Понедельник, 16 Декабря, 2019
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)

 

В конечном итоге, это привело к тому, что разум и дух научного познания, как подчеркивает Эрих Фромм, «начал вырождаться в манипулятивный интеллект, а индивидуализм — эгоизм. Короткий период христианизации закончился, и Ев­ропа возвратилась к своему изначальному язычеству» (Фромм Э. Иметь или быть? – М.: Прогресс, 1990. – С. 146).

Ставя вопрос, «является ли западный мир христианским», Фромм отвечает: «За фасадом христианской религии возникала новая тайная религия, «индустриальная религия», укоренившаяся в структуре характера современного общества, но не признаваемая «религией».

Индустриальная религия несовместима с подлинным христианством,  она низводит людей до положения слуг экономики и созданных их же руками машин» (Фромм, там же, с. 151).. Он особо подчеркивает, что христианство в рамках либерального западного общества подменило фактическое язычество, сделавшее своим культом потребление, наслаждения, деньги и власть. Живое существо здесь становится товаром на «рынке личностей», формируются люди с «рыночным характером», которые не умеют ни любить, ни ненавидеть.

Фромм делает окончательный вывод: «Этой общей структуре характера соответствует «ки­бернетическая религия» рыночного характера. За фасадом агностицизма или христианства скрывается откровенная языческая религия, хотя люди и не осознают ее как таковую» (там же, с. 158).

Человек с  «рыночным характером» ко всему обществу неизменно подходит с критериями частной выгоды, денежной эффективности. Понятия  общественной  (национально-хозяйственной) эффективности и критерии целостности общего (страны, региона) ему глубоко чужды. Частные интересы, барыши, денежную выгоду — он ставит, безусловно, выше всех общественных интересов.

Принципиально важно дать научную оценку типу человека с рыночным характером, так как он является неким  «эталоном» всей «современной» цивилизации. Психолог и философ Э. Фромм, давая характеристику такому человеку, ссылается при этом на общемировой авторитет З. Фрейда. Именно он дал сугубо медицинский диагноз «экономическому человеку», т. е. человеку, по терминологии Фромма, ― с рыночным характером. Всемирно известный  ученый-психолог и психиатр Зигмунд Фрейд считал, что превалирующая ориентация на собственность является патологической, если она остается постоянной. Иными словами, для Фрейда личность, ориентированная в своих интересах  исключительно на обладание  и владение, это  невротическая, больная личность (Фромм. Указ.соч.- С. 90).

Дословно Фромм писал, ссылаясь на авторитет Фрейда: «Важно то, что Фрейд считал, что превалирующая ориентация на собственность… является патологической в том случае, если она остается постоянной. Иными словами, для Фрейда, — продолжает рассуждать Фромм, ― личность, ориентированная в своих интересах  исключительно на обладание  и владение, это  невротическая, больная личность».

Ссылаясь на Фрейда, Э. Фромм, подчеркивает, по сути, ставя свой медицинский диагноз:  если социальная структура общества в целом состоит из людей с рыночным характером, а само оно основано на денежных «ценностях», то такое общество — «является больным обществом» (там же).

Замечу по ходу, что предметом анализа всей западной экономической теории в лице т.н. «мейнстрима», тотально господствующего в нашей науке и в наших вузах, является «экономический человек» Адама Смита, медицинский диагноз которому поставили ученые и врачи-психиатры с мировым именем Фрейд и Фромм. Таким образом, получается, что  вначале человеческая патология объявляется «общечеловеческой» ценностью, а затем экономикс как теория потребительского общества объявляет её (патологию) своим предметом!? Какие еще нужны комментарии к  вопросу о том, что сегодня следует препо­давать в наших вузах в качестве экономической теории?!

§ 3. Капитализма как  общественная патология, как  механизм войны  против традиционализма

3.1. Является ли западное общество больным?

Ссылаясь на Фрейда, Э. Фромм, подчеркивает, по сути, ставя свой медицинский диагноз:  если социальная структура общества в целом состоит из людей с рыночным характером, а само оно основано на денежных «ценностях», то такое общество — «является больным обществом». Замечу по ходу, что предметом анализа всей западной экономической теории в лице т.н. «мейнстрима», тотально господствующего в нашей науке и в наших вузах, является «экономический человек» Адама Смита, медицинский диагноз которому поставили ученые и врачи-психиатры с мировым именем Фрейд и Фромм.

Любое нормальное — здоровое общество (Э.Фромм) состоит из трех частей или сфер: духовной сферы, сферы политики и экономики. Экономика является всего лишь прикладной частью общества, выполняя служебные функции, производя товары и услуги, удовлетворяющие потребности людей.

