Вторник, 22 Мая, 2018
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)


Почему одни нации богатые, а другие – бедные?
Алексей Левин

Ге­рой Пуш­ки­на чи­тал Ада­ма Сми­та и по­то­му умел су­дить о том, как го­су­да­р­ство бо­га­те­ет. Алек­сандр Сер­ге­евич, прав­да, здесь до­пус­тил не­точ­ность, пос­коль­ку ве­ли­кий шот­лан­дец раз­би­рал при­чи­ны бо­га­т­ства не го­су­дарств, а на­ро­дов, на­ций. И до не­го, и пос­ле это де­ла­ли мно­гие уче­ные му­жи, так что ны­неш­ний ар­се­нал те­о­рий на­ци­о­наль­но­го бла­го­сос­то­я­ния или от­су­т­ствия та­ко­во­го весь­ма об­ши­рен. Не­дав­но в эту ко­пил­ку по­ли­тэ­ко­но­ми­чес­ких идей внес­ли нет­ри­ви­аль­ный вклад про­фес­сор эко­но­ми­ки Мас­са­чу­се­тс­ко­го тех­но­ло­ги­чес­ко­го инс­ти­ту­та Да­рон Ад­же­мог­лу (Daron Acemoрlu) и гар­ва­р­дский по­ли­то­лог про­фес­сор Джеймс Ро­бин­сон (James A. Robinson). Их сов­ме­ст­ная мо­ног­ра­фия Why Nations Fail: The Origins of Power, Prosperity, and Poverty (Crown Business, New York, 2012) уже ус­пе­ла по­лу­чить мно­же­ст­во хва­леб­ных от­зы­вов от кол­лег по про­фес­сии с ми­ро­вы­ми име­на­ми, вклю­чая и впе­чат­ля­ю­щую ко­гор­ту но­бе­ле­вс­ких ла­у­ре­а­тов.

В на­ча­ле кни­ги ав­то­ры расп­рав­ля­ют­ся с нес­коль­ки­ми хо­до­вы­ми те­о­ри­я­ми, рас­смат­ри­ва­ю­щи­ми при­чи­ны не­рав­но­мер­но­го расп­ре­де­ле­ния бо­гатств в гло­баль­ном масш­та­бе. Од­на из них (при­над­ле­жа­щая аме­ри­ка­нс­ко­му эво­лю­ци­он­но­му би­о­ло­гу и фи­зи­о­ло­гу Джа­ре­ду Дай­мон­ду) объ­яс­ня­ет та­кое по­ло­же­ние дел ге­ог­ра­фи­чес­ки­ми фак­то­ра­ми, ко­то­рые мо­гут ли­бо бла­гоп­ри­я­т­ство­вать эко­но­ми­чес­ко­му раз­ви­тию (уме­рен­ный кли­мат, здо­ро­вая сре­да оби­та­ния, оби­лие пло­до­род­ных зе­мель и/или ми­не­раль­ных и энер­ге­ти­чес­ких ре­сур­сов), ли­бо его тор­мо­зить (ску­дость почв и недр, час­тые по­год­ные экстре­му­мы, на­ли­чие опас­ных па­то­ге­нов, срав­ни­тель­но уз­кий спектр мест­ных рас­те­ний и жи­вот­ных, при­год­ных для одо­маш­ни­ва­ния и ис­поль­зо­ва­ния в сельс­ком хо­зяй­стве и на транс­пор­те). Дру­гая расп­ро­ст­ра­нен­ная ги­по­те­за свя­зы­ва­ет эту не­рав­но­мер­ность с на­ци­о­наль­ны­ми ли­бо аре­аль­ны­ми куль­тур­ны­ми тра­ди­ци­я­ми (при­мер – про­тес­та­н­тская эти­ка как дви­га­тель ран­не­го ка­пи­та­лиз­ма в клас­си­чес­кой ин­те­рп­ре­та­ции Мак­са Ве­бе­ра). Сто­рон­ни­ки еще од­ной мо­де­ли ут­ве­рж­да­ют, что бед­ные стра­ны бед­ны в си­лу не­ком­пе­те­нт­нос­ти сво­их ли­де­ров (или, бо­лее ши­ро­ко, на­ци­о­наль­ных элит), ко­то­рые мо­гут быть ис­пол­не­ны бла­гих на­ме­ре­ний, но прос­то не зна­ют, как по­вы­сить эф­фек­тив­ность на­род­но­го хо­зяй­ства (от­сю­да сле­ду­ет, что для вы­хо­да на тра­ек­то­рии ус­той­чи­во­го раз­ви­тия они преж­де все­го нуж­да­ют­ся в хо­ро­ших со­вет­ни­ках и дос­та­точ­но щед­рой фи­нан­со­вой и тех­но­ло­ги­чес­кой по­мо­щи от бо­га­тых стран-до­но­ров и меж­ду­на­род­ных ор­га­ни­за­ций). Ад­же­мог­лу и Ро­бин­сон с лег­костью при­во­дят конт­рпри­ме­ры, из ко­то­рых сле­ду­ет, что ни од­на из этих те­о­рий не про­яс­ня­ет глу­бин­ных при­чин эко­но­ми­чес­кой стаг­на­ции или рег­рес­са.

