(1 голос, среднее 5.00 из 5)



Дмитрий Бадовский:
«Необходим договор о самоограничении элит»

Чем будет заниматься Дмитрий Бадовский* после ухода из администрации президента

Заместитель руководителя управления внутренней политики администрации президента Дмитрий Бадовский покидает свой пост, чтобы возглавить Институт социально-экономических и политических исследований (ИСЭПИ). В интервью «МН» он объяснил, почему покидает Старую площадь, какую эпоху в истории страны напоминает ему нынешнее время и в чем он видит главную опасность для России.

– Вы про­ра­бо­та­ли в ад­ми­ни­ст­ра­ции пре­зи­ден­та (АП) и пра­ви­тель­стве нем­но­гим боль­ше го­да и те­перь ухо­ди­те ру­ко­во­дить ИСЭ­ПИ. Это оз­на­ча­ет ап­па­рат­ное по­ра­же­ние, как пи­шут не­ко­то­рые СМИ, или это ва­ше лич­ное же­ла­ние уй­ти в «сво­бод­ное пла­ва­ние»?

– Ни то и ни дру­гое. Мой при­ход ле­том прош­ло­го го­да на ра­бо­ту в пра­ви­тель­ство, а за­тем и в ад­ми­ни­ст­ра­цию был свя­зан с вы­бо­ра­ми – пар­ла­ме­н­тски­ми и пре­зи­де­н­тски­ми. Те за­да­чи, ко­то­рые в этом смыс­ле пе­ре­до мной сто­я­ли, ре­ше­ны. Даль­ше я выст­ра­и­вал ра­бо­ту по экс­пе­рт­но-ана­ли­ти­чес­ко­му обес­пе­че­нию уп­рав­ле­ния внут­рен­ней по­ли­ти­ки. Мой пе­ре­ход в инс­ти­тут фак­ти­чес­ки свя­зан с про­дол­же­ни­ем этой ра­бо­ты. С не­об­хо­ди­мостью рас­ши­рить и вза­и­мо­дей­ствие с экс­пе­рт­ным со­об­ще­ст­вом, и ис­сле­до­ва­тельс­кие прог­рам­мы.

– То есть вы не при­дер­жи­ва­е­тесь ло­ги­ки пост­ро­е­ния чи­нов­ничь­ей карь­е­ры?

– Я в пер­вую оче­редь был и ос­та­юсь уче­ным и экс­пер­том. А вре­мя, про­ве­ден­ное на гос­служ­бе, воз­мож­ность луч­ше уви­деть и по­нять ме­ха­низ­мы влас­ти – это серь­ез­ный опыт, ко­то­рый в том чис­ле по­мо­жет выс­ка­зы­вать свое мне­ние и ре­ко­мен­да­ции дру­гих экс­пер­тов влас­ти. Кста­ти, моя пред­ше­ст­ву­ю­щая на­уч­ная ра­бо­та бы­ла пос­вя­ще­на ме­ха­низ­мам функ­ци­о­ни­ро­ва­ния элит, транс­фор­ма­ции со­ве­тс­кой эли­ты в пост­со­ве­тс­кую. Ду­маю, что в ско­ром вре­ме­ни я вер­нусь и к сво­им на­уч­ным изыс­ка­ни­ям, по­то­му что за пос­лед­ний год у ме­ня, ко­неч­но, бы­ла хо­ро­шая воз­мож­ность про­а­на­ли­зи­ро­вать и свои идеи в об­лас­ти те­о­рии элит то­же.

– Прав­да ли, что вы по­ки­ну­ли ад­ми­ни­ст­ра­цию в том чис­ле и по­то­му, что бы­ли не сог­лас­ны с жест­кой по­зи­ци­ей Крем­ля в от­но­ше­нии оп­по­зи­ции?

