Четверг, 23 Ноября, 2017
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)


Почему одни нации богатые, а другие – бедные?
Алексей Левин

Ге­рой Пуш­ки­на чи­тал Ада­ма Сми­та и по­то­му умел су­дить о том, как го­су­да­р­ство бо­га­те­ет. Алек­сандр Сер­ге­евич, прав­да, здесь до­пус­тил не­точ­ность, пос­коль­ку ве­ли­кий шот­лан­дец раз­би­рал при­чи­ны бо­га­т­ства не го­су­дарств, а на­ро­дов, на­ций. И до не­го, и пос­ле это де­ла­ли мно­гие уче­ные му­жи, так что ны­неш­ний ар­се­нал те­о­рий на­ци­о­наль­но­го бла­го­сос­то­я­ния или от­су­т­ствия та­ко­во­го весь­ма об­ши­рен. Не­дав­но в эту ко­пил­ку по­ли­тэ­ко­но­ми­чес­ких идей внес­ли нет­ри­ви­аль­ный вклад про­фес­сор эко­но­ми­ки Мас­са­чу­се­тс­ко­го тех­но­ло­ги­чес­ко­го инс­ти­ту­та Да­рон Ад­же­мог­лу (Daron Acemoрlu) и гар­ва­р­дский по­ли­то­лог про­фес­сор Джеймс Ро­бин­сон (James A. Robinson). Их сов­ме­ст­ная мо­ног­ра­фия Why Nations Fail: The Origins of Power, Prosperity, and Poverty (Crown Business, New York, 2012) уже ус­пе­ла по­лу­чить мно­же­ст­во хва­леб­ных от­зы­вов от кол­лег по про­фес­сии с ми­ро­вы­ми име­на­ми, вклю­чая и впе­чат­ля­ю­щую ко­гор­ту но­бе­ле­вс­ких ла­у­ре­а­тов.

В на­ча­ле кни­ги ав­то­ры расп­рав­ля­ют­ся с нес­коль­ки­ми хо­до­вы­ми те­о­ри­я­ми, рас­смат­ри­ва­ю­щи­ми при­чи­ны не­рав­но­мер­но­го расп­ре­де­ле­ния бо­гатств в гло­баль­ном масш­та­бе. Од­на из них (при­над­ле­жа­щая аме­ри­ка­нс­ко­му эво­лю­ци­он­но­му би­о­ло­гу и фи­зи­о­ло­гу Джа­ре­ду Дай­мон­ду) объ­яс­ня­ет та­кое по­ло­же­ние дел ге­ог­ра­фи­чес­ки­ми фак­то­ра­ми, ко­то­рые мо­гут ли­бо бла­гоп­ри­я­т­ство­вать эко­но­ми­чес­ко­му раз­ви­тию (уме­рен­ный кли­мат, здо­ро­вая сре­да оби­та­ния, оби­лие пло­до­род­ных зе­мель и/или ми­не­раль­ных и энер­ге­ти­чес­ких ре­сур­сов), ли­бо его тор­мо­зить (ску­дость почв и недр, час­тые по­год­ные экстре­му­мы, на­ли­чие опас­ных па­то­ге­нов, срав­ни­тель­но уз­кий спектр мест­ных рас­те­ний и жи­вот­ных, при­год­ных для одо­маш­ни­ва­ния и ис­поль­зо­ва­ния в сельс­ком хо­зяй­стве и на транс­пор­те). Дру­гая расп­ро­ст­ра­нен­ная ги­по­те­за свя­зы­ва­ет эту не­рав­но­мер­ность с на­ци­о­наль­ны­ми ли­бо аре­аль­ны­ми куль­тур­ны­ми тра­ди­ци­я­ми (при­мер – про­тес­та­н­тская эти­ка как дви­га­тель ран­не­го ка­пи­та­лиз­ма в клас­си­чес­кой ин­те­рп­ре­та­ции Мак­са Ве­бе­ра). Сто­рон­ни­ки еще од­ной мо­де­ли ут­ве­рж­да­ют, что бед­ные стра­ны бед­ны в си­лу не­ком­пе­те­нт­нос­ти сво­их ли­де­ров (или, бо­лее ши­ро­ко, на­ци­о­наль­ных элит), ко­то­рые мо­гут быть ис­пол­не­ны бла­гих на­ме­ре­ний, но прос­то не зна­ют, как по­вы­сить эф­фек­тив­ность на­род­но­го хо­зяй­ства (от­сю­да сле­ду­ет, что для вы­хо­да на тра­ек­то­рии ус­той­чи­во­го раз­ви­тия они преж­де все­го нуж­да­ют­ся в хо­ро­ших со­вет­ни­ках и дос­та­точ­но щед­рой фи­нан­со­вой и тех­но­ло­ги­чес­кой по­мо­щи от бо­га­тых стран-до­но­ров и меж­ду­на­род­ных ор­га­ни­за­ций). Ад­же­мог­лу и Ро­бин­сон с лег­костью при­во­дят конт­рпри­ме­ры, из ко­то­рых сле­ду­ет, что ни од­на из этих те­о­рий не про­яс­ня­ет глу­бин­ных при­чин эко­но­ми­чес­кой стаг­на­ции или рег­рес­са.

