(1 голос, среднее 5.00 из 5)

Пол Кругман: «Участь предрешена»

Проблема в том, что в еврозоне есть единая валюта, но нет единого правительства

Ла­у­ре­ат Но­бе­ле­вс­кой пре­мии в об­лас­ти эко­но­ми­ки Пол Круг­ман счи­та­ет вы­ход Гре­ции из ва­лют­но­го со­ю­за не­из­беж­ным, а инф­ля­ци­он­ные опа­се­ния бе­зос­но­ва­тель­ны­ми. Пра­ви­тель­ство Гер­ма­нии он уп­ре­ка­ет в «по­ли­ти­ке зом­би».

Наш со­бе­сед­ник — зна­ме­ни­тый аме­ри­ка­нс­кий эко­но­мист, в 2008 го­ду удос­то­ив­ший­ся Но­бе­ле­вс­кой пре­мии; его ко­лон­ку в га­зе­те New York Times с ин­те­ре­сом чи­та­ют во всем ми­ре. Но ког­да Пол Круг­ман по­яв­ля­ет­ся в две­рях нью-йоркско­го кор­пу­нк­та жур­на­ла Spiegel, его мож­но при­нять ско­рее за бе­зо­бид­но­го про­фес­со­ра из не­боль­шо­го го­род­ка, чем за глав­но­го и бес­по­щад­но­го кри­ти­ка ев­ро­пейс­ких уси­лий по ан­тик­ри­зис­но­му ме­не­дж­мен­ту. За спи­ной — ги­га­н­тский рюк­зак, на но­гах — ту­рис­ти­чес­кие бо­тин­ки, неб­реж­но по­вя­зан­ный галс­тук, бо­ро­да: Круг­ман пе­рес­тал уде­лять из­лиш­нее вни­ма­ние внеш­ним ат­ри­бу­там, ведь ку­да важ­нее то, что он мо­жет ска­зать, по­яс­ня­ет 59-лет­ний экс­перт, пос­лед­ние две­над­цать лет пре­по­да­ю­щий в элит­ном аме­ри­ка­нс­ком Принс­то­нс­ком уни­вер­си­те­те (США). В те­че­ние пос­ле­ду­ю­ще­го ча­са он объ­яс­ня­ет, по­че­му спа­се­ние ев­ро под си­лу толь­ко пра­ви­тель­ству Гер­ма­нии и Ев­ро­пейс­ко­му Цент­ро­бан­ку (ЕЦБ).

ШПИ­ГЕЛЬ: Гос­по­дин Круг­ман, по-ва­ше­му, Гре­ции сле­ду­ет вый­ти из ев­ро­зо­ны?

Круг­ман: Да. Ко­неч­но, пер­вый год пос­ле вы­хо­да бу­дет страш­ным. Мне край­не неп­ри­ят­но это го­во­рить – ощу­ще­ние та­кое, буд­то при­хо­дит­ся кри­чать «По­жар!» в те­ат­ре, пол­ном зри­те­лей. Но аль­тер­на­ти­вы поп­рос­ту нет. Ни од­на из кон­цеп­ций, об­суж­да­е­мых се­год­ня, не смо­жет исп­ра­вить ка­та­ст­ро­фи­чес­кое по­ло­же­ние дел.

ШПИ­ГЕЛЬ: А вы­ход Гре­ции се­год­ня смяг­чил бы кри­зис ев­ро или, на­о­бо­рот, до­пол­ни­тель­но обост­рил бы его?

Круг­ман: Он бы при­вел к мас­со­во­му изъ­я­тию вкла­дов и утеч­ке ка­пи­та­лов в дру­гих пе­ри­фе­рий­ных стра­нах ев­ро­зо­ны. Но ЕЦБ мо­жет серь­ез­но ог­ра­ни­чить та­кие яв­ле­ния за счет не­ли­ми­ти­ро­ван­но­го фи­нан­си­ро­ва­ния. Тем бо­лее что в по­ли­ти­чес­ком пла­не в слу­чае с Ис­па­ни­ей или Ита­ли­ей это нам­но­го про­ще: их проб­ле­мы, в от­ли­чие от гре­чес­ких, не сво­дят­ся к пол­ной бе­зот­ве­т­ствен­нос­ти. По­э­то­му мож­но бу­дет ска­зать: пло­хих мы поп­ро­си­ли на вы­ход, да, но хо­ро­ших нуж­но спа­сать.

