Среда, 24 Апреля, 2019
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

 

К. Леонтьев гениально остро поставил эту проблему: «не ужасно ли и не обидно ли было бы думать, что Моисей входил на Синай, что Эллины строили свои изящные акрополи, римляне вели Пунические войны, что гениальный красавец Александр в пернатом каком-нибудь шлеме своем переходил и бился под Арбеллами, что апостолы проповедывали, мученики страдали, поэты пели, живописцы писали и рыцари блистали на турнирах для того только, чтобы французский, немецкий или русский буржуа в безобразной и комической своей одежде благодушествовал бы «ин­дивидуально» и «коллективно» на развалинах всего этого прошлого величия

Культура после периода цветения понижается в своем качественном уровне. Воля к святости и воля к гениальности угасает и торжествует воля к могуществу жизни, устроению жизни и благополучию жизни. Рассматривая, в чем духовные корни буржуазности, Н. Бердяев подчеркивает, что буржуа верит лишь в материальный мир. Для него характерна слишком сильная вера в видимый материальный мир. Буржуа поражен этим видимым миром вещей, потрясен им, соблазнен им. Он не относится серьезно к вере в иную действительность, в духовное бытие, он не доверяет чужой вере: его воля «поглощена исключительным стремлением к организации жизни. И он теряет способность радоваться жизни. Он организатор и делец. Организация жизни убивает в нем органиче­скую жизнь» (Бердяев Н.А. О духовной буржуазности. Ука. Соч. – С. 273).

Буржуа возможен во всех сферах духовной жизни. Буржуазный дух овладевает всякой социальной группой или в форме довольства своим «положением», и охранения его во чтобы то ни стало, или в форме зависти к ближнему, похоти довольного поло­жения и завоевания его во чтобы то ни стало» (там же).. Буржуазность определяется не экономическим положением человека, но духовным отношением к этому положению. Поэтому в каждом классе она может быть и в каждом классе она может быть духовно преодолена (там же).

Буржуазность есть отяжеленность «миромъ» (там жн).. И ей противоположна легкость, рождающаяся из духовной свободы. Слишком на­пряженная воля к жизни порождает тяжесть, прикованность к земным осуществлениям и благам. Преодоление буржуазности и есть преодоление этой напряжен­ной воли, обращенной к «миpy». Повсюду вносить буржуа свою напряженную, сковы­вающую волю — в семью и государство, в мораль и религию, в науку и хозяйство.

Духовная буржуазность может быть побеждена лишь духом, лишь творческим движением духа. Буржуазность не есть материальное, экономическое явление. Она мо­жет проникать во всякую экономику. Противоядие может быть лишь духовное. Это не значит, что без­различна материальная плоть общества и что она не может быть буржуазна. Но бур­жуазная плоть общества всегда есть порождение буржуазного духа, ложного направления воли. В основе всей буржуазности лежит ложное, призрачное и обманчивое ощущение жизни и бытия. Это ложное понимание жизни, призрачная похоть жизни порождает ложное движение, «суету сует». Это — такой же источник буржуазности, как и остановка, окостенение, охлаждение духа1.

Культуры прошлого держались ограничением похоти жизни. Бердяев подчеркивает: «Духу буржуазному противоположен дух страннический. Христиане — странники в этом мире. Это внутреннее чувство странничества присуще христианину в отличие от буржуа и оно возможно при каком угодно общественном положении, хотя бы самом высоком. Христиане Града своего не имеют, Града грядущаго взыскуют. И Град грядущий не может быть Градом этого «мipa». Буржуазный духъ побеждает каждый раз, когда в христианском мире Град земной почитается за Град небесный и христиане перестают себя чувствовать странниками в этом мире»2.

§ 4. Западный капитализма как  система социального расизма, как скрытое рабство и присвоение личности

Проведение либеральных реформ в начале 1990-х годов в России сопровождалось агрессивным насаждением протестантства и соответствующей протестантской этики бизнеса. В ходу был тезис: «Будь богатым, и Бог простит тебя». Практически все наши олигархи выросли на протестантской идеологии. Так, например, президент «Альфа-банка» Петр Авен, являвшийся в период правления Бориса Ельцина одним из министров российского правительства, откровенно заявил в интервью еженедельнику «Аргументы и факты», отражая мировоззрение олигархического класса: «Раз ты богат, значит, Бог к тебе благоволит, если, конечно, ты не украл, а заработал».  По словам Авена, «богатство – это отметина Бога». Это действительно — аксиома протестантской этики. Он выразил убеждение, что, дескать, бедные безнравственны, а «богатые нравственнее бедных хотя бы потому, что они могут позволить себе больше», что богатые «свободнее в поступках».

Как видим, с логикой у олигарха не все в порядке, если степень нравственности он связывает с личной свободой и возможностью потреблять больше других. Однако здесь важна не логика, а вера и убежденность в принадлежность к классу избранных, если ты богат. На этой основе и возникло понятие «новых русских» в качестве избранной касты.