– В прин­ци­пе я уже ска­зал, что пе­ре­ход в инс­ти­тут – это про­дол­же­ние той ра­бо­ты, ко­то­рую я на­чал, ког­да при­шел в пра­ви­тель­ство. Это сле­ду­ю­щий этап. Я ос­та­юсь со­вет­ни­ком пер­во­го за­мес­ти­те­ля ру­ко­во­ди­те­ля ад­ми­ни­ст­ра­ции пре­зи­ден­та Вя­чес­ла­ва Во­ло­ди­на. ИСЭ­ПИ – од­на из опор­ных струк­тур ра­бо­ты пре­зи­де­н­тско­го «На­род­но­го фрон­та». В ад­ми­ни­ст­ра­ции ра­бо­та­ет боль­шое ко­ли­че­ст­во мо­их то­ва­ри­щей, и все ком­му­ни­ка­ции с АП сох­ра­ня­ют­ся.


* Справка: Дмитрий Владимирович Бадовский родился в 1973 году в Москве. В 1995 году он закончил философский факультет МГУ им. Ломоносова. В 1997 году защитил кандидатскую диссертацию по теме «Правящие элиты России: основные этапы становления и тенденции трансформации советской модели». В 1995–2006 годах – доцент философского факультета МГУ. С 2000 года – руководитель отдела специальных программ, затем заместитель директора НИИ социальных систем. В 2007 году указом президента включен в состав членов Общественной палаты. В январе 2012 года Бадовский получил пост замглавы управления внутренней политики администрации президента. В августе он стал руководителем фонда «Института социально-экономических и политических исследований», который был создан для разработки программы «Народного фронта» Владимира Путина. Программа, написанная под руководством сенатора Николая Федорова, так и не использовалась, а деятельность института была приостановлена.


 

– Хо­ро­шо, тог­да спро­шу о ва­шем лич­ном от­но­ше­нии к то­му, как власть ве­дет се­бя по от­но­ше­нию к оп­по­зи­ции.

– По­ли­ти­чес­кий про­цесс у нас се­год­ня действи­тель­но дос­та­точ­но жест­кий, но в том, что та­кая тен­ден­ция име­ет мес­то, да­ле­ко не всег­да пер­вую скрип­ку иг­ра­ет власть. Мое лич­ное мне­ние сос­то­ит в том, что влас­ти сле­ду­ет боль­ше вни­ма­ния уде­лять не тем или иным оп­по­зи­ци­он­ным фронт­ме­нам, но не­пос­ре­д­ствен­но­му и пря­мо­му ди­а­ло­гу с людь­ми – с те­ми са­ми­ми рас­сер­жен­ны­ми го­ро­жа­на­ми, нап­ри­мер. Нуж­но об­суж­дать их воп­ро­сы и ин­те­ре­сы, их со­ци­аль­ные и по­ли­ти­чес­кие зап­ро­сы.

– Ка­ки­ми имен­но проб­ле­ма­ми бу­дет за­ни­мать­ся Инс­ти­тут со­ци­аль­но-эко­но­ми­чес­ких и по­ли­ти­чес­ких ис­сле­до­ва­ний?

– По­ка я го­тов го­во­рить об этом толь­ко в об­щих чер­тах. Мы бу­дем мно­го за­ни­мать­ся сов­ре­мен­ной ка­че­ст­вен­ной со­ци­о­ло­ги­ей – сос­то­я­ние об­ще­ст­вен­но­го мне­ния и зап­ро­сы об­ще­ст­ва долж­ны быть в цент­ре вни­ма­ния и долж­ны быть луч­ше по­ня­ты го­су­да­р­ством. Здесь мы го­то­вы сот­руд­ни­чать аб­со­лют­но со все­ми на­ши­ми ве­ду­щи­ми со­ци­о­ло­ги­чес­ки­ми и ис­сле­до­ва­тельс­ки­ми цент­ра­ми.