ШПИ­ГЕЛЬ: Прав­да, не­из­ве­ст­но, за­хо­чет ли и смо­жет ли ЕЦБ действо­вать та­ким об­ра­зом…

Круг­ман: Да, это боль­шой воп­рос. ЕЦБ мог бы ос­та­но­вить су­ще­ст­вен­ный от­ток средств со сче­тов в ис­па­нс­ких и италь­я­нс­ких бан­ках, ес­ли бы он, а зна­чит, опос­ре­до­ван­но и Бун­дес­банк, взял на се­бя серь­ез­ные рис­ки по этим стра­нам. Это предс­тав­ля­ет­ся ма­ло­ве­ро­ят­ным. Но ес­ли ЕЦБ не вме­ша­ет­ся, то ев­ро­зо­на взор­вет­ся. И та­кой ис­ход то­же предс­тав­ля­ет­ся ма­ло­ве­ро­ят­ным. При этом один из двух сце­на­ри­ев бу­дет ре­а­ли­зо­ван.

ШПИ­ГЕЛЬ: Та­кое раз­ви­тие со­бы­тий бы­ло не­из­беж­ным? Или по­ли­ти­ки как-то мог­ли пре­до­тв­ра­тить са­мое худ­шее?

Круг­ман: По­жа­луй, участь Гре­ции бы­ла пред­ре­ше­на, еще ког­да мы впер­вые уз­на­ли прав­ду о си­ту­а­ции с бюд­же­том стра­ны. Что же ка­са­ет­ся Ис­па­нии, ко­то­рая, по су­ти, предс­тав­ля­ет со­бой эпи­центр ны­неш­не­го кри­зи­са, то у нее все-та­ки есть шанс на спа­се­ние.

ШПИ­ГЕЛЬ: В сво­ей ко­лон­ке вы не­од­нок­рат­но жест­ко кри­ти­ко­ва­ли фе­де­раль­но­го канц­ле­ра Ан­ге­лу Мер­кель за ее ев­ро­пейс­кую ан­тик­ри­зис­ную по­ли­ти­ку. По-ва­ше­му, в бедствен­ном по­ло­же­нии Ев­ро­пы от­час­ти ви­нов­на она?

Круг­ман: Гос­по­жа Мер­кель, бе­зус­лов­но, пы­та­лась тя­нуть вре­мя. Но я не уве­рен, что за счет конк­рет­ных по­ли­ти­чес­ких мер мож­но бы­ло что-то из­ме­нить и что ны­неш­нее по­ло­же­ние дел в ко­неч­ном ито­ге не бы­ло не­из­беж­ным.

ШПИ­ГЕЛЬ: Вы мно­го раз на­зы­ва­ли бре­дом не­мец­кую кон­цеп­цию рос­та за счет эко­но­мии и го­во­ри­ли, что Гер­ма­ния ве­дет ев­ро­зо­ну к ги­бе­ли.

Круг­ман: Со­вер­шен­но вер­но. С са­мо­го на­ча­ла бы­ло по­нят­но, что ра­ди­каль­ная эко­но­мия не при­ве­дет ни к че­му, кро­ме мас­со­вой без­ра­бо­ти­цы, ко­то­рая в дол­гос­роч­ной перс­пек­ти­ве бу­дет ока­зы­вать дав­ле­ние на за­ра­бот­ную пла­ту. Но се­год­ня ра­бо­ту не мо­гут най­ти уже 25% ис­пан­цев, и ни­че­го не ме­ня­ет­ся. Так сколь­ко все бу­дет про­дол­жать­ся в том же ду­хе?

ШПИ­ГЕЛЬ: Вам эко­но­мия предс­тав­ля­ет­ся «по­ли­ти­кой зом­би». Что это оз­на­ча­ет?

