Воскресенье, 25 Августа, 2019
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

 

Впервые о проблеме «невротического» заболевания целой цивилизации и  о возможности применить психоанализ к исследованию этой болезни заговорил З. Фрейд в работе «Недовольство культурой».  Говоря о болезненных проявлениях западного потребительского общества, Фромм констатирует, что речь идет о «патологии нормальности», т. е. о патологии, возведенной обществом в ранг всеобщей нормы (там же).

Подчеркнем, что к числу порочных основ бездуховного бытия западного человека, относятся, прежде всего, — 1) индивидуализм, 2) доминирующее стремление к собственности и 3) превалирующая ориентация на потребительство в качестве цели жизни. К этому следует добавить, что принцип индивидуализма, превращающийся в методологический принцип «неограниченного индивидуализма» уже привел западное общество к такому состоянию, когда, по мнению Ф. Фукуяма, — «ломка правил становится в некотором смысле единственным правилом» (Фукуяма Ф.Великий разрыв / Ф.Фукуяма; Пер с англ. – М.: ООО «Изд-во АСТ», 2003. – С. 27).

Цель человека рыночного характера, пишет Э. Фромм, это — «надлежащее функционирование» в данных обстоятельствах…Разум в смысле понимания является исключительным достоянием Homo sapiens; манипулятивный же интеллект как инструмент достижения практи­ческих целей присущ и животным, и человеку. Манипулятивный интеллект, лишенный разума, опасен, так как он заставляет людей действовать таким образом, что это с точки зрения разума может оказаться губительным для них. И чем более выдающимся является неконтролируе­мый манипулятивный интеллект, тем он опаснее». Фромм делает окончательный вывод: «Этой общей структуре характера соответствует «ки­бернетическая религия» рыночного характера. За фасадом агностицизма или христианства скрывается откровенная языческая религия, хотя люди и не осознают ее как таковую» (там же, с. 157-158).

Субъективизм и релятивизм здесь возводятся в геометрическую прогрессию, стремящуюся к отрицательному абсолюту, так как реальность здесь исчезает абсолютно, сущность заменяется явлением, а законы развития ― субъективным частным выбором. Безбрежный плюрализм мнений и теорий возвращает общество в эпоху абсолютного мракобесия. Поразительно в этом не то, что это происходит на Западе, общество которого уже давно является смертельно больным. Поражает то, с какой легкостью наша фундаментальная общественная наука в 90-х годах стала переходить на методологию позитивизма, и многие ученые стали объявлять себя позитивистами и сторонниками маржинализма!?

Первичными являются ценности человека и смысл его жизни. В результате многовековой хозяйственной практики, основной на традициях и морали данной страны (цивилизации), у людей формируются стереотипы поведения, появляются соответствующие хозяйственные уклады, формы собственности и формы производства. Тип и характер нравственных ценностей, а соответственно и тип культуры здесь определяется типом религии.

Провозглашаемые в рамках западного общества цели и ценности ―  личный успех, богатство, индивидуализм, частная собственность и пр.― не только не объединяют людей в общее целое, а наоборот, их разъединяют. Однако господство денег в западном обществе является производным от господствующей системы денежных ценностей, которая получила религиозно-нравственную поддержку в извращенных и заведомо ложных формах антропоцентризма и протестантства.

Сфера экономики в любом морально здоровом обществе является служебной сферой, призванной создавать материальные условия для воспроизводства всего общества и всей нации в целом. И если любое данное общество расположено в чрезвычайно тяжелых климатических условиях, тогда на экономику ложится дополнительная нагрузка, а сама эта экономика и все национальное хозяйство должны превращаться в систему общественного хозяйствования, т. е. преимущественного социального хозяйствования за счет средств государственного бюджета.

При этом рыночная экономика  должна обслуживать все общество, функционируя с помощью политики и принципов государственной идеологии, нацеленных на ― высшую цель данного общества,  на «общее благо». В противном случае экономика вырождается, превращаясь в антисистему, враждебную целям человека и общества в целом. Провозглашаемые в рамках западного общества цели и ценности:  личный успех, богатство, индивидуализм, частная собственность и пр.― не только не объединяют людей в общее целое, а наоборот, — разъединяют, извращая суть человеческого бытия. Отдать дань паняти погибшим солдатам Великой Отечественной войны выйдут все жители России. Помимо парада, пройдет, ставший уже традицией Бессмертный Полк, подробнее на http://kartinamira.info . Тут найдете совет, как изготовить или где купить фото на древке для шествия.

§ 2. Понятие «здоровое общество»:
к вопросу о  патологии нормальности

Понятие «здоровое общество». Книга Эриха Фромма «Здоровое общество» (1955) начинается с вопроса, вынесенного в заголовок первой главы: Нормальны ли мы? Он пишет, начиная главу: «Нет более расхожей мысли, чем та, что мы, обитатели западного мира XX в., совершенно нормальны». Фромм является последователем Зигмунда Фрейда (1856–1939), который  считал, что культура и цивилизация Запада по мере своего развития все больше противоречат нуждам человека. Эта точка зрения привела его к понятию «социальный невроз».

