип» и «Профит». В-третьих, продюсерская компания может самостоятельно создать сериал, причём такие сериалы, как показывает практика, становятся наиболее рейтинговыми. По этому производственному сценарию работают «Леан-М», «Амедиа» и «Феникс-фильм».[12]

«Леан-М», например, начинает работу подготовкой индивидуального по цене, содержанию и качеству исполнения предложения для каждого телеканала, обсуждает его с телеканалом, а затем совместно с ним воплощает проект. Первый заместитель гендиректора телеканала «Россия» Александр Любимов указывает, что технология производства телесериала подразумевает совместную работу телеканала и компании-производителя: производитель создаёт продукт, а каналы поставляют данные об аудитории.[12] Основными действующими лицами в процессе создании современного российского сериала являются продюсер, сценарист, режиссёр, актёры и зритель.

Продюсер. По мнению продюсера Сергея Сельянова, процесс сериального производства стал в России продюсерским — не режиссёр несёт идею продюсеру, а продюсер под собственную идею ищет режиссёра.[9] При этом популярность сюжетов, по словам главы «Амедиа» Александра Акопова, хотя и подвержена моде, но «сюжеты актуальны всегда и все».[14] На практике дело оказывается не в количестве сюжетов, а в их содержании, качестве. Так, в работе телеканала «Россия» постоянно находятся 2—3 тысячи идей, из них оригинальными, по словам Александра Любимова, оказываются около 20.[12] Телеканал СТС ежегодно рассматривает около 300—500 сценариев сериалов всех жанров. Для сравнения, в Голливуд ежегодно поступает около 10 тыс. новых сериальных сценариев, причём до стадии прочитывания доходит лишь около тысячи.[50]

Сценарист. Активно работающие сценаристы, спрос на услуги которых во второй половине 2000-х годов стал со стороны телеканалов повысился, способны ежемесячно зарабатывать $2—7 тыс.[59] При этом процессы глобализации привели к тому, что сценарии для российского телевидения вполне могут писать и зарубежные авторы, чем уже пользуются российские продюсеры.[14]

Основной проблемой для сценаристов стали требуемые продюсерами сжатые сроки подготовки сценариев, что породило упрощенчество — продюсеры желают и получают более простые, более «серые», по выражению сценариста Михаила Угарова, тексты.[8] Для сравнения, в США, как рассказывает исполнительный продюсер СТС Константин Наумочкин, пилотные сценарии пишутся 2—3 месяца за круглым столом несколькими авторами, с обсуждением всех деталей. В России один автор пишет сценарии для 2—3 телепроектов, в дополнение подрабатывая редакторством, ведением блогов и написанием статей для СМИ.[50]

Другая проблема для сценариста — фактическое завершение своей работы над фильмом после сдачи готового сценария, в то время как, например, в США драматург контролирует идею вплоть до завершения съёмочного процесса, что и рождает детальную скрупулёзность, а как следствие — и достаточно высокое качество телесериала.[8]

Режиссёр. Современные режиссёры телесериалов профессиональны с точки зрения технологии создания фильма, но, по мнению продюсера Сергея Сельянова, им не хватает жизненного опыта.[9] Сериал, говорит Елена Гремина, больше похож на театр. Если в кино можно снимать эпизоды в любой последовательности, то в сериале так не происходит.[8] А в соответствии с американской моделью съёмки телесериал вообще может сниматься параллельно с эфиром.[9] Так, например, снималась «Бедная Настя».[6] Начиная со студенчества во ВГИКе, молодых режиссёров начинают привлекать к съёмкам сериалов, и соглашающиеся на это молодые люди становятся успешными профессионалами-технологами, однако уже не способны стать режиссёрами игрового художественного кино.[9]

Актёры. В отличие от кино, в телефильмах зритель ищет прежде всего привычные лица, конкретных знакомых актёров, поэтому в сериалы приглашают тех, кто уже стал известным и полюбившимся лицедеем. Однако в силу того, что в России нет разделения (и, соответственно, обучения) профессий кино- и телеактёра, многие исполнители ощущают неудовлетворённость от игры в телесериалах.[9] Чтобы предотвратить вызываемую потоковой съёмкой профессиональную выхолощенность и, в конечном итоге, творческую гибель, многие киноактёры либо сразу отказываются сниматься в телесериалах, либо находят в себе силы вовремя остановиться, как это сделал, например, исполнитель главной роли в телесериале «Глухарь» Максим Аверин:[60]

Можно было играть лет десять в сериалах, но мне уже это неинтересно.

— Максим Аверин, актёр. «Комсомольская правда — Ростов-на-Дону», 9 февраля 2011 года

Зритель. Аудитория каждого сериала конкретна, её можно описать и измерить. Как правило, каждый сериал ориентирован на социальную группу зрителей определённого пола, возраста, рода занятий, стиля жизни. Зритель должен легко — частично или более-менее полно — отождествлять себя с героями сериала, в свою очередь являющими собой типичного стереотипного зрителя, участника целевой аудитории.[4] Аудиторию, зрителя придумывают себе продюсер вместе с телеканалом. По опыту Александра Акопова, создание имиджа зрительской аудитории представляет собой творческий процесс, результат которого выражается одним словом — «попал» или «не попал». Например, «попал» СТС — сериалы «Светофор», «Папины дочки» и «Закрытая школа» стали не только высокорейтинговыми, но и вновь сформировали аудиторию канала.[14] В 2011 году СТС, по словам гендиректора телеканала Вячеслава Муругова, решил изменить профиль аудитории, но уже не спонтанно, а целенаправленно, вместо зрителей 6—54-летнего возраста сосредоточившись на более компактных возрастных границах 14—44 лет.[61]

 



НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2019 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 1426 гостей онлайн