В учебниках, основанных на американском экономиксе, указывается на то, что, дескать, главными экономическими проблемами, с которыми сталкивается человек в своей жизни, являются — редкость ресурсов (scarcity), индивидуальный выбор и экономическая эффективность выбора. При этом проблема личной выгоды и хозяйственного выбора ставится на первое место и строится на принципе гомеостаза, то есть стремления к установлению равновесия (баланса) — «баланса между относительно неограниченными желаниями и относительно ограниченными ресурсами, используемыми  для удовлетворения наших  желаний» (HIGH SCHOOL ECONOMICS COURSES: TEACHING STRATEGIES / Master Curriculum Guide in Economics. John S. Morton, Chair; Stephen G.Buckles, Steven L.Miller, David M.Nelson, Edward C.Prehn. — New York: Joint Council on Economic Education, 1985. – P. 1, 3).

Принцип гомеостаза реализуется в потребительстве как жизненной цели, а также в стремлении к личному успеху, главным критерием которого считается высокий уровень «статусного» потребления (дорогие одежда, машины, квартиры, коттеджи, яхты и пр.).

Стандартный западный человек, то есть человек с «рыночным характером» (Э. Фромм), стремясь к удовлетворению своих неограниченных потребностей (unlimited wants), вступает в борьбу за относительно ограниченные ресурсы (limited resources). К чему это приводит известно: деньги, жилье, земля и другие жизненно-необходимые ресурсы, а также общественные блага неизбежно концентрируются в руках так называемых «успешных людей», наделенных манипулятивным интеллектом и стремящихся только лишь к личному успеху. Основным критерием эффективности сделанного ими выбора является для них ― количество захваченных в частное владение общественных ресурсов.

Однако общество в целом не может функционировать на основе принципа гомеостаза, принимающего в хозяйственной деятельности форму равновесия (баланса или компромисса) интересов. Баланс интересов ― это всего лишь некоторое равновесие своего и чужого, личного и общественного начала, но только лишь в виде юридического равенства.

Говоря об этом, русский философ  В.С. Соловьев писал: «Все равны перед законом, это значит — все одинаково ограничиваются законом, или все в равной мере ограничивают друг друга; таким образом, здесь нет никакого внутреннего и положительного единства между всеми, а только правильное их разделение или разграничение. Внутри общей границы каждый предоставляется самому себе, и хотя этим утверждается индивидуальная свобода, но совершенно неопределенная и бессодержательная, зато внутреннее единство и общинность совершенно теряются. Самое определение человека, как существа разумно свободного, откуда вытекают все правовые понятия, не представляет собою само по себе еще никакого положительного нравственного идеала. Понятие нравственного вообще относится прежде всего к  цели (или намерению), а потом уже к средствам или способу действия...»(Соловьев В. Философское начало цельного знания. – Мн.: Харвест, 1999. – С. 627).

«Таким образом, ни элемент материального  интереса, присущий человеку как существу природному, ни элемент права, присущий ему как человеку, то есть как существу разумно свободному, не соответствуют сами по себе нравственному началу, и, следовательно, реализация этих двух элементов… не есть осуществление нравственного, или нормального общества, не удовлетворяет еще общественному идеалу» (там же).

3.1. Н. Бердяев о духовной буржуазности и о нищетебуржуазного духа

Из сказанного выше следует, что буржуа — это человек с извращенной и больной психикой, воспринимающий окружающий его мир только лишь сквозь призму пресловутой «эффективности» этого мира для себя ― для эгоистического «Я». Буржуа — это психически больной человек, утверждающий себя в мире в качестве «суверенной личности» и одновременно презирающий всех, стоящих вне «касты» собственников и «расы господ», отстаивая в жесткой борьбе свою «индивидуальную свободу» в рамках мнимого  юридического равенства. Очень полно и емко буржуа и буржуазности духа написал Н. Бердяев в статье «О духовной буржуазности», живя в Париже в эмиграции и изучая эту буржуазность, так сказать, в натуре. Ниже я приведу выдержки из этой блестящей статьи. Отдать дань паняти погибшим солдатам Великой Отечественной войны выйдут все жители России. Помимо парада, пройдет, ставший уже традицией Бессмертный Полк, подробнее на http://kartinamira.info . Тут найдете совет, как изготовить или где купить фото на древке для шествия.

«Буржуазность есть состояние духа и направлен­ность духа, буржуазность есть особенное первоощущение бытия. Это — не социальная и не экономическая категория и это более, чем категория психологическая и этиче­ская. Это — категория духовная и онтологическая. Буржуа отличается от не буржуа в самой глубине своего бытия или небытия, он — человек особенного духа или особенной бездушности… Буржуазный дух созрел на вершине цивилизации XIX и XX века, явил свою мощь над судьбами человеческого общества и человеческой культуры» (Бердяев Н.А. О духовной буржуазности // ПУТЬ. № 3. Март-Апрель 1926. С.  3. – В сб.: Путь. Орган русской религиозной мысли. Книга 1 (I-VI). – М.: Информ-Прогресс, 1992. – С. 269).



НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2019 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 1609 гостей онлайн