За этим кри­ти­чес­ким раз­бо­ром сле­ду­ет ос­нов­ной те­зис. Бед­ные стра­ны бед­ны в ос­нов­ном по­то­му, что власть иму­щие там сле­ду­ют по­ли­ти­чес­ким кур­сам, ко­то­рые бло­ки­ру­ют са­му воз­мож­ность дол­гов­ре­мен­но­го эко­но­ми­чес­ко­го прог­рес­са. Они вы­би­ра­ют пло­хие пу­ти не по ошиб­ке или не­ве­де­нию, а впол­не соз­на­тель­но, пос­коль­ку счи­та­ют, что тем са­мым ре­а­ли­зу­ют собствен­ные жиз­нен­но важ­ные ин­те­ре­сы. От­сю­да сле­ду­ет, что адек­ват­ное объ­яс­не­ние бед­нос­ти и бо­га­т­ства на­ро­дов нель­зя вы­я­вить в рам­ках од­но­го лишь эко­но­ми­чес­ко­го дис­кур­са, да­же до­пол­нен­но­го ис­то­ри­чес­ки­ми, ге­ог­ра­фи­чес­ки­ми и со­ци­о­куль­тур­ны­ми мо­мен­та­ми. Его на­до ис­кать на сты­ке эко­но­ми­ки и по­ли­ти­ки – ко­неч­но, с вклю­че­ни­ем всех ре­ле­ва­нт­ных со­пу­т­ству­ю­щих фак­то­ров. Имен­но та­кой под­ход и обе­ща­ют ав­то­ры кни­ги.

Это обе­ща­ние не ос­та­ет­ся не­вы­пол­нен­ным. Ав­то­ры шаг за ша­гом раз­ви­ва­ют все­объ­ем­лю­щую (во вся­ком слу­чае, по за­мыс­лу) те­о­рию на­ци­о­наль­но­го не­ра­ве­н­ства, ис­поль­зуя для это­го спе­ци­аль­но раз­ра­бо­тан­ную сис­те­му по­ня­тий. В ее ос­но­ве ле­жит кон­цеп­ту­аль­ная оп­по­зи­ция «инк­лю­зив­ность-экстрак­тив­ность», ко­то­рую ав­то­ры ис­поль­зу­ют для клас­си­фи­ка­ции как эко­но­ми­чес­ких, так и по­ли­ти­чес­ких фак­то­ров, оп­ре­де­ля­ю­щих уро­вень на­ци­о­наль­но­го бла­го­сос­то­я­ния.