Он писал в работе «Недовольство культурой»: «Если эволюция цивилизации обнаруживает столь далеко идущее сходство с развитием индивида и если в обоих случаях применимы одни и те же методы, не получим ли мы подтверждения диагноза, свидетельствующего, что под давлением цивилизующих тенденций многие системы (или эпохи) цивилизации, — а возможно, и все человечество — приобрели «невротический» характер? За аналитическим разбором этих неврозов могли бы последовать врачебные рекомендации, представляющие большой практический интерес. Я бы не сказал, что подобная попытка применить психоанализ к цивилизованному обществу — такая уж причуда, обреченная на бесплодие… Однако несмотря на все трудности, можно рассчитывать, что наступит день, когда кто-нибудь отважится на такое исследование патологии цивилизованных сообществ» (Цит. по: Фромм Э. Здоровое общество // Фромм Э. Мужчина и женщина. — М.: 000 «Фирма «Издательство АСТ», 1998. – С. 144-145).

Фромм как раз и отважился на подобное исследование, в основу которого, подчеркивает он, положена идея о том, «что здоровым является общество, соответствующее потребностям человека, — не обязательно тому, что ему кажется его потребностями, ибо даже наиболее патологические цели субъективно могут восприниматься как самые желанные; но тому, что объективно является его потребностями, которые можно определить в процессе изучения человека» (там же, с. 145).

Нормальным и здоровым является, по его мнению, только то общество, в котором «каждый работающий индивид был бы ее активным и ответственным участником, где работа была бы привлекательной и осмысленной, где не капитал бы нанимал труд, а  труд — капитал». Выступая за реформы, Фромм подчеркивает: «изменения в сфере собственности должны быть осуществлены в той степени, в какой они необходимы, чтобы создать трудовую общность и помешать тому, чтобы стимул прибыли толкал производство в социально вредном направлении… С использованием человека человеком должно быть покончено, экономика должна служить только развитию человека,  капитал — труду, а вещи — жизни» ( там же, с. 382, 450-451).

2.1. «Патология нормальности» — социальная патология,
возведенная западным общество в ранг всеобщей нормы

Говоря о болезненных проявлениях западного потребительского общества, Фромм констатирует, что речь идет о «патологии нормальности», т. е. о патологии, возведенной обществом в ранг всеобщей нормы. Судите сами, подчеркивает он: «Мы живем в такой экономической системе, где слишком высокий урожай зачастую оказывается экономическим бедствием, — и мы ограничиваем продуктивность сельского хозяйства в целях «стабилизации рынка», хотя миллионы людей остро нуждаются в тех самых продуктах, производство которых мы ограничиваем… С некоторой тревогой думают экономисты о том времени, когда мы перестанем производить вооружение; мысль же о том, что вместо производства оружия государству надлежит строить дома и выпускать необходимые и полезные вещи, тотчас влечет за собой обвинение в посягательстве на свободу частного предпринимательства» (там же, с. 130).

Такое общество, безусловно, является больным, ненормальным. В этот диагноз полностью относится и к современной России, в которой «плюс» замкнуло на «минус», а общественная патология превратилась с некую социальную норму. В чем же глубинные корни этой социальной болезни, именуемой «нравственное помешательство»?

Не получив ответ на этот вопрос, нам трудно будет лечить общество.

2.2.  Фрейд и  Фромм о патологии «рыночного характера»

Как известно, западное гражданское общество изначально складывалось как общество буржуазных собственников (burgerliche Gesellschaft), для которых государство являлось инструментом защиты их собственности, их интересов, включая также защиту их политической власти. Теоретик гражданского общества, английский философ Джон Локк (1632-1704), назвал либеральное буржуазное общество, сложившееся в Англии, «республикой  собственников»,  а цель  буржуазного государства объяснил так: «главная  и основная  цель, ради которой люди объединяются в республики и подчиняются правительствам сохранение их собственности» (Цит. по: Кара-Мурза С.Г Истмат и проблема восток-запад. – М., 2001. – С. 44).

К числу важнейших социальных «норм», сформировавших порочные основы бездуховного бытия западного человека, относятся, прежде всего, — 1) индивидуализм, 2) доминирующее стремление к собственности и 3) превалирующая ориентация на потребительство в качестве цели жизни. К этому следует добавить, что принцип индивидуализма, превращающийся в методологический принцип «неограниченного индивидуализма» уже привел западное общество к такому состоянию, когда, по мнению Ф. Фукуяма, — «ломка правил становится в некотором смысле единственным правилом» (Фукуяма Ф.Великий разрыв / Ф.Фукуяма; Пер с англ. – М.: ООО «Изд-во АСТ», 2003. – С. 27).



НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2019 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 1669 гостей онлайн