Круг­ман: При­ро­да зом­би та­ко­ва, что он бу­дет ид­ти впе­ред, сколь­ко бы раз его ни уби­ва­ли. Так же обс­то­ит с по­ли­ти­кой эко­но­мии и сок­ра­ще­ния рас­хо­дов. Как ми­ни­мум два го­да на­зад ста­ло яс­но, что дан­ный ре­цепт не да­ет ре­зуль­та­та. Нес­мот­ря на это, его по-преж­не­му рек­ла­ми­ру­ют как мо­дель ус­пе­ха.

ШПИ­ГЕЛЬ: Но ведь по­доб­ные ме­ры не мо­гут при­нес­ти пло­ды в од­но­часье.

Круг­ман: У вас есть хоть ка­кие-то до­ка­за­тель­ства, что по­ли­ти­ка эко­но­мии идет на поль­зу?



ШПИ­ГЕЛЬ: Во вся­ком слу­чае, в пер­вом квар­та­ле гре­чес­кая эко­но­ми­ка во­зоб­но­ви­ла рост.

Круг­ман: Воз­мож­но, Гре­ция сно­ва ста­ла чуть бо­лее кон­ку­рен­тос­по­соб­ной. Но по­ду­май­те вот о чем: сколь­ко вре­ме­ни уй­дет на кор­рек­ти­ров­ку? По­ка же без­ра­бо­ти­ца рас­тет, при­выч­ная жизнь ру­шит­ся, сбе­ре­же­ния про­е­да­ют­ся.

ШПИ­ГЕЛЬ: То есть вы со­ве­ту­е­те стра­нам Ев­рог­руп­пы ид­ти дру­гим пу­тем и выз­во­лять се­бя из кри­зи­са за счет пот­ре­би­тельс­кой ак­тив­нос­ти?

Круг­ман: Кро­ме нем­цев, это­го не мо­жет ник­то. Я не хо­чу, что­бы Ис­па­ния вдруг бро­си­лась прет­во­рять в жизнь кейн­си­а­нс­кую по­ли­ти­ку сти­му­ли­ро­ва­ния спро­са. Для та­ких стран, как Ис­па­ния, это не­подъ­ем­ные рас­хо­ды. У них есть толь­ко один вы­бор: как-то эко­но­мить — или вы­хо­дить из зо­ны ев­ро. Ре­аль­ные ре­ше­ния мо­гут при­ни­мать­ся толь­ко во Франк­фур­те и в Бер­ли­не.

ШПИ­ГЕЛЬ: Тог­да что сле­до­ва­ло бы предп­ри­нять ЕЦБ и пра­ви­тель­ству Гер­ма­нии?

Круг­ман: В пер­вую оче­редь нуж­но, что­бы Бер­лин доз­во­лил ЕЦБ не за­цик­ли­вать­ся в та­кой сте­пе­ни на борь­бе с инф­ля­ци­ей. 3—4% в бли­жай­шие пять лет — это при­ем­ле­мо. Вмес­то то­го что­бы при ма­лей­ших приз­на­ках рос­та цен на сырье под­ни­мать учет­ную став­ку, ЕЦБ дол­жен сни­зить ее и в не­ог­ра­ни­чен­ном объ­е­ме пре­дос­тав­лять сред­ства как бан­кам, так и пра­ви­тель­ствам.

ШПИ­ГЕЛЬ: А пра­ви­тель­ству ФРГ…

Круг­ман: …нель­зя ма­ни­а­каль­но сок­ра­щать рас­хо­ды, что толь­ко уси­лит дав­ле­ние. Но с тем же ус­пе­хом я мог бы за­я­вить, что хо­чу по­ни, пос­коль­ку это­го все рав­но не про­и­зой­дет.

ШПИ­ГЕЛЬ: Что, воз­мож­но, неп­ло­хо. С вре­мен­ным рос­том инф­ля­ции до 4% мож­но сми­рить­ся. Но как в та­ком слу­чае га­ран­ти­ро­вать, что це­ны не по­вы­сят­ся на 7—8% и боль­ше? Инф­ля­ци­он­ные ожи­да­ния уже бу­дут за­ло­же­ны.