Авторы книги Why Nations Fail: The Origins of Power, Prosperity, and Poverty Дарон Аджемоглу (слева) и Джеймс Робинсон считают, что адекватное объяснение бедности и богатства народов надо искать на стыке экономики и политики

Инк­лю­зив­ные эко­но­ми­чес­кие инс­ти­ту­ты спо­со­б­ству­ют проц­ве­та­нию, но для сво­ей ста­биль­нос­ти нуж­да­ют­ся в инк­лю­зив­ных фор­мах по­ли­ти­чес­ко­го уст­рой­ства, ко­то­рые, в свою оче­редь, опи­ра­ют­ся на инк­лю­зив­ную эко­но­ми­ку. Экстрак­тив­ные эко­но­ми­чес­кие струк­ту­ры мо­гут на ка­кое-то вре­мя обес­пе­чи­вать быст­рый рост на­ци­о­наль­но­го про­из­во­д­ства (хо­тя, как пра­ви­ло, не все­об­щий, а ло­ка­ли­зо­ван­ный в ка­ких-то сек­то­рах эко­но­ми­ки), од­на­ко ока­зы­ва­ют­ся не­ра­бо­тос­по­соб­ны­ми или, в луч­шем слу­чае, ма­ло­эф­фек­тив­ны­ми в дли­тель­ной перс­пек­ти­ве. Они под­дер­жи­ва­ют­ся экстрак­тив­ны­ми по­ли­ти­чес­ки­ми инс­ти­ту­та­ми, ко­то­рые нуж­да­ют­ся в экстрак­тив­ной эко­но­ми­ке и опять-та­ки подк­реп­ля­ют ее сво­ей властью и ав­то­ри­те­том. Этот си­нер­гизм меж­ду од­но­тип­ны­ми инс­ти­ту­та­ми в сфе­рах эко­но­ми­ки и по­ли­ти­ки ав­то­ры де­таль­но прос­ле­жи­ва­ют на мно­го­чис­лен­ных ис­то­ри­чес­ких си­ту­а­ци­ях, опи­са­ние ко­то­рых по объ­е­му за­ни­ма­ет боль­шую часть кни­ги.



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Курсы валют на 23 Ноября
usdUSD59.01(-0.45)
eurEUR69.40(-0.42)
Курсы металлов на 23 Ноября
auЗолото2435.77(-11.20)
agСеребро32.25(-0.53)
ptПлатина1771.88(-0.26)

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №14, сентябрь 2015

Захирджан Кучкаров:
«Без концептуального проектирования управляемость не восстановить»

стр. 54

Интервью академика РАЕН, директора Центра инноваций и высоких технологий «Концепт» З.А. Кучкарова альманаху «Развитие и экономика»



Сергей Черняховский.
Романтика и Твердость. Некогда эта страна была значительно сильнее…

стр. 98

Центральный пункт советского наследия и советского мира – это уверенность в том, что мир изменяем, познаваем и созидаем.



Людмила Булавка-Бузгалина.
СССР – незавершенный проект. Семь поворотов

стр. 108

Обращения к историческим и культурным практикам Советского Союза не только не прекращаются, но и становятся всё более частыми.



Владимир Карпец.
Исцеление (от) права

стр. 134

Одним из результатов перестройки стала «правовая реформа», которая фактически означала ломку всей правовой системы под лозунгом «демократизации советского права».



Александр Коврига.
Глобальный кризис и переустройство государственного дела: вспомним камерализм?

стр. 146

В современном мире полномасштабный суверенитет, значимые цивилизационные инициативы и государственная политика импортозамещения возможны лишь при условии мировоззренческой, идеологической самостоятельности, для чего весьма полезными окажутся наследие и исторические уроки камерализма.



Олег Фомин-Шахов.
Русский уклад в XXI веке

стр. 184

У России есть колоссальный властный, экономический, культурный и демографический потенциал, чтобы оказаться стратегической победительницей в противостоянии цивилизаций.

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2017 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 757 гостей онлайн