Мы уже го­то­вим прог­рам­му боль­шо­го ис­сле­до­ва­ния по по­ли­ти­чес­ким наст­ро­е­ни­ям и со­ци­аль­но-по­ли­ти­чес­ким зап­ро­сам сред­не­го клас­са в ре­ги­о­нах, в боль­ших, сред­них и ма­лых го­ро­дах. Есть важ­ный про­ект ис­сле­до­ва­ния по по­тен­ци­а­лу со­ци­аль­ной нап­ря­жен­нос­ти. И в том, что ка­са­ет­ся этих ис­сле­до­ва­ний, да и в це­лом мы хо­тим в боль­шей сте­пе­ни за­дей­ство­вать по­тен­ци­ал ис­сле­до­ва­те­лей и экс­пер­тов из ре­ги­о­нов. Во­об­ще цель в том, что­бы инс­ти­тут смог сфор­ми­ро­вать серь­ез­ную гран­то­вую прог­рам­му для экс­пер­тов, ис­сле­до­ва­тельс­ких цент­ров.

Кро­ме то­го, бу­дет про­дол­же­на ана­ли­ти­чес­кая ра­бо­та в ин­те­ре­сах пла­ни­ро­ва­ния внут­рен­ней по­ли­ти­ки ад­ми­ни­ст­ра­ции пре­зи­ден­та. То же са­мое мо­гу ска­зать и в от­но­ше­нии сот­руд­ни­че­ст­ва с «Об­ще­рос­сийс­ким на­род­ным фрон­том». ИСЭ­ПИ на­чи­нал свою ра­бо­ту в ка­че­ст­ве экс­пе­рт­ной пло­щад­ки и ис­сле­до­ва­тельс­ко­го цент­ра ОНФ и бу­дет в этом ка­че­ст­ве ра­бо­тать и даль­ше.

– По­че­му в по­ве­ст­ке ИСЭ­ПИ фи­гу­ри­ру­ет «На­род­ный фронт»? Чест­но го­во­ря, у ме­ня бы­ло ощу­ще­ние, что на­доб­ность в нем пос­ле пре­зи­де­н­тских вы­бо­ров от­па­ла.

– Ес­ли вы ана­ли­зи­ру­е­те про­ис­хо­дя­щее, то ви­ди­те – Пу­тин обыч­но впол­не чет­ко и пря­мо обоз­на­ча­ет свои по­ли­ти­чес­кие при­о­ри­те­ты и пла­ны. И он с са­мо­го на­ча­ла, с мо­мен­та соз­да­ния «На­род­но­го фрон­та», впол­не отк­ры­то и яс­но го­во­рил, что ОНФ – это стра­те­ги­чес­кий про­ект, что роль ОНФ – это прост­ра­н­ство ди­а­ло­га и ши­ро­кой ко­а­ли­ции для це­ло­го ря­да по­ли­ти­чес­ких пар­тий, струк­тур граж­да­нс­ко­го об­ще­ст­ва, об­ще­ст­вен­ных ини­ци­а­тив. Кро­ме то­го, че­рез «фронт» долж­ны при­хо­дить в по­ли­ти­ку, во власть но­вые лю­ди, в том чис­ле лю­ди, ко­то­рые мно­гое хо­те­ли бы из­ме­нить. По­э­то­му ОНФ бу­дет пре­зи­де­н­тской по­ли­ти­чес­кой ко­а­ли­ци­ей и ста­нет ме­ха­низ­мом об­нов­ле­ния элит.

– Ка­ко­вы ис­точ­ни­ки фи­нан­си­ро­ва­ния инс­ти­ту­та? Со­би­ра­ет­ся ли он са­мос­то­я­тель­но за­ра­ба­ты­вать день­ги?