Круг­ман: Это нет­руд­но. Нуж­но бу­дет прос­то вов­ре­мя под­нять учет­ную став­ку. При­ня­то счи­тать, что взрыв­ной рост инф­ля­ции на­чи­на­ет­ся ни с то­го ни с се­го. Но это не так. При­ме­ры ги­пе­ри­нф­ля­ции в ис­то­рии име­ли сов­сем дру­гие при­чи­ны: пра­ви­тель­ства, ос­тав­шись без ис­точ­ни­ков до­хо­дов, за­пус­ка­ли пе­чат­ный ста­нок.

ШПИ­ГЕЛЬ: Ес­ли инф­ля­ция нас­толь­ко бе­зо­бид­на, как вы ут­ве­рж­да­е­те, то по­че­му ее все так бо­ят­ся?

Круг­ман: Во-пер­вых, эмис­си­он­ные бан­ки слиш­ком силь­но иден­ти­фи­ци­ру­ют се­бя че­рез борь­бу с инф­ля­ци­ей. Они счи­та­ют сво­ей за­да­чей не прос­то уб­рать со сто­ла круж­ки с крю­шо­ном, ког­да ве­че­рин­ка нач­нет вы­хо­дить из-под конт­ро­ля, а сде­лать это еще до то­го, как та­кое ста­нет воз­мож­ным. А во-вто­рых, в Гер­ма­нии су­ще­ст­ву­ет очень сво­е­об­раз­ное, ис­ка­жен­ное восп­ри­я­тие ис­то­рии. Все вспо­ми­на­ют о 1923 го­де, Вей­ма­рс­кой рес­пуб­ли­ке, ги­пе­ри­нф­ля­ции. Но ник­то не пом­нит о 1932 го­де — рейхска­нц­ле­ре Брю­нин­ге, Ве­ли­кой деп­рес­сии и мас­со­вой без­ра­бо­ти­це.

ШПИ­ГЕЛЬ: Аме­ри­ка уже боль­ше де­ся­ти лет про­во­дит дос­та­точ­но мяг­кую, от­час­ти инф­ля­ци­он­ную по­ли­ти­ку. Но проб­ле­му дол­гов по­ка что ре­шить не уда­лось.

Круг­ман: Проб­ле­мы Со­е­ди­нен­ных Шта­тов свя­за­ны не с го­су­да­р­ствен­ным дол­гом, а с дол­га­ми част­но­го сек­то­ра. Кро­ме то­го, я не сог­ла­сен, что аме­ри­ка­нс­кая мо­не­тар­ная по­ли­ти­ка бы­ла бо­лее инф­ля­ци­он­ной, чем ев­ро­пейс­кая. Во вся­ком слу­чае, инф­ля­ция и там, и здесь ос­та­ва­лась оди­на­ко­во низ­кой.

ШПИ­ГЕЛЬ: Вы по­ла­га­е­те, что в Ев­ро­пе не­об­хо­ди­мо вме­ша­тель­ство преж­де все­го ЕЦБ, в то вре­мя как в США сти­му­ли­ро­вать рост долж­но пра­ви­тель­ство?

Круг­ман: Ес­ли бы су­ще­ст­во­ва­ло об­щее ев­ро­пейс­кое пра­ви­тель­ство, то я бы и в Ев­ро­пе при­зы­вал к про­ве­де­нию экс­пан­си­о­ни­с­тской бюд­жет­ной по­ли­ти­ки. Но проб­ле­ма в том, что в ев­ро­зо­не есть еди­ная ва­лю­та, но нет еди­но­го пра­ви­тель­ства.

ШПИ­ГЕЛЬ: В та­ком слу­чае нас­коль­ко серь­ез­ные конъ­ю­нк­тур­ные вли­ва­ния не­об­хо­ди­мы Ев­ро­пе?

Круг­ман: В этом от­но­ше­нии пот­реб­нос­ти Аме­ри­ки и Ев­ро­пы бо­лее-ме­нее со­пос­та­ви­мы. По обе сто­ро­ны Ат­лан­ти­ки конъ­ю­нк­тур­ная прог­рам­ма сто­и­мостью $300 млрд мо­жет обес­пе­чить до­пол­ни­тель­ный рост ВВП на 2%.

