Четверг, 20 Сентября, 2018
   
(1 голос, среднее 5.00 из 5)


Милитаризация энергетической безопасности:
опыт США в ХХI веке

Б. С. Лукшин

Б. С. Лукшин – кандидат политических наук, научный сотрудник Центра военно-политических исследований Института США и Канады РАН

Как известно, военная политика – это деятельность государства и его отдельных структур, направленная на подготовку и применение военной силы. Как писал Карл фон Клаузевиц, «Война есть продолжение политики, только иными средствами. Война – не только политический акт, но и подлинное орудие политики, продолжение политических отношений, проведение их другими средствами. То специфическое, что присуще войне, относится лишь к природе применяемых ею средств. Военное искусство вообще и полководец в каждом отдельном случае вправе требовать, чтобы направление и намерения политики не вступали в противоречие с этими средствами. Такое притязание, конечно, немаловажно, но, как бы сильно в отдельных случаях оно ни влияло на политические задания, все же это воздействие должно мыслиться лишь как видоизменяющее их, ибо политическая задача является целью, война же только средство, и никогда нельзя мыслить средство без цели».

В период «холодной войны» военная политика обоих противоборствующих государств – СССР и США – как лидеров соответствующих блоков, была направлена на сдерживание друг друга, на наращивание количества всех типов вооружения, в том числе и ядерных потенциалов, на ведение вооруженной борьбы по идейным соображениям.

После окончания «холодной войны» много изменилось. Крах биполярной модели мироустройства способствовал резкому снижению уровня их стратегического противостояния. Одновременно начали уходить в прошлое большие армии, уменьшилась необходимость наращивания ядерных потенциалов.

Тем не менее, конфликтность в мире не исчезла, но видоизменилась. Глобальное противостояние стало уступать место региональному или даже локальному. При этом вероятность возникновения крупного международного конфликта на глобальном уровне начала снижаться, что выдвинуло на первый план возникновение большого числа регионально-локальных столкновений, которые в некоторой степени и ознаменовали собой начало формирования многополярной картины мира.

На первый план стали выходить новые угрозы международной безопасности, все менее традиционные и все более нетрадиционные: охрана окружающей среды, распределение энергетических ресурсов и др.

С окончанием «холодной войны» конфликты, происходившие и происходящие в мире, перестали быть «отражением противостояния двух сверхдержав на их периферии и охватывали гораздо более широкий спектр противостояния от субконвенциональных (локальных) до обычных (региональных, или «малых») войн». Их причинами становились уже не идеологические разногласия, а целый комплекс социально-экономических и политических противоречий, постепенно все в больше выходящих на первый план.

Бывшим сверхдержавам было необходимо приспосабливаться к таким изменениям. В значительной степени эти перемены коснулись военного дела и военной политики многих государств мира, и, в частности, Российской Федерации и Соединенных Штатов Америки.

Оставив за границами данного исследования российский подход к трансформации вооруженных сил, обратимся сразу к американскому опыту. В США процессы адаптации военно-политического механизма к реалиям современности происходят гораздо более выпукло, чем в России. Экс-президент США Джордж Буш-мл., еще будучи губернатором, произнес фразу, которая в полной мере раскрывает суть процесса трансформации вооруженных сил США: «Мы являемся свидетелями революции в технологии войны. Мощь все больше определяется не размерами, но мобильностью и быстротой. Влияние измеряется информацией; безопасность достигается благодаря хитрости; а силы проектируются по длинной дуге (досягаемости) высокоточного управляемого оружия».

Необходимо выделить несколько показателей, по которым новые трансформированные вооруженные силы должны превосходить старые. Это быстрое реагирование на кризисные ситуации в любом регионе мира; своевременное развертывание в районы оперативного предназначения; высокая маневренность; универсальность применения группировки войск; достаточная для успешного ведения любого рода действий поражающая сила формирований; значительная живучесть на поле боя; способность к ведению длительных боевых действий.

В 2003 г. Министерством обороны США был выпущен доклад «Военная трансформация: стратегический подход», который явил собой принципиально новый подход к системе военного планирования США. В нем было обозначено шесть критически важных оперативных задач, которые, по мнению авторов документа, и составляют основную суть «трансформации». Это защита важнейших операционных баз и противодействие химическому, биологическому, радиологическому и ядерному оружию; проецирование силы на удаленные регионы и их всесторонняя поддержка; лишение противника возможности укрыться от воздействия ВС США; использование информационных технологий; защита информационных систем и проведение информационных операций; повышение возможностей космоса.

Все это позволяет сделать вывод о том, что «военная машина» США находится в «подвижном» состоянии. Это выражается в попытках адаптировать ее к условиям современного мира, в котором одной из серьезнейших угроз становится проблема доступа ведущих энергопотребителей к энергетическим ресурсам.

Для полноценного понимания современной военно-политической ситуации в части ее энергетического компонента представляется необходимым обратиться историческому наследию той политики, которая проводится современной Администрацией Президента США.



НАШИ ПУБЛИКАЦИИ

Альманах «Развитие и экономика» №19, март 2018

Константин Бабкин:.
«Мы сформируем образ России будущего – той России, которую мы построим и в которой долго и счастливо будут жить наши дети и внуки»

стр. 8

Интервью президента промышленного союза «Новое содружество» и ассоциации «Росспецмаш», председателя Совета ТПП РФ по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России, сопредседателя Московского экономического форума Константина Анатольевича Бабкина альманаху «Развитие и экономика».



Руслан Гринберг:
«Теперь нет никаких олигархов – есть магнаты, а над магнатами царствуют бюрократы. Это кланово-бюрократическая структура»

стр. 18

Интервью члена-корреспондента РАН, научного руководителя Института экономики РАН Руслана Семёновича Гринберга альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Глазьев.
Создание системы управления развитием экономики на основе научных знаний о закономерностях ее развития

стр. 40

Программная статья одного из ведущих экономистов России, в которой рассмотрен широкий спектр насущных проблем экономической политики.



Вардан Багдасарян.
Постиндустриализм как когнитивное оружие

стр. 94

Деиндустриализация и постиндустриальное общество являются инструментами и факторами современной войны.



Александр Нагорный:
«Россия перед выбором: сдаться Америке или учиться у Китая?»

стр. 146

Интервью заместителя председателя Изборского клуба Александра Алексеевича Нагорного альманаху «Развитие и экономика».



Сергей Белкин.
Советская индустриализация в искусстве

стр. 230

Как с помощью литературы, живописи, скульптуры «производить» энтузиазм?

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ

© 2018 www.devec.ru. Все права защищены.
Сейчас 1217 гостей онлайн
Аденома простаты Эффективное лечение аденомы простаты на любых стадиях, c-clinica.com