– ИСЭ­ПИ – это фонд, и он бу­дет ис­кать и прив­ле­кать сред­ства для фи­нан­си­ро­ва­ния ис­сле­до­ва­ний и гран­то­вых прог­рамм. Ка­кую-то часть ис­сле­до­ва­ний мо­жет за­ка­зы­вать и власть, но рас­счи­ты­вать толь­ко на это нель­зя. Во­об­ще я счи­таю, что мно­гое за­ви­сит, ко­неч­но, от то­го, как инс­ти­тут се­бя по­ка­жет, нас­коль­ко его ра­бо­та и ре­зуль­та­ты бу­дут ин­те­рес­ны. Прос­то хо­дить и про­сить де­нег не­ин­те­рес­но. Ес­ли же ты что-то де­ла­ешь важ­ное и со­дер­жа­тель­ное и в ре­зуль­та­те у биз­не­са или еще у ко­го-то по­яв­ля­ет­ся ин­те­рес и же­ла­ние твою ра­бо­ту под­дер­жать или ка­кие-то ис­сле­до­ва­ния за­ка­зать, то это пра­виль­ная ис­то­рия.

– Жур­на­ли­с­тско-экс­пе­рт­ное со­об­ще­ст­во лю­бит опе­ри­ро­вать ис­то­ри­чес­ки­ми ана­ло­ги­я­ми, нак­ла­ды­вая их на те­ку­щую об­ще­ст­вен­но-по­ли­ти­чес­кую проб­ле­ма­ти­ку. Се­год­ня вспо­ми­на­ют и 1915, и 1937 год. Нас­коль­ко, на ваш взгляд, умест­ны та­кие ана­ло­гии?

– Лю­бые ана­ло­гии всег­да дос­та­точ­но ус­лов­ны. Прав­да, они прос­той и иног­да не­бе­с­смыс­лен­ный спо­соб пог­ру­зить раз­го­вор о про­ис­хо­дя­щем в ка­кой-то кон­текст, что­бы уви­деть глав­ное. По­э­то­му ана­ло­гии где-то по­лез­ны, но толь­ко ес­ли мы это де­ла­ем для серь­ез­но­го раз­го­во­ра. Ес­ли так под­хо­дить к воп­ро­су и за­дать­ся целью най­ти па­рал­ле­ли с ка­ким-то пе­ри­о­дом в со­ве­тс­ком прош­лом, тог­да, на­вер­ное, я ско­рее срав­ню си­ту­а­цию с 1925–1926 го­да­ми. В этот мо­мент стра­на сто­я­ла пе­ред серь­ез­ным вы­бо­ром – как, за счет че­го, ка­ки­ми тем­па­ми и ме­то­да­ми раз­ви­вать­ся даль­ше, ка­ким об­ра­зом про­вес­ти мо­дер­ни­за­цию (ин­ду­ст­ри­а­ли­за­цию). И этот воп­рос выз­вал серь­ез­ные про­ти­во­ре­чия в пра­вя­щей эли­те и в стра­не в це­лом.

– Ка­ко­ва, на ваш взгляд, глав­ная опас­ность, с ко­то­рой мо­жет столк­нуть­ся стра­на и ли­дер Вла­ди­мир Пу­тин в бли­жай­шие нес­коль­ко лет?

– Ес­ли не го­во­рить сей­час о гло­баль­ных рис­ках ми­ро­вой по­ли­ти­ки и эко­но­ми­ки (а эти рис­ки су­ще­ст­вен­ны, кста­ти, и пос­то­ян­но рас­тут), то глав­ное – это то, что мы жи­вем се­год­ня в об­ще­ст­ве все­об­ще­го не­до­ве­рия. У нас воп­ре­ки предс­тав­ле­ни­ям весь­ма кон­ку­ре­нт­ное об­ще­ст­во. Но это не­га­тив­ная кон­ку­рен­ция. Раз­лич­ные со­ци­аль­ные груп­пы, «сос­ло­вия», «кор­по­ра­ции» всту­па­ют в борь­бу с го­су­да­р­ством и друг с дру­гом не за то, что­бы обес­пе­чить сво­бо­ду, ра­ве­н­ство воз­мож­нос­тей и спра­вед­ли­вость, а за то, что­бы иметь боль­ше при­ви­ле­гий и боль­шую до­лю в го­су­да­р­ствен­ном пе­ре­ра­сп­ре­де­ле­нии ре­сур­сов и рен­ты.

