Воскресенье, 28 Февраля, 2021
   
(2 голоса, среднее 5.00 из 5)

 

К несчастью, нужные выводы не были сделаны – в России началась революция, сопровождавшаяся ломкой рыночных механизмов.

Но, как говорится, «рукописи не горят» – творческая энергия духа сохраняется не хуже физической. Во второй половине ХХ века энергетический подход был окончательно соединен с теоретической политэкономией. В 1999 году в Санкт-Петербурге вышла книга Владимира Бубнова «Антимарксизм. Критика трудовой теории стоимости К. Маркса, или о том, как пролетариат эксплуатирует капиталистов». Бубнов пишет: «Энергия, с возникновением общественного производства, превратившись из физической в общественную субстанцию, явилась общей и единственной основой генезиса всех элементов, обуславливающих материальное воспроизводство общества».

Экономическая логика приводит к политическим выводам: именно топливно-энергетический комплекс дал социуму дополнительный ресурс, позволяющий покончить с пресловутой капиталистической эксплуатацией. Энергия, запасенная в углеводородах, ставшая «пищей» управляемых и программируемых человеком машин, позволила современному обществу освободить от эксплуатации такую специфическую «тепловую машину», как человек.

В энергетическом отношении социум оказывается, говоря физическими терминами, динамической диссипативной структурой, где происходят термодинамические процессы превращения и рассеяния энергии, полностью аналогичные тем, что идут в космосе и на Земле, в неорганических и органических химических реакциях. Однако при этом творческая составляющая человеческого существования получает возможность все больше сосредотачиваться на создании идеального, информационного продукта.

Вслед за Владимиром Бубновым сторонниками «новой физиократии» стали и другие петербургские ученые. Можно назвать, например, Александра Орлова из Санкт-Петербургского государственного политехнического университета.

Он пишет: «С экономической точки зрения между работой человека и функционированием машин принципиальной разницы не существует: и те, и другие расходуют энергию за счет энергосодержащих продуктов, которые потребляются и уничтожаются». Этой же точки зрения придерживается и В. А. Зуев в работе «Топливно-энергетический комплекс: сущность, структура, механизм управления», что выводит нас на новую очень серьезную тему, жизненно важную для России.

Основополагающий вывод можно сделать уже сейчас. А именно: в экономической теории настало время новых физиократов. Мы должны ясно и категорично постулировать: энергетический комплекс современного постиндустриального общества является базой существования человечества.

Именно энергия, извлекаемая из нефти, газа, угля, течения рек, солнечного света, атомных реакций – уничтожила эксплуатацию человека, стала главным источником стоимости и всего богатства общества. Какие бы сложные машины, фантастические аппараты и конструкции ни создавались, но субстанцией их работы всегда будет энергия.

Французские физиократы XVIII века призывали общественное внимание сосредоточить на аграрном секторе, мы столь же настоятельно призываем сосредоточить все общественное внимание на энергетической базе человеческой цивилизации.

Римляне говорили: «Ignis mutat res» – огонь движет вещами. Российское физиократическое credo звучит так: энергия является жизненной субстанцией, питающей процессы создания стоимости, а значит, совершенно очевидно, что нефтегазовые ресурсные запасы России – самое главное наше богатство.

Более того, климатические условия ставят под вопрос рентабельность многих производств на территории Северной Евразии, но то, что находится в недрах, – это наша почва и кровь нашей экономики.

Энергия углеводородных ресурсов потом воплощается в стоимости продуктов, которые производятся в других отраслях, и наша страна развивается благодаря освоению извлекаемой энергии, а не вопреки ей: разведка и добыча углеводородов, развитие топливно-энергетического комплекса – вот основа для развития всех других отраслей, сколь бы информационно-инновационными они ни были.

Ресурсный сектор – это достояние и основа государственного суверенитета России и других стран Северной Евразии. И отсюда следует политический вывод: ресурсный сектор и вся энергетическая отрасль должны находиться под государственным контролем, разумеется, при участии частного предпринимательства и функционировании фондового рынка.

Есть контроль над энергетическими ресурсами – есть суверенное государство, утрачен контроль – государство превращается в обслуживающий персонал зарубежных хозяев.