ШПИ­ГЕЛЬ: Прог­рам­мы сти­му­ли­ро­ва­ния рос­та, об­суж­да­е­мые се­год­ня в Ев­ро­со­ю­зе, мо­гут дать же­лан­ный эф­фект?

Круг­ман: У ме­ня та­кое впе­чат­ле­ние, что здесь пы­та­ют­ся при по­мо­щи во­дя­ных пис­то­ле­тов расп­ра­вить­ся с но­со­ро­гом. Это смеш­но.

ШПИ­ГЕЛЬ: Нам не ка­жет­ся, что аме­ри­ка­нс­кая прог­рам­ма по сти­му­ли­ро­ва­нию рос­та сто­и­мостью $800 млрд действи­тель­но что-то да­ла.

Круг­ман: Эта циф­ра на са­мом де­ле не столь ве­ли­ка, как ка­жет­ся. Она ох­ва­ты­ва­ет три го­да и вклю­ча­ет в се­бя по­те­ри от сни­же­ния на­ло­гов, ре­ше­ния о чем при­ни­ма­лись ра­нее, а так­же по­вы­ше­ние рас­хо­дов на ме­ди­ци­нс­кое стра­хо­ва­ние и стра­хо­ва­ние на слу­чай по­те­ри ра­бо­ты — ме­ры, при­ня­тые не для оз­до­ров­ле­ния конъ­ю­нк­ту­ры, а под дав­ле­ни­ем кри­зи­са. По­э­то­му ес­ли вы хо­ти­те уз­нать, по­че­му аме­ри­ка­нс­кая конъ­ю­нк­тур­ная прог­рам­ма не да­ла бо­лее ощу­ти­мых ре­зуль­та­тов, то я вам от­ве­чу: ее поп­рос­ту не бы­ло.



ШПИ­ГЕЛЬ: Но еще бо­лее ак­тив­ное сти­му­ли­ро­ва­ние конъ­ю­нк­ту­ры бу­дет оз­на­чать еще боль­ший рост го­су­да­р­ствен­ных дол­гов. Тем вре­ме­нем уже се­год­ня не толь­ко мно­гие ев­ро­пейс­кие го­су­да­р­ства, но и Аме­ри­ка с тру­дом справ­ля­ет­ся да­же с име­ю­щим­ся де­фи­ци­том бюд­же­та.

Круг­ман: Не то что­бы раз­мер го­су­да­р­ствен­но­го дол­га ме­ня во­об­ще не за­бо­тил. Прос­то сей­час не вре­мя. Сок­ра­ще­ние рас­хо­дов каз­ны при­ве­дет к еще боль­ше­му ос­лаб­ле­нию эко­но­ми­ки. А с уче­том то­го, что нам из­ве­ст­но о дол­гос­роч­ных пос­ле­д­стви­ях вы­со­кой без­ра­бо­ти­цы, бюд­жет­ные проб­ле­мы в ито­ге толь­ко усу­гу­бят­ся. Толь­ко ког­да ВВП бу­дет оп­ти­маль­но рас­ти, мож­но бу­дет раз­го­ва­ри­вать о де­фи­ци­те.

ШПИ­ГЕЛЬ: А до это­го вы пред­ла­га­е­те поп­рос­ту иг­но­ри­ро­вать го­ры дол­гов?

Круг­ман: Ну ко­неч­но же! Ведь вот что уди­ви­тель­но: мы боль­ше пе­ре­жи­ва­ем по по­во­ду во­об­ра­жа­е­мой проб­ле­мы — дес­кать, вдруг фи­нан­со­вые рын­ки пе­рес­та­нут нам до­ве­рять? — чем по по­во­ду проб­ле­мы ре­аль­ной, то­го, что мил­ли­о­ны аме­ри­кан­цев уже боль­ше го­да си­дят без ра­бо­ты.

ШПИ­ГЕЛЬ: Го­су­да­р­ства не мо­гут до бес­ко­неч­нос­ти отк­ла­ды­вать эту проб­ле­му, «сбе­ре­гая» ее для но­во­го по­ко­ле­ния. Да­же ког­да нас­ту­пят хо­ро­шие вре­ме­на, го­ры дол­гов са­ми со­бой не рас­та­ют.