За этим кри­ти­чес­ким раз­бо­ром сле­ду­ет ос­нов­ной те­зис. Бед­ные стра­ны бед­ны в ос­нов­ном по­то­му, что власть иму­щие там сле­ду­ют по­ли­ти­чес­ким кур­сам, ко­то­рые бло­ки­ру­ют са­му воз­мож­ность дол­гов­ре­мен­но­го эко­но­ми­чес­ко­го прог­рес­са. Они вы­би­ра­ют пло­хие пу­ти не по ошиб­ке или не­ве­де­нию, а впол­не соз­на­тель­но, пос­коль­ку счи­та­ют, что тем са­мым ре­а­ли­зу­ют собствен­ные жиз­нен­но важ­ные ин­те­ре­сы. От­сю­да сле­ду­ет, что адек­ват­ное объ­яс­не­ние бед­нос­ти и бо­га­т­ства на­ро­дов нель­зя вы­я­вить в рам­ках од­но­го лишь эко­но­ми­чес­ко­го дис­кур­са, да­же до­пол­нен­но­го ис­то­ри­чес­ки­ми, ге­ог­ра­фи­чес­ки­ми и со­ци­о­куль­тур­ны­ми мо­мен­та­ми. Его на­до ис­кать на сты­ке эко­но­ми­ки и по­ли­ти­ки – ко­неч­но, с вклю­че­ни­ем всех ре­ле­ва­нт­ных со­пу­т­ству­ю­щих фак­то­ров. Имен­но та­кой под­ход и обе­ща­ют ав­то­ры кни­ги.

Это обе­ща­ние не ос­та­ет­ся не­вы­пол­нен­ным. Ав­то­ры шаг за ша­гом раз­ви­ва­ют все­объ­ем­лю­щую (во вся­ком слу­чае, по за­мыс­лу) те­о­рию на­ци­о­наль­но­го не­ра­ве­н­ства, ис­поль­зуя для это­го спе­ци­аль­но раз­ра­бо­тан­ную сис­те­му по­ня­тий. В ее ос­но­ве ле­жит кон­цеп­ту­аль­ная оп­по­зи­ция «инк­лю­зив­ность-экстрак­тив­ность», ко­то­рую ав­то­ры ис­поль­зу­ют для клас­си­фи­ка­ции как эко­но­ми­чес­ких, так и по­ли­ти­чес­ких фак­то­ров, оп­ре­де­ля­ю­щих уро­вень на­ци­о­наль­но­го бла­го­сос­то­я­ния.


Авторы книги Why Nations Fail: The Origins of Power, Prosperity, and Poverty Дарон Аджемоглу (слева) и Джеймс Робинсон считают, что адекватное объяснение бедности и богатства народов надо искать на стыке экономики и политики

Инк­лю­зив­ные эко­но­ми­чес­кие инс­ти­ту­ты спо­со­б­ству­ют проц­ве­та­нию, но для сво­ей ста­биль­нос­ти нуж­да­ют­ся в инк­лю­зив­ных фор­мах по­ли­ти­чес­ко­го уст­рой­ства, ко­то­рые, в свою оче­редь, опи­ра­ют­ся на инк­лю­зив­ную эко­но­ми­ку. Экстрак­тив­ные эко­но­ми­чес­кие струк­ту­ры мо­гут на ка­кое-то вре­мя обес­пе­чи­вать быст­рый рост на­ци­о­наль­но­го про­из­во­д­ства (хо­тя, как пра­ви­ло, не все­об­щий, а ло­ка­ли­зо­ван­ный в ка­ких-то сек­то­рах эко­но­ми­ки), од­на­ко ока­зы­ва­ют­ся не­ра­бо­тос­по­соб­ны­ми или, в луч­шем слу­чае, ма­ло­эф­фек­тив­ны­ми в дли­тель­ной перс­пек­ти­ве. Они под­дер­жи­ва­ют­ся экстрак­тив­ны­ми по­ли­ти­чес­ки­ми инс­ти­ту­та­ми, ко­то­рые нуж­да­ют­ся в экстрак­тив­ной эко­но­ми­ке и опять-та­ки подк­реп­ля­ют ее сво­ей властью и ав­то­ри­те­том. Этот си­нер­гизм меж­ду од­но­тип­ны­ми инс­ти­ту­та­ми в сфе­рах эко­но­ми­ки и по­ли­ти­ки ав­то­ры де­таль­но прос­ле­жи­ва­ют на мно­го­чис­лен­ных ис­то­ри­чес­ких си­ту­а­ци­ях, опи­са­ние ко­то­рых по объ­е­му за­ни­ма­ет боль­шую часть кни­ги.



Курсы валют на 23 Мая
usdUSD61.26(-1.27)
eurEUR72.24(-1.09)
Курсы металлов на 23 Мая
auЗолото2548.45(-36.71)
agСеребро32.66(-0.19)
ptПлатина1778.54(+9.33)

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2018 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 731 гостей онлайн