И то, что это именно так, стало ясно в последние годы, когда войны в Ираке и Ливии, конфликтные ситуации в Сирии и на Украине, споры об арктическом шельфе нам всем отчетливо показали: движущей силой геополитических сдвигов является борьба за нефтегазовые ресурсы, что бы там ни говорили политики и их пресс-секретари, пиарщики.

Рассмотрим для примера разговоры о «нефтяной игле» – разве не ясно, что это смысловая ловушка, лукавая путаница? Вот перед нами писатель-футуролог Джон Нейсбитт, автор бестселлера «Мегатренды».

Он советует россиянам в газетном интервью: «Проблема в том, что вы слишком зависите от энергетики, от поставок энергоресурсов. Вы полагаетесь на энергию, которая содержится в ископаемых ресурсах, в то время как правильным было бы опираться на ту энергию, которая есть в людях».

Как видим, идеологема о мистической «трудовой субстанции» активно используется зарубежными пропагандистами. Они выражают интересы зарубежных фирм, для которых топливно-энергетический комплекс России стал серьезной проблемой.

Пока наши политэкономы, ушедшие уже от марксизма, не попали в ловушку позитивистской economics и способны творчески воспринять энергетическую эконофизику – нам надо развивать физиократическую теорию.

Надо только осознать простую истину: не войны-революции, не моральные проповеди и не добрая воля правящих классов избавили в ХХ веке людей от тяжкого физического труда и эксплуатации. Нет! Только освоение природных энергоносителей позволило человеку высвободить свой творческий ресурс.

Совершенно очевидно, что этот конструктивный подход окажется близок народам и элитам стран, где энергетический комплекс волей исторических судеб стал ядром экономики. Раньше отрицательным признаком служило клеймо «аграрная страна», теперь же нам пытаются внушить, что «ресурсная экономика» – это недостаток. Но ведь все обстоит с точностью до наоборот!

Тем и отличается нефтегазовая экономика от традиционного земледелия, что современный ресурсный сектор – это особо сложный труд. Особенно в России, где разведка и освоение месторождений нефти и газа происходят в сложнейших природных условиях.

Современный топливно-энергетический комплекс – не сверление дырок в земле и дрыганье примитивных «качалок». Это математизированная геофизика и сложнейшая геология, тонкое приборостроение, разработка программного обеспечения для обработки массивов информации, это морская и подводная техника, транспортные технологии, физика сжижения газов, химия переработки углеводородов и т. п., и т. д.

Здесь нужны и фундаментальная, и прикладная науки, отлаженная система подготовки кадров. Тут огромный потенциал прогресса, причем прогресса реального, превосходящего любые выдумки.

В США впервые электронно-вычислительные машины нашли гражданское применение именно в нефтегазовом сервисе, обсчитывая первичные данные, собранные сейсморазведкой. А в Сибири сорокоградусные морозы, когда гидравлика выходит из строя, побудили геофизиков изобрести, создать и успешно использовать вместо вибрационной техники уникальные электромагнитные источники сейсмических колебаний, где воплотились в реальность принципы электромагнитных пушек, известных из научной фантастики.

Если наше государство и частные нефтегазовые компании сосредоточат свои усилия на развитии ресурсной отрасли России, наука и техника получат фантастически мощный импульс развития – и все у нас получится, все появится. А если мы этого не сделаем, то услышим веселый смех конкурентов и угрожающее «Подвиньтесь!».

Впрочем, об этом подробно писали авторитетные специалисты. В книге директора Фонда национальной энергетической безопасности Константина Симонова «Глобальная энергетическая война» выдвинуты яркие афористические лозунги: «ТЭК – наше все! Нам нужен хай-ТЭК!».


Курсы валют на 27 Февраля
usdUSD74.44(+0.96)
eurEUR90.37(+0.87)
Курсы металлов на 27 Февраля
auЗолото4224.26(-9.15)
agСеребро66.83(+1.29)
ptПлатина2893.39(-66.53)

НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2021 belkin.tmweb.ru. Все права защищены.
Сейчас 1522 гостей онлайн