Круг­ман: При чем здесь это? Ва­ши­нг­тон на­ко­пил действи­тель­но боль­шие дол­ги толь­ко пос­ле кра­ха эко­но­ми­ки. Ими мы смо­жем за­нять­ся лишь пос­ле то­го, как на го­ри­зон­те пе­рес­та­нут ма­я­чить проб­ле­мы с лик­вид­ностью. Кейнс был убеж­ден, что эко­но­мить нуж­но в пе­ри­од бу­ма, а не спа­да. Бум у нас оп­ре­де­лен­но еще не на­чал­ся.

ШПИ­ГЕЛЬ: В сво­ей но­вой кни­ге «За­будь­те о кри­зи­се!» вы ут­ве­рж­да­е­те, что мы всту­пи­ли в пе­ри­од деп­рес­сии.

Круг­ман: Я ис­поль­зую этот тер­мин на­ме­рен­но. Ко­неч­но, о но­вой Ве­ли­кой деп­рес­сии се­год­ня речь не идет. Но опас­но счи­тать, что, пос­коль­ку тя­же­лую ре­цес­сию мы пре­о­до­ле­ли, те­перь у нас все хо­ро­шо. Это не так: по­ло­же­ние ос­та­ет­ся тя­же­лым, а без­ра­бо­ти­ца — вы­со­кой. По-мо­е­му, приз­на­ки ре­цес­сии на­ли­цо.

ШПИ­ГЕЛЬ: То есть «по­те­рян­но­го де­ся­ти­ле­тия» За­па­ду, как не­ког­да Япо­нии, не из­бе­жать?

Круг­ман: При бли­жай­шем рас­смот­ре­нии ока­зы­ва­ет­ся, что де­ла у нас идут да­же чу­точ­ку ху­же, чем у япон­цев: бо­лее глу­бо­кий спад и, со­от­ве­т­ствен­но, бо­лее серь­ез­ные пос­ле­д­ствия. Всем тем, кто де­сять лет на­зад ру­гал То­кио, сле­до­ва­ло бы при­нес­ти свои из­ви­не­ния японс­ко­му им­пе­ра­то­ру. Я не хо­чу ска­зать, что японс­кая эко­но­ми­чес­кая по­ли­ти­ка бы­ла оп­ти­маль­ной. Но на­ша еще ху­же.

ШПИ­ГЕЛЬ: На фо­не кри­ти­ки в ад­рес по­ли­ти­ков, ко­то­рая выс­ка­зы­ва­лась в пос­лед­ние ме­ся­цы, од­но обс­то­я­тель­ство как бы отош­ло на вто­рой план: ви­на за кри­зис во мно­гом ле­жит на бан­ках. А мно­го­мил­ли­а­рд­ные по­те­ри, по­не­сен­ные не­дав­но бан­ком JPMorgan Chase в ре­зуль­та­те спе­ку­ля­ций, по­хо­же, до­ка­зы­ва­ют, что Уолл-стрит хра­нит вер­ность ма­не­рам вре­мен Ди­ко­го За­па­да.

Круг­ман: Нель­зя за­бы­вать, что «пра­ви­ло Вол­ке­ра»…

ШПИ­ГЕЛЬ: …наз­ван­ное в честь быв­ше­го аме­ри­ка­нс­ко­го ми­ни­ст­ра фи­нан­сов По­ла Вол­ке­ра и приз­ван­ное серь­ез­но ог­ра­ни­чить учас­тие бан­ков в спе­ку­ля­тив­ных тор­го­вых опе­ра­ци­ях…

Круг­ман: …еще не всту­пи­ло в си­лу. Ду­ма­ет­ся, ина­че про­и­зо­шед­шее с бан­ком JPMorgan Chase бы­ло бы не­воз­мож­ным. И я на­де­юсь, что это пос­лед­ние действи­тель­но страш­ные пло­ды той прак­ти­ки, при­ме­нять ко­то­рую бан­ки вско­ре не смо­гут. Хо­тя, ко­неч­но, гла­ва JPMorgan Chase Дже­ми Дай­мон не со­би­ра­ет­ся прек­ра­щать борь­бу про­тив это­го пра­ви­ла.