В об­ще­ст­ве ма­ло до­ве­рия, цен­но­ст­ных свя­зок, что­бы обес­пе­чи­вать вза­и­мо­по­ни­ма­ние и вза­и­мо­дей­ствие меж­ду раз­ны­ми со­ци­аль­ны­ми груп­па­ми, по­ко­ле­ни­я­ми, суб­куль­ту­ра­ми. Те же по­ко­лен­чес­кие раз­ры­вы в об­ще­ст­ве яв­но на­рас­та­ют и ста­но­вят­ся край­не прин­ци­пи­аль­ны­ми для стра­те­ги­чес­ко­го по­ли­ти­чес­ко­го пла­ни­ро­ва­ния.

На мой взгляд, это лиш­ний раз подт­ве­рж­да­ет, что для раз­ви­тия важ­ны не толь­ко и под­час да­же не столь­ко проб­ле­мы по­ли­ти­чес­кой ли­бе­ра­ли­за­ции, но со­ци­аль­ной те­ра­пии – «де­мо­не­ти­за­ции» цен­нос­тей, уст­ра­не­ния дисп­ро­пор­ций и не­ра­ве­н­ства «сос­лов­нос­ти» и «кор­по­ра­тив­нос­ти» со­ци­аль­ных ком­му­ни­ка­ций, вос­ста­нов­ле­ния со­ци­аль­ной ди­на­ми­ки и мо­биль­нос­ти, возв­ра­ще­ния в об­ще­ст­вен­ный до­го­вор прин­ци­пов до­ве­рия и со­ци­аль­ной со­ли­дар­нос­ти.

– Но раз­ве ос­нов­ная проб­ле­ма не в ка­че­ст­ва ди­а­ло­га, ко­то­рый ве­дет власть с об­ще­ст­вом?

– Мы очень час­то го­во­рим о ди­а­ло­ге меж­ду властью и об­ще­ст­вом, о том, что его не хва­та­ет или он не­эф­фек­ти­вен. Но се­год­ня еще важ­нее, что­бы был нор­маль­ный ди­а­лог и раз­го­вор внут­ри са­мо­го об­ще­ст­ва. Ес­ли все бу­дут толь­ко об­зы­вать­ся, вы­яс­нять, кто луч­ше, а кто не­дос­то­ин, ви­деть кру­гом вра­гов, или люм­пе­нов, или без­дель­ни­ков, или вы­яс­нять от­но­ше­ния с по­мощью так на­зы­ва­е­мых контркуль­тур­ных «жес­тов», то ни­че­го хо­ро­ше­го не по­лу­чит­ся.

Но ко­неч­но, что­бы пре­о­до­леть эти проб­ле­мы, ка­че­ст­во влас­ти, ка­че­ст­во го­су­да­р­ства – это клю­че­вая вещь. Я мно­го раз го­во­рил и пи­сал, что но­во­му об­ще­ст­вен­но­му до­го­во­ру в Рос­сии дол­жен пред­ше­ст­во­вать но­вый внут­ри­э­лит­ный до­го­вор. Я сей­час го­во­рю не толь­ко про пра­вя­щий класс в уз­ком смыс­ле, но про эли­ты в це­лом. Не­об­хо­ди­мо об­нов­ле­ние элит и но­вый внут­ри­э­лит­ный до­го­вор. И это дол­жен быть до­го­вор о са­мо­ог­ра­ни­че­нии элит.


