Суббота, 27 Февраля, 2021
   
(2 голоса, среднее 5.00 из 5)

 


Микеланджело «Юный фавн». Фотография из личного архива

Я вижу из-за плеча Нины Михайловны, как склонилась над страницами своей книги леонардовская Мадонна и снова улыбнулся младенец на ее руках: «Мне кажется, что в критические моменты истории, что раньше, что теперь — из-за Украины и Крыма, — в нашем народе рождается небывалое единение, на все прочие мелочи мы закрываем глаза. Мы едины в беде. И вопрос о национальном самосознании, национальной идее — вот он, народ нашел на него ответ сам. Это наша земля, земля наших дедов, и мы ее не отдадим».

… 5 декабря 41-го года ей исполнилось 16 лет. А 10-го ее вызвали в ЦК ВЛКСМ. «Ты формируешь театрально-зрелищную бригаду и едешь с ней на фронт, — сказал секретарь. — Из Москвы эвакуировали все театры».

— И мы поехали, — утверждает Нина Михайловна. — Я нашла ребят, составила репертуар и «залитовала» его, то есть прошла цензуру. Чеховское «Предложение», «Медведь» — они у нас прошли под громовой хохот. Мы играли по три-четыре выступления в день. С ума сойти от повторения одних и тех же слов. Потом уже брала истории из жизни госпиталей, штабов, «подсматривала» за солдатами, нашими зрителями...

От места к месту они перемещались в открытом «ГАЗ-40», едва-едва утепленном какими-то одеялами. Нина сидела в шоферской кабине, рядом с водителем, на коленях — учебники по истории и математике за 9–10-й класс, над которыми она, бывало, засыпала между переездами.

Фронтовые гастроли длились подчас и неделю, и десять дней. И все это время семья не знала: жива ли? здорова?

Писали письма на Второй Белорусский фронт.

Ушанка. Полушубок. Ватные штаны. Видели бы свою внучку ее аристократические прабабушки, в нарядах с пышными кринолинами, как в корсеты, утянутые в тысячи дворянских условностей. Перед выступлением она наскоро переодевалась во взятые под расписку платья из депо театральных костюмов в саду «Эрмитаж».

Единственный главный приказ Нины самой себе был один: «До конца войны — никакой любви». 2256 выступлений за 3 с половиной года. Какая уж тут любовь, и в самом деле?!

После Парада Победы 24 июня 1945 года в Кремле был прием, в котором принимали участие атташе стран-союзников. Там же поляки вручали пять своих золотых крестов — высшие символы воинской славы страны, красоты неимоверной, их внешний вид не менялся с XVII века.

Вручали эти награды маршалу Рокоссовскому, Жукову, Коневу, лейтенанту Элию Белютину и старшему лейтенанту, «артистке» и, теперь уже можно это писать, разведчице Молевой.

Тогда она впервые увидела своего будущего мужа. Который в свои 16 лет вывел из окружения 400 красноармейцев, раненый, едва избежавший ампутации, рисовавший потом в госпитале только левой рукой, через боль, чтобы восстановить ее функции. Но в ту первую встречу в Кремле никакого впечатления, если честно, она на него не произвела.

И он на нее, кстати, тоже. «После награждения на меня накинулся Рокоссовский, который посчитал, что я на равных разговаривала с товарищем Сталиным, поздравлявшим награжденных. А моя война уже кончилась, я была свободным человеком...»

...Вертится, вертится калейдоскоп. Что должно — сбудется, как бы ни старались мы сами избежать приготовленного специально для нас чуда...

Второй раз они встретились уже в 49-м. Спустя четыре года. В Исторической библиотеке. Элий заканчивал аспирантуру, Нине оставалось еще учиться. «По-моему, я вас где-то видела?» — задумалась она. «И ваше лицо мне кажется почему-то знакомым». «А вы читали статью Сергея Образцова об условностях в искусстве?»

«Он и она. Оба окоченевшие, — написала она потом в одной из сотни своих книг. — В ходе разговора неожиданно обнаружилась общность взглядов и жизненной позиции... В густеющий сумрак пустынной аллеи вышли будущие супруги Белютины».

Они закончили этот разговор только 63 года спустя.

«Ре» — Rerum — «Материя»

История спрятанного на Никитском бульваре среди хлама фамильного сокровища хранилась в их семье, как елочная игрушка, бережно завернутая в тонкую папиросную бумагу памяти, спрятанная где-то в самом-самом ее уголке, в ожидании праздника, который, увы, так никогда и не настанет — красивая и несбыточная сказка. Неспособная превратиться в быль...

В этом доме много десятилетий жили совсем другие люди. Хлопали входными дверями работницы заводов и фабрик, сбегали по стертым мраморным ступенькам комсомолки и комсомольцы, гуляли с колясками ширококостные советские мадонны, работяги, вытягивающие из жен в день получки пару десяток, пережившие «хлебные карточки» и войну старухи с запавшими глазами. Целую пятикомнатную квартиру за стеной одна занимала Фотиева, секретарша Ленина.

Невозможно, немыслимо было представить в этом обычном доме... да Винчи.

Да и был ли он там еще? Как проверить?

Поездки художника Ивана Гринева во Францию — были ли и они?

Сама Франция, оставшаяся за «железным занавесом», тоже превратилась в сказку.

Отель «Друо» — Париж, Монпарнас, — в котором находился один из любимых дедом Гриневым аукционных залов, элегантный, ставший прообразом громких и шумных аукционов уже нашей эпохи.



Комментарии  

 
0 #1 ghost 23.02.2015 00:41
Согласно условиям передачи Путину, картины должны быть доступны для российского общества, а сама Нина Молева в интервью газетам подчеркивала, что достаточно просто прийти и поговорить с дежурными полицейскими внизу, которые ее теперь охраняют.

Пробовал сегодня попасть в этот музей. Полиция на месте, но вот только никаких картин и музеев, по их словам, по данному адресу нет (а сами они там получается, просто так дежурят, при пустых квартирах в продающемся доме, ибо сбоку висит вывеска о продажах). Зато на вопрос, "а где" полицейский сильно занервничал, аж выскочил из машины загородить грудью дверь.

Молева - миф или я ошибся адресом по телефонному справочнику? Кто захочет проверить, адрес такой: Никитский бульвар, дом 8, кв 27.

Ps. Взято из открытых источников, ни лично ни косвенно с ней не знаком, просто захотел, как художник, посмотреть на технику старых живописцев, еще не измененную реставрацией. Но видать, не судьба... что к ВВП попало, то...
 

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2021 belkin.tmweb.ru. Все права защищены.
Сейчас 1402 гостей онлайн