4.1. Кальвинизм и протестантская этика о богатствекак признаке предопределенности и богоизбранности

Кальвинизм ― это буржуазная форма протестантства, которая открыто провозгласило богатство признаком избранности Богом. При этом в отличие от идеи коллективного спасения, которая соединяла ранее людей в христианстве, протестантская Реформация в Европе отвергла идею коллективного спасения души, разрушила религиозное братство людей.

Вот фундаментальное утверждение кальвинистов (1609 г.): «Хотя и говорят, что Бог послал Сына своего для того, чтобы искупить грехи рода человеческого, но не такова была Его цель: Он хотел спасти от гибели лишь немногих. И я говорю вам, что Бог умер лишь для спасения избранных». Кальвин настро­го запретил подавать милостыню, принятые в Англии «Законы о бедных» поражают своей жестокостью.

Это — отход от сути христианства назад, к идее «избранного народа». Видимым призна­ком избранности стало богатство, а бедность стала символом и признаком отверженности. Протестантизм превратил христианство, по выражению Н. Бердяева, в «религию богатых», выделив в мире некое «избранное меньшинство», якобы призванное Богом к спасению души, и тех, кому предназначено гореть а аду — отверженных, к которым причислили всех бедных и нищих. Это означало, по сути, ― разрыв протестантства с христианством, в рамках которого все люди изначально равны.

Западное общество в ходе своего становления и развития создало свою антропологическую модель, которая, как и подобные модели других культур, вклю­чает в себя несколько мифов и которая изменялась по мере появления нового, более свежего и убедительно­го материала для мифотворчества. Вначале, в эпоху научной революции и триумфального шествия ньюто­новской механической картины мира, эта модель бази­ровалась на метафоре механического (даже не хими­ческого) атома, подчиняющегося законам Ньютона3.

Так возникла концепция индивида, развитая целым поколе­нием философов и философствующих ученых. Затем был длительный период биологизации (социал-дарвинизма, затем генетики), когда человеческие существа пред­ставлялись животными, находящимися на разной ста­дии развития, борющимися за существование, причем механизмом естественного отбора была конкуренция. Идолами общества тогда были успешные дельцы капи­талистической экономики, self-made man и их биогра­фии «подтверждали видение общества как дарвинов­ской машины, управляемой принципами естественного отбора, адаптации и борьбы за существование».

4.2. Адам Смит о расе рабочих и о расе собственников

В основе капитализма лежит принцип социальной сегрегации, разделяющий людей на две противоположные «расы» ― а) «расу» собственников капитала и б) «расу» работников». Как известно, западное гражданское общество изначально складывалось как общество буржуазных собственников (burgerliche Gesellschaft), для которых государство являлось инструментов защиты их собственности, их интересов, включая также защиту их политической власти. Не будем забывать также, что «гражданское общество» и «буржуазное общество» звучит по-немецки одинаково: “burgerliche Gesellschaft”. Соответственно, буржуазное общество (burgerliche Gesellschaft) как таковое развивается исключительно вместе с буржуазией. Как видно, немецкий термин “burgerliche Gesellschaft” обозначает как буржуазное общество, так и гражданское общество.

Теоретик гражданского общества, английский философ Джон Локк (1632-1704), назвал либеральное буржуазное общество, сложившееся в Англии, «республикой  собственников»,  а цель  буржуазного государства объяснил так: «главная  и основная  цель, ради которой люди объединяются в республики и подчиняются правительствам сохранение их собственности» (Кара-Мурза С.Г Истмат и проблема восток-запад. – М., 2001. – С. 44).

Таким образом, гражданское общество это общество богатых. В нем нет места для бедных: оно основано не просто на антагонизме, а на открытой конфронтации богатых с бедными.

Итак, гражданское общество – это сугубо буржуазное общество. Исчерпывающую характеристику его  сущности дал великий английский политический мыслитель Томас Гоббс (1588-1679) — «война всех против всех». Это общество, в котором «человек человеку – волк». Точно такую же характеристику давал современному ему гражданскому обществу и Г. Гегель.

Определяя гражданское общество как «борьбу всех против всех», Гегель представляет его в виде раздираемого противоречивыми интересами антагонистического общества, как поле борьбы индивидуального частного интереса, войны всех против всех.

Данный подход, сложившийся в период колонизации Нового Света, был перенесен на все мировое хозяйство и т. н. «мировое сообщество», которое возникло в результате раздела  мира  на  две части: 1) цивилизованный Запад как «сообщество христианских народов Европы», образовавших свой межгосударственный порядок, основанный на международном праве для  своих ― исключительно только для западных народов; 2) все остальные народы, которые в кровавую эпоху раздела Нового Света попали в разряд объектов экспансии, в разряд «бесхозного добра, которое становилось собственностью первого попавшегося европейского захватчика». В этот разряд попали все народы Востока, объявленные ― варварскими и дикими.


1 Бердяев Н.А. О духовной буржуазности. – С. 276.

2 Там же.

3 Кара-Мурза С. Г. Манипуляция сознанием. – М.: Изд-во ЭКСМО-Пресс, 2001. – С. 211-220.

 



НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2019 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 1393 гостей онлайн