 

– Чем, на ваш взгляд, объ­ек­тив­но выз­ва­на вол­на по­ли­ти­чес­ких про­тес­тов в Моск­ве? Это бунт иск­лю­чи­тель­но так на­зы­ва­е­мо­го кре­а­тив­но­го клас­са или на­ча­ло гло­баль­ных про­тес­тов, ко­то­рые в ско­ром вре­ме­ни рас­те­кут­ся по всей стра­не?

– Я счи­таю, что то, как раз­ви­ва­ют­ся у нас по­ли­ти­чес­кие про­цес­сы, – это от­ра­же­ние глав­ной проб­ле­мы. Се­год­ня цент­раль­ной те­мой по­ли­ти­ки стал воп­рос о том, кто и чем дол­жен «зап­ла­тить за бу­ду­щее», то есть воп­рос о це­не даль­ней­ше­го раз­ви­тия стра­ны. За счет че­го и за чей счет бу­дет ид­ти раз­ви­тие стра­ны даль­ше? Ус­лов­но за счет кор­руп­ци­о­не­ров или за счет пен­си­о­не­ров? За счет ра­бо­че­го клас­са или за счет кре­а­тив­но­го клас­са? И так да­лее. Речь не бук­валь­но и не толь­ко о день­гах и уров­не жиз­ни, но и об ин­те­ре­сах, ожи­да­ни­ях, при­выч­ках, пра­ви­лах иг­ры, ам­би­ци­ях и мно­гом дру­гом. И де­ло, собствен­но, толь­ко в том, что­бы «вы­иг­ры­ши», «про­иг­ры­ши», из­де­рж­ки бы­ли отк­ры­то подс­чи­та­ны и за­фик­си­ро­ва­ны, а за­тем сог­ла­со­ва­ны всей стра­ной по­ли­ти­чес­ки.

По­ли­ти­чес­кие про­цес­сы не мо­гут раз­ви­вать­ся по прин­ци­пу «по­бе­ди­тель по­лу­ча­ет все». Од­на­ко пе­ре­ход к иг­ре с не­ну­ле­вой сум­мой в по­ли­ти­ке, эко­но­ми­ке и со­ци­аль­ном раз­ви­тии мо­жет быть все же га­ран­ти­ро­ван толь­ко го­су­да­р­ством, толь­ко эф­фек­тив­ной властью, на­де­лен­ной ман­да­том об­ще­ст­ва на та­кой ар­бит­раж ин­те­ре­сов.

В свою оче­редь, это зна­чит, что дол­жен быть обес­пе­чен бо­лее вы­со­кий уро­вень до­ве­рия к вы­бо­рам и де­я­тель­нос­ти по­ли­ти­чес­ких инс­ти­ту­тов в це­лом. Имен­но по­ли­ти­чес­кая сис­те­ма долж­на быть тем са­мым мес­том для дис­кус­сий. В про­тив­ном слу­чае та­ким мес­том бу­дет толь­ко улич­ная по­ли­ти­ка и ин­тер­нет. Но пер­вое опас­но, а вто­рое да­ле­ко не всег­да эф­фек­тив­но для сог­ла­со­ва­ния ин­те­ре­сов.

Ос­нов­ным стра­те­ги­чес­ким со­дер­жа­ни­ем по­ли­ти­чес­ких дис­кус­сий ста­но­вит­ся воп­рос о тем­пах и сро­ках лю­бых из­ме­не­ний: что не­об­хо­ди­мо уже се­год­ня, что завт­ра, а что ста­нет воз­мож­ным толь­ко че­рез нес­коль­ко лет. На­ко­нец, не­об­хо­ди­мо до­го­ва­ри­вать­ся и о том, что имен­но мож­но улуч­шать и ви­до­из­ме­нять, а ка­кие ре­зуль­та­ты, дос­тиг­ну­тые за пос­лед­ние де­ся­ти­ле­тия в раз­ви­тии стра­ны, и ка­кие соз­дан­ные инс­ти­ту­ты не мо­гут и не бу­дут под­ле­жать ни­ка­кой ре­ви­зии.