ШПИ­ГЕЛЬ: Мно­гие бан­ки ста­ли слиш­ком боль­ши­ми, что­бы мож­но бы­ло поз­во­лить им обанк­ро­тить­ся. И эта проб­ле­ма ос­та­нет­ся не­ре­шен­ной.

Круг­ман: Ос­нов­ную ви­ну за бан­ко­вс­кий кри­зис нель­зя воз­ла­гать на не­по­мер­но боль­шие бан­ки. Нап­ри­мер, Lehman Brothers был не то что­бы очень боль­шим. Од­на­ко раз­мер бан­ков — это проб­ле­ма по­ли­ти­чес­кая. Вли­я­ние JPMorgan Chase нас­толь­ко ве­ли­ко, что он мо­жет и даль­ше вы­хо­ла­щи­вать ре­фор­му фи­нан­со­вой сис­те­мы, нес­мот­ря на ко­лос­саль­ные по­те­ри, ко­то­рые толь­ко что по­нес.

ШПИ­ГЕЛЬ: Вам не ка­жет­ся, что проб­ле­мы в бан­ко­вс­кой сфе­ре — это пос­ле­д­ствие, в част­нос­ти, аморф­ной мо­не­тар­ной по­ли­ти­ки? Имен­но она ста­ла од­ной из при­чин кри­зи­са 2008 го­да. И вот те­перь в ре­зуль­та­те щед­рых фи­нан­со­вых вли­ва­ний со сто­ро­ны эмис­си­он­ных бан­ков на рын­ке вновь мо­гут на­дуть­ся пу­зы­ри, ко­то­рые, ло­па­ясь, в ко­неч­ном ито­ге бу­дут уда­рять по са­мим бан­кам.

Круг­ман: Я не счи­таю мо­не­тар­ную по­ли­ти­ку глав­ной при­чи­ной кри­зи­са. И да­же ес­ли при­нять точ­ку зре­ния, сог­лас­но ко­то­рой к кри­зи­су при­ве­ли пе­ре­ги­бы на фи­нан­со­вых рын­ках и по­то­му нель­зя до­пус­тить их пов­то­ре­ния в бу­ду­щем, то я ска­жу: в нас­то­я­щий мо­мент этим воп­ро­сом нуж­но за­ни­мать­ся в пос­лед­нюю оче­редь. Сей­час нам не­об­хо­дим рост.

ШПИ­ГЕЛЬ: Ев­ро­пейс­кий бан­ко­вс­кий сек­тор уже се­год­ня стал­ки­ва­ет­ся с проб­ле­мой.

Круг­ман: Бан­ки Ев­ро­пы уси­лен­но вкла­ды­ва­лись преж­де все­го в го­су­да­р­ствен­ные об­ли­га­ции, ко­то­рые вы­пус­ка­лись их пра­ви­тель­ства­ми, об­ре­ме­нен­ны­ми ги­га­н­тски­ми дол­га­ми. Ме­ня вол­ну­ет судь­ба не ев­ро­пейс­ких бан­ков, а са­мой Ев­ро­пы. Ес­ли ев­ро вы­жи­вет и мы пре­о­до­ле­ем кри­зис го­су­да­р­ствен­ных дол­гов, то и бан­ки то­же вы­жи­вут.

ШПИ­ГЕЛЬ: Но раз­ве не нуж­но ра­зор­вать столь тес­ную связь меж­ду бан­ка­ми и го­су­да­р­ства­ми?

Круг­ман: Сей­час это ре­аль­но. По­лы­ха­ет по­жар, и на­до за­ли­вать пла­мя во­дой, ис­поль­зуя для это­го все воз­мож­нос­ти. Вос­ста­нов­ле­ни­ем зда­ния бу­дет вре­мя за­нять­ся позд­нее.

ШПИ­ГЕЛЬ: Гос­по­дин Круг­ман, бла­го­да­рим вас за эту бе­се­ду.

Пе­ре­вод: «Про­филь»

Источник: rus.ruvr.ru

Joomla Templates and Joomla Extensions by ZooTemplate.Com