Ес­ли с по­доб­ны­ми прин­ци­па­ми не выс­ту­пит власть, то раз­ви­тие бу­дет край­не зат­руд­не­но. Но ес­ли с та­ки­ми прин­ци­па­ми не сог­ла­сит­ся оп­по­зи­ция, то раз­ви­тие во­об­ще вряд ли бу­дет воз­мож­но.

– Счи­та­е­те ли вы «де­мок­ра­тию» ми­фом? Ка­ко­вы для вас объ­ек­тив­ные и действи­тель­но важ­ные сос­тав­ля­ю­щие это­го тер­ми­на? На­де­юсь, вы не бу­де­те спо­рить с тем, что сво­бо­да луч­ше, чем нес­во­бо­да…

– Мно­гие по­ли­ти­чес­кие фи­ло­со­фы го­во­ри­ли, что сре­ди обыч­ных че­ло­ве­чес­ких при­тя­за­ний во гла­ве уг­ла сто­ят два: во-пер­вых, на за­щи­ту от на­си­лия, а во-вто­рых, на зна­чи­мость (и ува­же­ние) сво­их прав и ин­те­ре­сов. По­ли­ти­чес­кая эво­лю­ция по­ка­за­ла, что эти при­тя­за­ния удов­лет­во­ря­ет вна­ча­ле пра­во­вое го­су­да­р­ство, а за­тем – де­мок­ра­тия.

Се­год­ня в восп­ри­я­тии де­мок­ра­тии и де­мок­ра­ти­чес­ких цен­нос­тей рос­сийс­ким об­ще­ст­вом в пер­вую оче­редь вост­ре­бо­ва­ны уже не пот­ре­би­тельс­кие цен­нос­ти де­мок­ра­тии (воп­ро­сы со­от­но­ше­ния де­мок­ра­тии и бла­го­сос­то­я­ния, быв­шие столь ак­ту­аль­ны­ми в 90-е и в пер­вой по­ло­ви­не ну­ле­вых). И еще не в пол­ной ме­ре про­це­дур­ные цен­нос­ти де­мок­ра­тии, хо­тя их зна­чи­мость рас­тет (ре­а­ли­за­ция сво­бод, учас­тие в по­ли­ти­ке для всех). Но мас­со­во се­год­ня бо­лее все­го ожи­да­е­мы та­кие цен­нос­ти, как за­кон­ность (пра­во­по­ря­док) и спра­вед­ли­вость (соб­лю­де­ние прав).

Вряд ли кто-то бу­дет спо­рить, что сво­бо­да луч­ше, чем нес­во­бо­да. Но бе­зус­лов­но и то, что по­ря­док луч­ше, чем бес­по­ря­док. И се­год­ня в Рос­сии эти два за­яв­ле­ния по су­ти тож­де­ст­вен­ны.

Это оз­на­ча­ет, что глав­ная де­мок­ра­ти­чес­кая по­ли­ти­ка се­год­ня в Рос­сии сос­то­ит в мо­дер­ни­за­ции са­мо­го го­су­да­р­ствен­но­го ме­ха­низ­ма. В ре­а­ли­за­ции де­мок­ра­ти­чес­ко­го зап­ро­са на силь­ное, эф­фек­тив­ное го­су­да­р­ство, в част­нос­ти на эф­фек­тив­ную и по­дот­чет­ную бю­рок­ра­тию, не­за­ви­си­мый, спра­вед­ли­вый суд, силь­ную и поль­зу­ю­щу­ю­ся все­об­щим до­ве­ри­ем по­ли­цию. Ведь оче­вид­но, что ре­во­лю­ци­он­ная враж­деб­ность смол­ка­ет, ког­да за­яв­ля­ет о се­бе инс­ти­ту­ци­о­наль­ная де­ес­по­соб­ность.

Источник: mn.ru

Joomla Templates and Joomla Extensions by ZooTemplate.Com